Главный » Общество » Закон » Родителей девочки, убитой в детсаду, выгоняют из Израиля

Родителей девочки, убитой в детсаду, выгоняют из Израиля

"Я считаю, что у меня есть право находиться в Израиле, пока идет судебный процесс и не расставлены все точки над "i". В конце концов, едва ли мы представляем такую большую опасность для страны, что нас необходимо срочно депортировать!"

Дорина Винтя и ее супруг, граждане Молдовы, должны покинуть Израиль по решению МВД, так как у них истек срок рабочих виз. Но адвокат Коби Шкляр, представляющий интересы семьи Винтя, намерен оспорить решение МВД в суде.

Летом 2018 года в этой семье случилась страшная трагедия: их дочка Ясмин, которой было всего 14 месяцев, была задушена в детском саду "Маша и медведь" в Петах-Тикве помощницей воспитательницы Инной Скибенко. Убийство вызвало сильнейший шок в стране, родители собирались на митинги и требовали от правительства ужесточить проверки частных детсадов и критерии приема на работу их сотрудников. Суд признал вину Скибенко в непредумышленной гибели девочки, а также в насильственных действиях по отношению еще к девяти младенцам — приговор был вынесен в рамках судебной сделки, по которой со Скибенко были сняты обвинения в издевательствах над детьми. Ее приговорили к 17 годам лишения свободы и двум годам условного срока. Кроме того, она должна выплатить 120 тысяч шекелей компенсации родителям пострадавших детей, в том числе и родителям погибшей Ясмин.

Дорина Винтя рассказала "Деталям", что компенсацию они стали получать ежемесячными выплатами с 1 января нынешнего года. Сразу после того, как убийце ее дочери был вынесен приговор, Дорина говорила, что хочет остаться в Молдове и там "начать жизнь с чистого листа". Почему она передумала?

— Дело в том, что приговор вынесен только по делу Скибенко. Для меня эта история еще не закончилась – в ней фигурирует еще одна сотрудница, — утверждает женщина. — Ее обвиняют в насилии над детьми, но не в соучастии в преступлении. Хотя по записям с видеокамер очевидно, что эта женщина находилась в комнате, когда Скибенко душила мою девочку, и ничего не предприняла, чтобы остановить убийство. Вот почему мы хотим, чтобы нам разрешили остаться в Израиле до тех пор, пока длится это расследование. Я не понимаю, почему при наличии явных доказательств ее не привлекли к ответственности за содеянное. Но суд над ней откладывается, а мы обязаны на нем присутствовать! Мы должны были встретиться с прокурором, но из-за эпидемии встречу отменили.

— В МВД утверждают, что никто не запрещает вам с супругом прибыть в Израиль на судебные слушания...

— Верно, но мы не можем бесконечно ездить туда и обратно, у нас нет денег на все эти перелеты! Неужели я представляю такую опасность для Израиля, что меня надо в срочном порядке выставить отсюда? Я не собираюсь оставаться здесь навсегда. За те четыре года, что я живу в Израиле, за мной не числится не малейшего нарушения, у меня нет никакого криминального прошлого.

— На что вы с супругом живете все это время?

— Еще в прошлом году, когда шел процесс, в нашу поддержку люди создали специальный фонд, в который поступали пожертвования. Они собрали достаточно, чтобы нам хватало на жизнь. На это обстоятельство мы тоже указали, когда подавали прошение в МВД о продлении срока пребывания. Мы представили документы, доказывающие, что у нас есть возможность жить, не беспокоясь о хлебе насущном.

— Где вы сейчас живете?

— Там же, где и до трагедии — в Петах-Тикве. Живем у моей подруги, работать официально ни мне, ни супругу не разрешено. Нам, конечно, здесь трудно…

"Равнодушие чиновников МВД бьет все рекорды"

Адвокат Коби Шкляр, представляющий семью Винтя, говорит: "Мы добиваемся пересмотра дела второй обвиняемой, которую  считаем соучастницей совершенного преступления и которая должна, как и Скибенко, сесть в тюрьму и выплатить  компенсацию пострадавшим".

