Российский миллиардер засудил правозащитников и журналистов

Российское отделение международной организации по борьбе с коррупцией Transparency International проиграло иск, поданный против нее ректором Санкт-Петербургского горного университета Владимиром Литвиненко. По решению Василеостровского суда в Санкт-Петербурге, «Трансперенси Интернешнл – Россия» должна будет выплатить ректору, который в прошлом был главой местного штаба Путина, 5 миллионов рублей. Еще 4 миллиона будут взысканы с газеты «Деловой Петербург», и один миллион — с журналистов этой газеты, за публикацию ими статьи «Миллиардер с горы».

Расследование касалось сделок с недвижимостью, которые, по данным Transparency International, привели к строительству на землях университета жилого комплекса. Хотя судья назначила меньший штраф, чем изначально просил Литвиненко, адвокаты организации уже заявили, что намерены оспорить приговор в суде высшей инстанции. Как сообщается на сайте «Трансперенси Интернешнл – Россия», ее гендиректор Антон Поминов указал, что судья Быстрова не разобрала дело по существу, не приобщила представленные защитой документы и не выслушала её позицию. «Выходит, что элитное жилье на землях университета построило само себя, а мы должны заплатить ректору штраф», — сказал Поминов.

Решение суда прокомментировала также дочь Владимира Литвиненко, Ольга. «Решение Василеостровского суда в лице небезызвестной мне судьи Быстровой, конечно же, было заранее предсказуемо. Я слишком много натерпелась в этом суде», — сказала она.

Бывший депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга, Ольга Литвиненко уже многие годы лишена возможности видеться со своей дочерью. Она утверждает, что это стало результатом давления, оказанного на нее по политическим мотивам. Именно в этом суде Ольга безуспешно пыталась отстоять свое право на общение с дочерью.

«У меня угрожали забрать ребенка, если я не буду выполнять распоряжений руководства партии «Единая Россия» в парламенте Санкт-Петербурга. Это касалось голосований при принятии важных решений, особенно связанных с бюджетом Санкт-Петербурга —  так, как это выгодно партийным лидерам, — говорит Ольга. — Мой отец преследовал точно такие же цели. Его очень раздражало, что я, его дочь, действую самостоятельно и руководствуюсь в своей депутатской деятельности только своим собственным мировоззрением, а не установками партийных лидеров, полностью подчиненных Кремлю. Он никак не мог смириться, что его дочь идет против власти Путина, для которой он сам стал самым настоящим пособником.

Поэтому он лишил меня возможности видеться с дочерью Эстер. Тогда я обратилась в суд — в тот самый Василеостровский, чтобы восстановить справедливость и забрать к себе свою дочь. И в первой инстанции судебное заседание вела та же самая судья Быстрова.

Я проиграла все судебные инстанции. Через некоторое время я связалась с журналистами «Делового Петербурга» и организацией «Трансперенси Интернэшнл» и рассказала им о финансовых преступлениях моего отца и его махинациях с имуществом государственного ВУЗа. Я передала документы, которые находились в моем распоряжении с тех пор, когда отец еще привлекал меня в качестве своего помощника к своим различным сделкам. Именно на базе этих документов и было проведено журналистское расследование, опубликованное затем в «Деловом Петербурге».

Конечно же, зная моего отца, я прекрасно поняла его возмущение и негодование, когда весь город читал настоящую правду о нем, а не ту лицемерную ложь, которой напичкана официальная пресса. Правда — это единственная вещь, которой он боится больше всего. И правды о своем назначении на должность ректора Горного института во времена, когда Путин был при большой власти в Санкт-Петербурге. И, конечно же, правду о истинных источниках богатства ректора, захватившего активы группы акционеров «Юкоса». Именно эта правда и могла выйти наружу в Василеостровском суде.

Теперь же он как бы отстаивает свою честь, достоинство и деловую репутацию, якобы ущемленные журналистскими расследованиями.

Нет никаких сомнений, что чем дольше Путин остается у власти, тем ниже опускаются все социальные и государственные институты России. Свобода слова здесь отсутствует полностью, и судебный процесс над журналистами «Делового Петербурга» и «Трансперенси Интернешнл — Россия» наглядный тому пример.

Но в данном случае речь идет о репутации Литвиненко в качестве одного из совладельцев компании «ФосАгро», чьи акции размещены на лондонской фондовой бирже. Это вполне естественно, чтобы образ владельцев компании соответствовал нормам, принятым в цивилизованном мире. Особенно актуальной эта тема стала в настоящий момент, когда английские парламентарии обратились к премьер-министру своей страны с настойчивым требованием изгнать российские компании с лондонской фондовой биржи и тщательно проверить источники средств, на которые они накупили себе там самую дорогую недвижимость», — говорит Ольга Литвиненко.

Вскоре после того, как суд принял решение против питерских журналистов и организации «Transparency International — Россия», Ольга Литвиненко выступила с обращением в лондонской газете «Таймс». Она обвинила своего отца в том, что он нажил свое состояние благодаря связям с Путиным, и призвала британские власти отказать ему в визе. Вот как описал эту ситуацию журналист «Таймс» Марк Беннетс:

«Владимира Литвиненко, ректора Санкт-Петербургского горного института, оппозиционеры называют «самым богатым профессором в России». Его личное состояние составляет свыше 1 миллиарда долларов. Также он владеет 19,35 процентами акций российской компании по производству удобрений «ФосАгро», которая котируется на лондонской фондовой бирже», — пишет Times. — «Господин Литвиненко, возглавлявший президентскую кампанию Владимира Путина в Санкт-Петербурге в 2000-м, 2004-м и 2012-м годах, отверг обвинения в коррупции. Пока неизвестно, пользуется ли в настоящий момент Владимир Литвиненко инвестиционной визой.

В своем письме, копией которого располагает «Таймс», госпожа Литвиненко также призывает британское Министерство внутренних дел заблокировать визу еще двум богатым россиянам, которые являются близкими друзьями ее отца.

Госпожа Литвиненко, которая сбежала из России в 2011-м году, утверждает, что ее отец является владельцем особняка Witanhurst, который считается крупнейшим из частных домов Лондона. В особняке 28 спален, 10 тысяч кв.м жилой площади и даже собственная оранжерея. Особняк был куплен в 2008 году за 50 миллионов фунтов стерлингов».

«Детали». Фотография предоставлена Ольгой Литвиненко

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend