Фото: Valentyn Ogirenko, Reuters

Россия и Украина ссорятся из-за Бабьего Яра

Возрождение еврейских общин в республиках СССР – и в последние годы существования Союза, и после его распада – начиналось, как правило, с работ по увековечиванию памяти павших Катастрофе, мест, объектов и событий, значимых для еврейского народа. Особенно в республиках, оказавшихся в годы второй мировой войны под немецкой оккупацией. Евреи собирали информацию о погибших в Книги памяти, приводили в порядок еврейские кладбища, многие из которых были заброшены, и начинали устанавливать первые памятные знаки на местах массовых убийств. Этот процесс продолжается по сей день.

— Мемориальных проектов в Украине довольно много и сейчас. Некоторым из них активно помогает Германия, — рассказал «Деталям» Иосиф Зисельс, сопредседатель ВААД Украины. В далеком 1988 году именно он с единомышленниками установили первый памятный знак в Черновцах, на одном из мест расстрела евреев. – К этому дню, с 2015 года, уже 85 еврейских кладбищ в стране отремонтированы. А МИД Германии, немецкий Фонд «Мемориал памяти убитых евреев Европы» и украинский Центр исследований истории Холокоста участвуют, совместно, в проекте «Защитим память», в рамках которого устанавливаются крупные мемориалы. Затраты на такие памятники – около 200 тысяч долларов за каждый, в среднем. Но пять мемориалов уже установили, а в этом году откроются еще одиннадцать. Это немало. Но в Украине насчитывается более 2000 мест массовых захоронений, так что, конечно, огромная работа еще впереди.

Иосиф Зисельс выступал с докладом о работах по мемориализации на Киевском еврейском форуме, который был проведен, впервые, Еврейской Конфедерацией Украины – довольно старой и известной организацией, созданной еще в 1999 году.

К сожалению, самый важный и самый известный проект такого рода – проект создания мемориального комплекса в Бабьем Яру – побудил Россию ввязаться в новый спор с Украиной. Спор, который не утихает уже несколько лет.

— Сегодня по Бабьем Яру два больших проекта конкурируют друг с другом. Один – российский, его нам предложили три года назад российские бизнесмены Михаил Фридман, Герман Хан и Павел Фукс. Мы к их проекту относимся очень критически. Я не понимаю, как во время войны Россия пытается у нас что-то построить, это кажется абсурдным, — рассказывает Иосиф Зисельс. — К тому же его собираются строить на месте, где было еврейское кладбище, что вовсе недопустимо.

В то же время есть украинский проект, созданный Институтом истории Академии Наук Украины. Над ним работает группа из 15 историков, среди них — Виталий Нахманович и Анатолий Подольский. Этот проект более универсален. Он предусматривает мемориализацию всей территории Бабьего Яра и окружающих кладбищ – потому что раньше, до начала 20-го века, это был район. Концепция будущего мемориального комплекса представлена на сайте Института истории.

Этот проект предусматривает создание комплекса с тремя главными элементами: мемориальный парк, музей памяти жертв Бабьего Яра, и музей Катастрофы в Украине. Вообще, история Бабьего Яра ведь включает не только расстрелы евреев в 1941-м и в последующие годы, но и целый ряд других трагедий, творимых тут как до войны, так и после нее. Но и среди ста тысяч расстрелянных за годы войны в Бабьем Яру евреи – примерно две три погибших, и еще треть – представители других этнических и религиозных групп, военнопленные, моряки днепровской флотилии, пациенты психиатрической больницы, которая рядом, священники, украинские националисты в 1942 году там же были расстреляны, и так далее. И поскольку история этого места столь сложна, создаются отдельно музей жертв Бабьего Яра, и украинский Музей Катастрофы.

— У кого средств больше?

— У нас работы ведутся по заказу кабинета министров Украины. Проект финансируется государством, мы тоже помогаем — создали небольшой фонд, за счет которого переводим на английский язык тексты, которые хотим потом отправить известным историкам в разных странах мира, для рецензирования.

И вот, поскольку есть два конкурирующих проекта, правительству Украины придется выбирать, какой более подходит… У российского проекта — мощная группа поддержки и огромные финансовые ресурсы. Они уже потратили более 5 миллионов долларов, в то время как украинский проект еще даже одного миллиона не истратил.

— А на что сейчас идут деньги?

— Там же есть еще архитектурная группа, разработчики дизайна, веб-поддержка, историки… Так что пока деньги идут на предварительные работы, и на продвижение. Всего на российский проект понадобится, по оценке, порядка ста миллионов долларов, которые обещали выделить вот эти русские бизнесмены. У россиян есть пиарщики, они организовывают акции в Европе, в Америке, в Израиле. При таких деньгах, которые есть у Фридмана и Хана, неудивительно, что проект получает поддержку! А председателем наблюдательного совета у них стал Натан Щаранский, бывший глава «Сохнута». Хотя я его предупреждал, еще в 2016 году, что это будет неверным шагом, но он проигнорировал мое мнение.

Украинский проект, конечно, будет стоить дешевле — но он более универсален. Петр Порошенко тоже ранее обещал вложить в этот проект деньги из своего семейного фонда.

— Порошенко, помнится, принимал участие в церемонии, приуроченной к 75-летней годовщине трагедии в Бабьем Яру…

— Да, он говорил, что готов даже возглавить этот проект, и использовать средства из своего семейного фонда для его финансирования. Но эти российские бизнесмены проигнорировали его обращение президента. Им не очень-то было интересно, чтобы этот проект возглавлял президент Украины.

Эмиль Шлеймович, «Детали»
На фото: мемориальная церемония в Киеве в память 33 тысяч евреев, убитых в бабьем Яре. Фото: Valentyn Ogirenko, Reuters


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend