Религиозный сионизм не имеет и не может иметь лидера

Религиозный сионизм не имеет и не может иметь лидера

Закрепившийся за ним образ «старейшины религиозных сионистских раввинов» помогал политикам сохранять иллюзию единства религиозно-националистической общественности. Друкман был, вероятно, последним раввином, способным на это. С его уходом все раввины уже отождествляются с той или иной стороной в расколе между ультраортодоксальным крылом (ХАРДАЛ) и либеральным.

Раввин Хаим Друкман, скончавшийся в воскресенье, 25 декабря, в Иерусалиме в возрасте 90 лет, не считал себя одним из великих людей своего поколения. Он никогда не претендовал на высокие раввинские должности, никогда не выпускал галахических постановлений, за исключением сферы гиюра, в которой он специализировался в старости, и никогда не стремился писать книги Торы, пока в конце его жизни ученики не собрали и не записали его уроки.

В душе он был вечным просветителем и рядовым членом молодежного движения «Бней-Акива», в состав правления которого входил на протяжении 70 лет. Всю свою жизнь он ходил в сандалиях и обычной одежде, а раввинский головной убор и костюм надевал только в поездках за границу. Хотя его имя с годами стало ассоциироваться с политическим и религиозным экстремизмом среди религиозных сионистов, Друкман пытался, не всегда очень успешно, примирить некоторые из этих течений – с целью сохранения единства в секторе, который фактически раскололся на ультранационалистическое крыло и относительно либеральные религиозные группы.

Но Друкман не смог предотвратить этот раскол. Он был человеком с тихим голосом и приятными манерами, с бескомпромиссными националистическими взглядами на всю Землю Израиля и предпочитавшим Галаху демократии. Теплота и уважение, которые он проявлял к несогласным с ним евреям, были совершенно подлинными, и он изливал их даже на самых радикальных представителей народа. Он добивался помилования членов «еврейского подполья», которые совершали террористические акты против палестинцев в начале 1980-х годов и восхваляли раввина Меира Кахане. И хотя он никогда не подстрекал к насилию ни физически, ни словесно, он все же оказался рядом с Биньямином Нетаниягу на балконе площади Сиона на той самой демонстрации, где призывали к убийству Ицхака Рабина.

Выходец из украинского местечка Куты, переживший Холокост в детстве, в первые годы существования Израиля он был более близок к лидерам религиозного кибуцного движения, всегда придерживался левых и либеральных взглядов в религиозном сообществе. В его биографии, написанной журналистом Элиашивом Райхнером, говорится, что в преддверии выборов в кнессет третьего созыва в 1955 году он был среди тех, кто пытался предотвратить слияние партии «Хапоэль ха-Мизрахи», в которой состоял, с буржуазным движением «Ха-Мизрахи» в единый религиозно-националистический список. В газете «Бней-Акива» он писал в то время, что опасается размывания важных социальных ценностей в духе «Торы и труда». Несмотря на это, слияние произошло, и его пионерско-социалистический пыл с годами привел его к активному участию в заселении оккупированных территорий.

На протяжении всей своей жизни Друкман оставался антитезой комфортному «легкорелигиозному» образу жизни в городах и более зажиточных поселениях. В 1963 году он был назначен главой религиозной школы «Иешиват Ор Эцион» в районе Лахиш – в то время относительно отдаленном приграничном районе – и прожил там, в Мерказ Шапира, до конца своих дней.

Он был движущей силой, побуждавшей выпускников «Бней-Акивы» провести несколько лет за изучением Торы перед службой в армии и выходом на рынок труда. Именно этот акцент на учебу ради учебы, как на образ жизни, изменил религиозное сионистское сообщество больше, чем любое политическое развитие.

Он считался одним из молодых лидеров поселенческого движения «Гуш-Эмуним». Встреча, на которой оно было основано, состоялась в его доме в 1974 году, и именно Друкман придумал его название. Сам он никогда не возглавлял миссии по основанию поселений, но поддерживал многие недавно основанные поселения. Он давал уроки в Кфар-Эционе, первом из поселений, основанных вскоре после Шестидневной войны в 1967 году, и вместе со своей семьей посетил знаменитый пасхальный седер в отеле Hebron’s Park в 1968 году.

Однако он продолжал жить в Израиле, значительно расширив «Ор-Эцион», который также стал «иешивой хесдер» (сочетающей обучение с военной службой) и институтом изучения Торы. Его преданность своим ученикам была полной, а его забота о них продолжалась еще долго после того, как те завершали учебу.

Даже когда он был занят общественной деятельностью, он каждый вечер возвращался, чтобы проводить уроки, и ел шаббатнюю пищу в столовой иешивы вместе со своей семьей.

Он официально занялся политикой в 1977 году, став депутатом от Национальной религиозной партии (МАФДАЛ). Этот шаг, однако, был навязан ему его духовным наставником раввином Цви Иегудой Куком и был частью более широкой кампании более правых религиозных элементов по взятию под свой контроль партии, которая на протяжении десятилетий находилась в «историческом партнерстве» с лейбористами.

Друкман стал первым депутатом, представлявшим позиции поселенческого движения «Гуш-Эмунима» в кнессете, и в первые годы своего пребывания там нередко оказывался в меньшинстве внутри собственной партии. Когда Кэмп-Дэвидский мирный договор с Египтом был вынесен на голосование в кнессете, он стал одним из трех депутатов МАФДАЛ, проголосовавших против, потому что яростно выступал против ухода со всего Синайского полуострова.

В 1983 году он порвал с партией и сформировал недолговечный список «Мораша». Когда он вернулся в свою старую партию три года спустя, это стало признаком того, что прежнее умеренное руководство, олицетворяемое такими людьми, как Йосеф Бург, который был там с момента создания Израиля, наконец-то ушло.

С того момента МАФДАЛ полностью перешла под контроль поселенческого движения. Но даже тогда не Друкман руководил кампанией. Всегда были более радикальные и активные лидеры, чем он. Он давал им раввинское и идеологическое прикрытие, но настоящую политику предпочитал оставлять другим.

Хотя постороннему может показаться, что Друкман способствовал приходу к власти радикально националистически настроенных политиков, таких как нынешний лидер «Религиозного сионизма» Бецалель Смотрич, он чаще выступал умеренной фигурой. В столкновениях с силовиками по поводу выселения из незаконных форпостов он всегда был тем, кто призывал юных головорезов воздерживаться от насилия. И даже когда он поддержал постановления других раввинов в пользу солдат, не подчиняющихся приказам о выселении, он подчеркнул, что они никогда не должны делать это демонстративно, а вместо этого просто «молча возражать».

По целому ряду вопросов он расходился во взглядах с раввинами ХАРДАЛ (ультрарелигиозного крыла религиозного сионизма. – А.У.). Он выступал против строгого разделения полов в «Бней-Акиве», утверждая, что это оттолкнет многих молодых людей от движения. Он сам часто обучал смешанные группы мужчин и женщин. И в отличие от тех, кто стремился навязать строгое разделение, таких как раввин Цви Тау и его последователи, Друкман идеологически не поддерживал сексуальных преступников. Однако многих он разозлил, когда позволил своему любимому бывшему ученику раввину Моти Элону преподавать в «Ор-Эционе», несмотря на то что тот был осужден за сексуальное насилие. Позже он признал, что был неправ, полагая, что Элон искупил свои поступки.

Он также был более умеренным в таком вопросе, как обращение в иудаизм, будучи главой государственной системы гиюра. Его крайне правые коллеги придерживались такого же отношения к вопросу, как и ультраортодоксальные раввины, выстраивая как можно больше препятствий для желающих пройти гиюр.

Друкман же верил в гораздо более открытый и дружественный подход, особенно по отношению к тем выходцам из бывшего Советского Союза, которые считали себя евреями и страдали от антисемитизма на родине, в то же время не будучи галахическими евреями (евреями по отцу, а не по матери).

Сейчас Смотрич и его политические союзники используют крайне некрасивую риторику, обосновывая необходимость отмены «пункта о внуках» в законе о возвращении. Друкман придерживался противоположного подхода. При этом, когда ультраортодоксальные раввины накинулись на Друкмана и призвали проведенные им гиюры недействительными, раввины движения ХАРДАЛ не вступились за него.

Друкман выступал против создания сети школ «Торани» с более жесткими религиозными нормами, чем обычные государственные религиозные школы («мамлахти-дати»). Но он редко высказывал свои возражения публично. Действительно, хотя во многих отношениях он был ближе к «Цохар», группе умеренных ортодоксальных раввинов, он никогда не стал бы открыто поддерживать их в их разногласиях с Главным раввинатом. Он всегда старался оставаться частью старого истеблишмента и уклонялся от конфликтов.

Были и те, кто пытался изобразить Друкмана верховным духовным лидером религиозного сионизма, имеющего такой же статус, что и харедимские «мараны» – раввины, которые якобы возглавляют ультраортодоксальные партии. Но это не имело никакого значения: в хардальном крыле религиозного сионизма есть свои раввины, более напористые и экстремистски настроенные, чем Друкман. В то же время более либеральное крыло никогда не было заинтересовано в том, чтобы им руководили раввины. Но образ верховного лидера был удобен для политиков, чем неоднократно пользовались, в частности, Нафтали Беннет и Бецалель Смотрич.

До последних своих дней Друкман помогал политикам поддерживать удобный для электората миф о существовании единой религиозной сионистской общины. Он был последним раввином, способным создать такой образ. С его уходом все оставшиеся раввины твердо ассоциируются с той или иной стороной.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», А.У. Фото: Томер Аппельбаум √

Новости

Волк укусил девочку, спавшую в палатке в парке "Мамшит"
Трамп: «События 7 октября могут закончиться мировой войной»
Пресс-секретарь ЦАХАЛа: «В ближайшие дни следует быть начеку»

Популярное

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

Раввин, призвавший уклоняться от армии и оскорблявший выходцев из экс-СССР, получит премию Израиля?

Поначалу это звучало как шутка: премию Израиля получит главный  сефардский раввин Израиля Ицхак Йосеф. Этот...

МНЕНИЯ