Адвокат Коби Шкляр и супруги Винтя

— Для этого необходимо подать жалобу в прокуратуру, а потом вывести дело на уровень судебного процесса, — рассказал он "Деталям". — Доказательства есть, причем прямые, так что желание семьи Винтя остаться в нашей стране до конца расследования и суда оправдано и понятно. Но дело даже не в этом! Простите, но ведь вина за случившееся в полной мере лежит и на самом государстве! Ведь это государство не отслеживало, как работает детсад, в котором случилось убийство, не проверяло его на соответствие правилам и лицензии. Это государство допустило, чтобы человек, совершивший преступление, получил право на работу в детском учреждении — а было ли у него соответствующее образование? Государство, по сути, в долгу перед семьей Винтя. Не говоря уж о об обычном человеческом сострадании… Но это чувство, как я понимаю, чуждо бессердечным и бездушным чиновникам МВД.

— Но ведь семье Винтя уже продлевали визу?

— Да, но и для этого пришлось приложить колоссальные усилия. Ради этого я в прошлый раз обращался с просьбой и к президенту Израиля, и министру внутренних дел. Реувен Ривлин отреагировал моментально, он связался с Арье Дери, главой МВД, и предложил ему проверить возможность дать  этой семье визу из гуманитарных соображений. Да, визу продлили, но если вы думаете, что мы узнали об этом от кого-то из МВД, то ошибаетесь!

— А как же вы узнали?

— Ни моим подопечным, ни мне никто ничего не сообщил. О том, что виза продлена, мы узнали из СМИ после того, как на меня и супругов Винтя обрушился шквал телефонных звонков с просьбами дать комментарий на этот счет. Дери рассказал о своем благородном поступке журналистам, но на мое письмо он не ответил. И тогда я написал еще одно, в котором потребовал объяснить, почему глава МВД, оповестив общественность через прессу, не отвечает нам, как положено по закону.

Фото из архива семьи Винтя: Дорина и Владимир Винтя с Ясмин

— Это письмо тоже осталось без ответа?

— Да, ответа я не получил – ни тогда, ни сейчас. Так у нас работает МВД: реагируют, только если ситуация получает широкий общественный резонанс. И сейчас, когда эта трагическая история исчезла с первых полос газет, уже не мелькает на экранах телевизоров и не служит рекламе должностных лиц, чиновники отмахнулись от просьбы, как от назойливой мухи. И отослали супругов Винтя, потерявших своего единственного ребенка, к рутинной процедуре, типичной для МВД. К той системе, которая отклоняет любой запрос на получение гуманитарной визы, даже если обстоятельства не изменились, без какого-либо разумного объяснения. Но я очень надеюсь, что наша жалоба будет удовлетворена.

— Когда из Управления иммиграции и народонаселения пришел отказ о продлении срока их пребывания в Израиле?

— На днях. Не было бы счастья, да несчастье помогло — из-за коронавируса срок действия визы для семьи Винтя продлен до 30 июня. Мы же хотим, чтобы визу продлили, как минимум, на год с возможной пролонгацией — словом, до того времени, пока не закончится второй судебный процесс.

"Не можем найти причины, чтобы оставить их в Израиле"

На запрос "Деталей" из Управления иммиграции и народонаселения пришел следующий ответ:

"Речь идет о двух иностранных гражданах, которые находятся на данный момент в стране и хотят остаться здесь, чтобы работать, как и многие другие иностранные граждане. В силу трагических обстоятельств дочь этих двух граждан, которые некоторое время не состояли в законном браке, была похоронена у себя на родине, а не в Израиле.

В свете вышесказанного мы не можем найти причины, достаточной для их дальнейшего пребывания в Израиле. Ранее это пребывание было одобрено из-за конкретных обстоятельств, но теперь они должны вернуться на родину. Следует четко указать, что это не депортация, но, если срок визы заканчивается, они должны уважать израильские законы и вернуться домой".

Марк Котлярский, "Детали". Фото: Мария Троянкер˜ 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend