Tuesday 07.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ilya Naymushin, Reuters
    Фото: Ilya Naymushin, Reuters

    Российские власти боятся, что арестант сбежит в Израиль

    Бывшего директора столичного «Гоголь-центра» Алексея Малобродского, вместе с режиссером Кириллом Серебренниковым, обвиняют в крупных хищениях. Однако, в отличие от других фигурантов этого дела, Малобродского держат в следственном изоляторе.


    - На мой взгляд, это своего рода прессинг. Помещают в невыносимые условия, чтобы либо доконать его, либо вынудить дать показания на Серебренникова, либо оговорить себя самого», - сказала в интервью «Деталям» адвокат Ксения Карпинская, представляющая интересы Алексея Малобродского. - В ночь с воскресенья на понедельник его перевели в следственный изолятор «Медведково». Камера там переполнена, она рассчитана на восемь человек, а сидят там двенадцать. Все курят, кто-то спит на полу. Алексею стало плохо, резко поднялось давление, вызвали врача, а он не пришел. Все это - чтобы он дал нужные следствию показания.

    - То, что его перевели в «Медведково», как-то объяснимо?

    - Нет, лишено всякой логики. В особенности, с учетом того, что Малобродский должен знакомиться с материалами дела, которые привозят из следственного комитета, расположенного на Бауманской. Это намного ближе к «Матросской тишине», чем к СИЗО «Медведково».


    - А на какой стадии следствие?

    - Следствие завершило свою работу, документы собраны, мы должны ознакомиться с теми материалами, которые следствие собрало по делу.

    - Когда должен начаться процесс?

    - Месяца через три, когда все ознакомятся с большим объемом материалов, собранных следствием.

    - И все это время он будет находиться в СИЗО «Медведково»?

    - Мы сейчас задействовали большое количество правозащитников, подключили СМИ, требуем, чтобы улучшили хотя бы условия содержания. Нам обещали, что его вот-вот переведут в другую камеру, где хотя бы не будет столько людей.


    - В чем его обвиняют?

    - Вместе с Кириллом Серебренников он обвиняется в хищении крупных бюджетных средств, выделенных на проекты «Седьмой студии» для постановки спектаклей.

    - Доводы защиты не приняли к сведению?


    - Нет никаких доводов, потому что мы пока не видим доказательств.

    - Какое наказание грозит Алексею Малобродскому?

    - По этой статье предусмотрено наказание до десяти лет лишения свободы.

    Алексей Малобродский. Фото: Ирина Полярная

    - Что будет требовать защита?

    - Его полного оправдания.

    - У Малобродского есть израильское гражданство, это так?

    - Да, действительно. И это – один из аргументов, по которому его поместили в СИЗО. При том, что все остальные фигуранты этого дела находятся под домашним арестом.

    - Вы не обращались в израильское посольство?

    - Конечно, пытались, да и сейчас ведем переговоры. Просили, чтобы к Малобродскому пришел консул, но ответа на нашу просьбу пока не получили. МИД никак не реагирует на то, что Малобродский – гражданин Израиля. Более того, поскольку у него есть израильское гражданство, то он, по мнению следствия, может сбежать из страны, а потому должен находиться под стражей. Однако Малобродский не совершал насильственных преступлений! Мы предлагали выпустить его под любой залог, но… Конечно, если бы израильское посольство выступило - нам бы это очень помогло.

    - С кем Вы говорили в израильском посольстве?

    - С вице-консулом. Мы им говорим, что кто-то из посольства или консульства может прийти в суд и сказать: мол, учитывая тот факт, что его израильский и российский паспорта находятся у следователей, то до тех пор, пока судебный процесс не завершится, новый паспорт ему никто не выдаст, чтобы он не скрылся от правосудия.

    - Это могло бы ему помочь?

    - Конечно! Это помогло бы изменить меру пресечения на домашний арест, или на освобождение под залог.

    - Что, кроме паспорта, связывает Алексея Малобродского с Израилем?

    - У него в Израиле последние двадцать лет живет мать. Между прочим, она относится к категории граждан, переживших Катастрофу. Ей уже восемьдесят один год, в Москву, понятное дело, она не ездит. Но мы думали, что если Алексея выпустят под домашний арест, можно было бы как-то организовать ее приезд, чтобы она смогла повидаться с сыном.

    Марк Котлярский, "Детали". Фото: Ilya Naymushin, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend