Россия и Иран кажутся союзниками. Но между ними не все так гладко

В Тегеране сегодня проходит саммит президента России Владимира Путина с иранским президентом Ибрахимом Раиси. Во встрече также примет участие президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган – три лидера представляют так называемый «астанинский» формат, направленный на урегулирование разногласий в Сирии, однако этим повестка дня, очевидно, не ограничится.


Ожидается, что лидеры и их делегации также проведут двусторонние встречи, в ходе которых могут обсуждать самые разные вопросы – от войны в Украине до ядерной сделки Ирана с мировыми державами 2015 года.

Поездка Путина в Тегеран следует за турне президента США Джо Байдена на Ближний Восток на прошлой неделе, где Иран и его ядерная программа были одной из главных тем обсуждения. Байден посетил Израиль и Саудовскую Аравию, которые традиционно считаются союзниками Запада в регионе, даже если отношения с нынешней американской администрацией у обеих стран куда менее радужные, чем с предыдущей.

Поездка Байдена не завершилась каким-либо прорывом. Вместо этого он в очередной раз уверил партнеров, что США стоят на страже их безопасности. В то же время Байден подчеркнул, что в противостоянии с Ираном он отдает предпочтение дипломатическим методам.

Путин и Раиси, несомненно, хотят выступить единым фронтом и представить свою встречу более продуктивной, чем визит Байдена. В последнее время Иран и Россия все чаще находят общий язык, причем официальные лица обеих стран неоднократно заявляли о готовности расширять коммерческое и политическое сотрудничество.


Военное партнерство между Тегераном и Москвой усилилось после начала гражданской войны в Сирии более десяти лет назад, хотя в основном оставалось чисто тактическим сотрудничеством.

Иранские лидеры, особенно консервативные сторонники жесткой линии, которые сейчас правят страной, всегда стремились к развитию связей своей страны с Россией, но война в Украине сделала Иран более центральным элементом дипломатии Путина.

В условиях растущей дипломатической изоляции рост торговли с Россией может принести облегчение экономике Ирана, которая уже много лет придавлена нефтяными и банковскими санкциями США. Россия тоже рассматривает Иран как партнера в мире подсанкционной торговли и экспорта.

Это может касаться и торговли оружием. В прошлом Россия продавала Ирану танки, военные самолеты, подводные лодки и другие вооружения, но в последние годы воздерживалась от поставок Тегерану наступательных вооружений из-за эмбарго ООН. Срок действия эмбарго истек в 2020 году, но Москва с тех пор не объявляла о крупных продажах оружия, возможно, ожидая, удастся ли перезаключить утратившее силу иранское ядерное соглашение 2015 года, что позволило бы ей получать платежи от Ирана после снятия финансовых санкций США.

По оценке Пентагона, Тегеран заинтересован в покупке российских истребителей Су-30, учебно-тренировочных самолетов Як-130, танков Т-90, систем ПВО С-400 и систем береговой обороны «Бастион». В то же время, по данным украинской и западных разведок, война в Украине серьезно подорвала возможности российского оборонного комплекса, и неясно, насколько Россия будет заинтересована в экспорте.

Напротив – на прошлой неделе советник по национальной безопасности США Джейк Салливан заявил, что Иран хочет продать России «сотни» вооруженных беспилотников для использования в войне в Украине. Телеканал CNN сообщил, что российская делегация по меньшей мере дважды за последний месяц посещала авиабазу в Центральном Иране, где им демонстрировали возможности двух моделей иранских беспилотников, способных переносить ракеты.

Тегеран однозначно отверг обвинения, заявив, что не будет оказывать военную помощь ни одной из сторон конфликта, поскольку хочет, чтобы война закончилась.

Джорджио Кафиеро, глава консалтинговой компании Gulf State Analytics, базирующейся в Вашингтоне, округ Колумбия, и специализирующейся на геополитических рисках, сказал, что было бы «беспрецедентно», если бы Иран экспортировал такое количество беспилотников, но что заявление США следует рассматривать со «здоровой долей скептицизма».

«У Ирана нет опыта экспорта такого количества беспилотников в другое государство, что также должно заставить усомниться в обоснованности утверждения Салливана», – сказал он в интервью Al Jazeera.

Торговые отношения между двумя странами осложняются тем, что у них схожие потребности в экспорте и импорте. В последние месяцы это ощущается особенно остро, так как теперь они вынуждены конкурировать на азиатских рынках сбыта энергоносителей – единственных возможных для двух стран после введения санкций. 

В настоящее время Иран, похоже, уступает свою и без того узкую долю на энергетическом рынке российской нефти, которая теперь поставляется по сниженным ценам.

Например, за последние три месяца ежемесячный экспорт Ираном побочных продуктов нефтепереработки снизился с 430 000 тонн до 330 000, сообщил в конце июня Хамид Хоссейни, генеральный секретарь Иранского союза экспортеров нефти, газа и нефтехимии. В условиях санкций, серьезно сокращающих доходы Ирана, экспорт нефти жизненно важен для страны, которая переживает экономический кризис. Уровень инфляции превышает 50%, но, по сообщениям, Иран был вынужден снизить цены на нефть, чтобы не отставать от российских скидок.

Существует также вопрос об иранской ядерной сделке 2015 года, которая может привести к ослаблению некоторых санкций в отношении экономики Ирана и переговоры о которой велись в том числе с участием России.

Еще в марте Россия едва не сорвала переговоры, когда российские переговорщики потребовали освободить их торговлю с Ираном от недавних западных санкций против России в связи с ее вторжением в Украину.

Хотя главным камнем преткновения в итоге оказалась не Россия, а нежелание США исключить Корпус стражей исламской революции из списка террористических организаций, вероятно, политическая воля Кремля содействовать сделке вместе с западными державами снизилась, несмотря на то что от этого выиграла бы экономика ее предполагаемого союзника. 

Дело не только в нежелании садиться за стол переговоров с представителями западных стран, но и в том, что частичное снятие санкций с Ирана выведет его из орбиты влияния Кремля.

А пока этого не произошло, Владимир Путин и Ибрагим Раиси будут обсуждать укрепление экономических и торговых связей между двумя странами-изгоями, у которых остается не так много других вариантов сотрудничества, за исключением друг друга. 

«Детали», А.А. Grigory Sysoyev, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP√

Популярное

Холостой программист, житель центра Израиля выиграл 40 миллионов шекелей

После 20 розыгрышей без победителя в минувший вторник, 9 августа, в лотерее «Мифаль ха-паис», единственный...

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

МНЕНИЯ