Региональный союз будет независим от США?

Вчера, 22 июня, впервые за четыре года, самолет наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана приземлился в турецком аэропорту. Для него и президента Турции Реджепа Эрдогана это завершение периода враждебности и глубокого отчуждения, начавшегося после убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле в 2018 году.


Все это время казалось, что раскол между странами, включавший бойкот ввоза товаров из Турции, не исправить. Но то же самое казалось и про отношения Эрдогана с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси, легитимность которого Эрдоган отказывался признавать с 2013 года (признал около двух лет назад). И про отношения с правителями Объединенных Арабских Эмиратов, называющими Турцию «более опасным врагом, чем Иран».

Президент США Джо Байден называл Эрдогана диктатором и много месяцев воздерживался от разговоров с ним, а Израиль еще до истории с «флотилией свободы» в 2010 году Эрдоган определял как «террористическое государство». Несмотря на введенный им принцип «ноль проблем с соседями» Эрдоган одно время скатился к отношениям соперничества и напряженности почти со всеми соседями.

В последние годы Турция погрузилась в один из самых тяжелых экономических кризисов, которые она знала с тех пор, как Эрдоган пришел к власти в 2003 году. Человек, которого считают экономическим гением, спасший Турцию от коллапса и 70-процентной инфляции и доведший ее до непрерывного роста примерно на 7% в год, сегодня несет прямую ответственность за 73-процентную инфляцию, крах турецкой лиры, закрытие тысяч предприятий, высокий уровень безработицы и жилищный кризис.

За год до президентских выборов и после двух десятилетий своего монопольного правления Эрдоган ищет спасательный круг в арабских странах. Он первым восстановил отношения с Объединенными Арабскими Эмиратами, которые обязались инвестировать в Турцию около 10 млрд долларов. Он ведет «переговоры о сближении» с Египтом, культивирует свои отношения с Израилем с целью восстановления их на докризисном уровне и стремится урегулировать взрывоопасные отношения с администрацией США.

Восстановление отношений между Эрдоганом и бин Салманом имеет большое значение и помимо двусторонних рамок. Тут заложен потенциал для установления независимой системы региональных отношений, которая бы не исходила из бинарного – проамериканского или антиамериканского – подхода. Новый подход будет опираться на твердые региональные интересы, которые даже смогут диктовать США ее внешнюю политику на Ближнем Востоке.

Бин Салман прибыл в Турцию после краткого визита в Египет и Иорданию, где он готовил почву перед визитом Байдена в следующем месяце в Израиль и Саудовскую Аравию. Бин Салман предложил президенту Египта пойти по его стопам и идти к обновлению отношений с Турцией. Иордании он пообещал дальнейшую помощь Саудовской Аравии и попытался успокоить короля Абдаллу и развеять опасения, что Саудовская Аравия стремится заменить его на посту попечителя святых мест в Иерусалиме.

Что касается Турции, то пока неясно в точности, какие подарки он привез, но ожидается, что они будут не меньше, чем помощь, полученная Турцией от ОАЭ. Для него важно то самое публичное шоу и демонстрация своего регионального лидерства, которые должны произвести впечатление на президента Байдена.

Израиль также присоединился к турецко-саудовской карусели, он даже позиционирует себя как ее главную ось. По его мнению, если будет создан региональный альянс противовоздушной обороны, то главным двигателем будет Израиль. Если Саудовская Аравия хочет хороших отношений с Байденом, бин Салман должен нормализовать свои отношения с Иерусалимом. И если Турция стремится восстановить отношения с Египтом, она ​​должна платить Израилю «транзитный сбор». Наименее политически стабильная страна, чье правительство только что развалилось, похоже, все же способна внушить в регионе ощущение, что Белый дом подчиняется ее диктату.

Министр обороны Бени Ганц говорит о системах ПВО, которые уже спасли несколько стран региона от запланированных атак Ирана, и, согласно сообщениям, Израиль, по-видимому, развернул несколько радиолокационных систем в ОАЭ и ​​Бахрейне, а также ему приписывают уничтожение парка иранских беспилотников в Сирии.

Тесное разведывательное сотрудничество с некоторыми странами региона уже не является секретом. Это определенно изменение восприятия, которое делает Израиль «своим», легитимным партнером в борьбе с террором. Но в то же время страны региона опасаются, что энергичность действий Израиля против Ирана, убийства ученых, бомбардировки иранских целей и баз в Сирии и угрозы действовать самостоятельно против Ирана, фактически могут сделать их мишенью Тегерана.

Саудовская Аравия и ОАЭ при каждом удобном случае давали понять, что выступают против новой региональной войны, даже если она будет против Ирана. Саудовская Аравия и Иран пытаются открыть новую страницу в своих отношениях, а ОАЭ поддерживают постоянные рабочие и торговые отношения с Тегераном. Израильские системы ПВО не обязательно являются заменой, способной защитить их новые интересы.

То же самое и с Турцией, которая сейчас на себе чувствует войну нового типа, ведущуюся между Израилем и Ираном – она сама стала полем битвы. Турция и раньше действовала против иранских агентов, которые пытаются причинить вред иранским гражданам, противникам режима,  на турецкой земле, теперь к ним присоединились израильские туристы.

Хотя между Турцией и Ираном существует политическая напряженность из-за намерений Турции расширить свое вторжение на сирийскую территорию, две страны пытаются решить этот спор по дипломатическим каналам.

Объем торговли Турции и Ирана составляет около пяти миллиардов долларов, и каждый год Турцию посещают около двух миллионов иранских туристов, в дополнение к примерно 100 000 иранских граждан, проживающих в Турции. Если иранские агенты совершат теракт против израильских граждан, это может вызвать международную «туристическую панику», и не только у израильтян, и, таким образом, нанести ущерб одному из самых важных источников дохода Турции, который, как ожидается, принесет в этом году стране около 40 млрд долларов.

Сотрудничество с Израилем против иранской деятельности ставит Анкару в очень неудобное положение. Эрдоган легко отказался бы от комплиментов, которыми Израиль осыпает турецкую разведку за оперативное сотрудничество.

На сегодня назначен визит министра иностранных дел Яира Лапида в Турцию для встречи со своим коллегой Мевлютом Чавушоглу. Если встреча состоится, он еще раз услышит израильскую благодарность, но также даст понять Лапиду цену, которую Турция может заплатить за это сотрудничество.

Цви Барэль, «ХаАрец», И.Н. На снимке: наследного принца Саудовской Аравии встречает президент Турции. AP Photo/Burhan Ozbilici⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