Есть ли евреи в Эфиопии

Президент Израиля Реувен Ривлин стал первым из своих предшественников, кто на минувшей неделе нанес официальный визит в Эфиопию по приглашению ее президента Мулату Тешоме. Ривлин встретился с премьер-министром, эфиопским патриархом и высокопоставленными правительственными чиновниками с целью укрепить связи между двумя государствами, особенно, в области экономики, безопасности и культуры.

Но был и еще один важный вопрос, который потребовал участия президента Израиля: как говорят израильские должностные лица, всякий раз, когда репатриация из Эфиопии заканчивается, внезапно обнаруживаются новые тысячи «оставшихся». Кто они – евреи или нет?

Об этом и многом другом стало известно из репортажа спецкора газеты «Макор ришон» Цвики Кляйна, который вошел в президентскую свиту, рассказав о своих впечателениях.

Эта история длится уже больше тридцати лет – со времени «Операции Моше», позволившей перевезти в Израиль эфиопских евреев или «фалашей». Но после них там остались несколько тысяч евреев, чей статус до сих пор не определен. Они принадлежат к секте «фалашмура», которая много столетий назад перешла в христианство. Но с началом репатриации «фалашмура» отыскали свои еврейские корни и умоляют Государство Израиль спасти их от медленной смерти. Кого-то из них уже спасли, как родственников, имеющих право на репатриацию. Остальные ждут своей очереди, изучая иврит, иудаизм и сионизм.

Этих остальных или «оставшихся» и посетил Цвика Кляйн в душной хижине на окраине Аддис-Абебы, где на каждой стене висит израильский флаг, а дети знают несколько слов на иврите. Семье, живущей в этой хижине, отказано в репатриации, хотя половина их ближайших родственников (включая братьев и сестер, и даже разведенных родителей) давно живет в Израиле.

По словам Кляйна, израильские чиновники, услышав эту историю, были удивлены. С одной стороны, если родители и все братья и сестры репатриировались в Израиль, то, может быть, их эфиопская родня – тоже евреи? Если так, почему они еще в Эфиопии, а не в Израиле?

Число «фалашмура» составляет сегодня около 7700 человек. 1300 членов общины репатриировались в 2016 году по решению правительства, исходя из предыдущего решения от 2015 года, основанного на принципе «воссоединения семей», а не на еврействе репатриантов.

Учитывая сложность вопроса, который в Израиле не удалось решить ни раввинам, ни политикам, в программу визита президента Ривлина была включена встреча с представителями «фалашмура», ожидающими репатриации и воссоединения семей в Израиле. Президент был очень осторожен относительно предоставления общине «сертификата кашрута». Настолько осторожен, что даже избегал называть ее «еврейской общиной».

Во встрече с президеном Ривлиным приняли участие главы общин Аддис-Абебы и Гондара, где «сообщество оставшихся» насчитывает около 5000 человек. Выслушав все просьбы и претензии, президент Ривлин пообещал связаться с правительством, и передать ему все, что он услышал.

Кляйн был свидетелем того, как некоторые участники представились президенту на чистом иврите, и прочитали письма, которые написали ему. Удивили несколько представителей «Бней-Акива» в Эфиопии, которые не признаны движением в Израиле, однако носят их форму, поют гимны, и учатся на писаниях рава Кука. Среди прочих, выступил молодой«фалашмура», который сказал, что хочет репатриироваться в Израиль сейчас, «а не через шесть лет, когда я буду слишком стар, чтобы служить в ЦАХАЛе». Как написал Кляйн, «глядя на него, можно подумать, что это – религиозный сионист, носящий рубашку с символикой «Бней Акива» и вязаную кипу».

Но израильский раввинат не признает «фалашмура». А официальные лица, с которыми беседовал Цвика Кляйн, сказали «что их репатриация в Израиль может открыть двери другой проблеме: многие из них состоят в браке с людьми, не имеющими никакого отношения к еврейству, и если они эмигрируют, им тоже захочется воссоединиться со своими родственниками, оставшимися в Эфиопии. «Эта проблема похуже, чем африканские нелегалы, — заявил высокопоставленный израильский чиновник. —  Среди «фалашмура» насчитывается около двух тысяч человек, у которых даже нет родственников первой степени в Израиле, и вовсе не очевидно, что нужно предоставить им израильское гражданство».

В общинном здании Кляйна встретил израильский раввин Менахем Вальдман, который двадцать лет служил раввином Аддис-Абебы. По его словам, «любой, кто живет здесь, находится в закрытом списке еврейской общины, куда никто не может попасть извне». Он не согласен с тем, что в его общине есть много людей, никак не связанных с иудаизмом: «Мы репатриируем только тех, кто знает свое семейное древо на семь поколений назад, и точно знаем, кто –потомок Израиля, а кто – нет. Мы пообещали это правительству».

Кляйн закончил тем, что в израильском правительстве с недоверием относятся к «фалашмуре». «Каждые несколько лет утверждалось, что репатриация закончилась, но затем, чудесным образом, община снова вырастала, и еще несколько тысяч ожидали репатриации. Правительство пытается найти надежные доказательства, прежде чем репатриировать новых кандидатов. Следует отметить, что корзина абсорбции эфиопских репатриантов намного выше, чем у всех остальных, поэтому, даже если будет принято решение их репатриировать, это произойдет не сразу».

Лея Костинская, «Детали»

На фото: президент Израиля  Реувен Ривлин с солдатом — репатриантом из Эфиопии.
Фото: Марк Нейман, ГПО.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend