Главный » Общество » Репатрианты, не признанные евреями: что делать Государству Израиль?

Репатрианты, не признанные евреями: что делать Государству Израиль?

Сообщения о числе неевреев среди новых репатриантов из СНГ всегда вызывают оживление в стане политиков, журналистов, активистов русскоязычной общины. Они неизменно приводят к спорам о необходимости изменения Закона о возвращении,  упрощении процедуры перехода в еврейство, учреждении института светских браков в Израиле и так далее.

В этом смысле не стала исключением и последняя публикация данных о числе репатриантов, не признанных в Израиле евреями. В конце минувшего года, отвечая на запрос организации "Хидуш", министерство внутренних дел сообщило, что  более трети новых репатриантов, прибывших в Израиль за минувшие восемь лет, не являются евреями. Среди новоприбывших из России и Украины этот показатель составил 61 и 66 процентов соответственно. При этом в начале МВД по ошибке опубликовало по-настоящему шокирующие цифры: из них следовало, что евреями не были признаны 86 процентов новых граждан страны. Министерство быстро признало свою оплошность и внесло необходимые коррективы в собственное сообщение. Но осадок остался. Да и исправленные цифры дали повод для возобновления дискуссии об актуальности Закона о возвращении и религиозном диктате в Израиле.

Доктор Натанэль Фишер, преподаватель академического центра "Шаарей мада у-мишпат", в интервью газете "Макор ришон" попытался внести ясность в сложившееся  положение. По его словам, число репатриантов, не являющихся евреями по Галахе, никого не должно удивлять. "За минувшие десятилетия еврейский мир в диаспоре радикально изменился, - сказал доктор Фишер. – Количество смешанных браков значительно возросло. Поэтому почти у каждого еврея есть прямые родственники-неевреи. В соответствии с Законом о возвращении все они имеют право на репатриацию".

"Эта тенденция будет только нарастать, - продолжает доктор Фишер. – И в 1950 году, когда был утвержден Закон о возвращении, и в 1970, когда была принята "поправка о внуках", ситуация была совсем иной. Нужно понять, как выглядит еврейский мир сегодня, и привести Закон о возвращении в соответствие с нынешней ситуацией".

Вместе с тем, доктор Фишер считает, что репатриация тех, кто не является евреями по Галахе, продолжится в любом случае. "Иначе в Израиль будут приезжать только ортодоксы, - говорит он. – Если руководствоваться нормами Галахи, большинство евреев не сможет воспользоваться своим правом на репатриацию. Что делать еврею, у которого жена-нееврейка, и у них есть дети? Приехать в Израиль самому и оставить детей в другой стране?"

Доктор Фишер признает, что сложившееся сегодня положение является абсурдным, но решить все проблемы, как по волшебству, никому не удастся. "Необходимо обсудить возможность внесения поправок в Закон о возвращении, - говорит он. – Но дискуссию на эту тему нужно вести взвешенно, тактично и осторожно. Фактически Закон о возвращении формирует еврейской облик Государства Израиль и регулирует его связи с евреями диаспоры".

В опубликованной в "Макор ришон" статье журналист Цвика Кляйн цитирует также бывшего депутата кнессета, главу организации "Ам шалем" Хаима Амсалема. Он выступает за введение упрощенной процедуры гиюра для репатриантов, многие из которых, не будучи евреями по Галахе, являются прямыми детьми или внуками евреев. Опубликованные МВД данные беспокоят и Амсалема, однако он не считает, что Закон о возвращении нужно срочно менять.

"Этот закон – своего рода священная корова, - говорит Хаим Амсалем. – Я не хотел бы заниматься его исправлением. И прибывающие в соответствии с ним репатрианты, не являющиеся евреями по Галахе, в большинстве случаев имеют кровную связь с еврейством. Мы обязаны сделать все возможное, чтобы вернуть их в лоно еврейского народа. Но некоторые предпочитают игнорировать эту проблему, а некоторые, стремясь нажить политический капитал, попросту оскорбляют новых репатриантов. У нас проходят уже третьи за год выборы, но этот вопрос так и не стал частью общественной повестки дня. Как это возможно?"

Раввин Хаим Маркович, представляющий организацию раввинов еврейских общин, также обеспокоен сложившейся ситуацией. "Существует министерство абсорбции, где крутятся большие деньги, - говорит он. – Этому ведомству необходимо оправдывать свое существование. Заниматься репатриацией евреев – сложное дело, не так легко привезти в Израиль репатриантов из Беверли-Хиллс.  Поэтому министерство облегчает себе жизнь, направляя своих представителей в прозябающие в бедности украинские города. Там они находят подходящих людей и говорят: "По Закону о возвращении вы можете к нам приехать, неважно в какой степени вы связаны с еврейством или с Государством Израиль".

Маркович уверен, что большинство репатриантов приезжает в Израиль, чтобы улучшить свое экономическое положение, а вовсе не из-за тоски по Сиону и желания вести еврейский образ жизни. Раввин полагает, что для начала нужно укрепить еврейскую идентификацию зарубежных общин и только после этого начать заниматься вопросами репатриации. "Первым делом нужно воспрепятствовать ассимиляции евреев за рубежом, - говорит он. – А если после этого они решат приехать в Израиль – это будет двойным успехом".

Маркович считает, что необходимо решить проблему сотен тысяч уже живущих в Израиле репатриантов, не являющихся евреями по Галахе. "Я понимаю, почему этих людей удивляет, что им предлагают пройти гиюр, - говорит он. – Ведь они ведут себя точно так же, как большинство других израильтян. Но для того, чтобы стать евреем, нужно пройти долгий путь, так же, как для того, чтобы стать гражданином США".

"Скажи мне, как ты относишься к лживым новостям о национальном составе алии, и я скажу тебе, кто ты, - говорит Наама Келлер, заместитель гендиректора организации "Коалицият ха-амиют". – Если евреи – это "пушечное мясо" алии, то многие израильтяне скажут: мы не хотим мясо второго сорта, кому нужны организации, занимающиеся репатриацией?"

По мнению Келлер, большинству евреев диаспоры сегодня ничто не угрожает, поэтому концепция, по которой Израиль является убежищем для гонимых евреев, утратила свою актуальность. "После завершения больших волн алии из бывшего Советского Союза и Эфиопии, Израиль нигде не воспринимается, как страна-убежище, - говорит она. – Все разговоры на эту тему оторваны от реальности и не ведут к решению проблемы".

Келлер цитирует бывшего председателя международной организации "Гилель" Авраама Айнфельда: "Сегодня евреями являются не только дети еврейских родителей, но и родители еврейских детей. Тот, кто растит еврейского ребенка, как еврея, тоже должен считаться евреем. Если Иванка Трамп, которая прошла ортодоксальный гиюр и живет как еврейка, не может получить религиозные услуги в Израиле – у нас есть проблема".

Доктор Моше Фридман, представляющий Израильский институт демократии, напоминает о конкретной рекомендации, содержащейся в декларации Габизон-Мадана: в соответствии с Законом о возвращении в Израиль должны репатриироваться только дети евреев, на внуков это право распространяться не должно.

"С тех пор, как была принята "поправка о внуках", ситуация изменилась, - напоминает доктор Фридман. – В 70-е – 80-е годы совсем немногие хотели репатриироваться. Сегодня в Израиле можно получить "корзину абсорбции", повысить уровень жизни, мы считаемся нацией "старт-апа". Поэтому многие говорят о необходимости внесения поправок в Закон о возвращении. Ведь мы не хотим, чтобы к нам приезжали только те, кто хочет улучшить свое экономическое положение, мы хотим, чтобы новые граждане разделяли сионистские ценности". Вместе с тем, предостерегает он, любые  изменения в действующий закон нужно вносить крайне осторожно.

"Детали", Б.Е. Фотоиллюстрация: Эмиль Салман

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend