Четверг 22.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    393589_Prostitution_Tomer_Appelbaum

    Для искоренения проституции — лечить клиентов

    Несмотря на занятость минздрава эпидемией коронавируса, его руководство утвердило начало новой программы, в которой участвуют пятнадцать мужчин, зависимых от секс-индустрии: некоторые из них одиноки, у других есть семьи. Ожидается, что в дальнейшем программа расширится до тридцати восьми пациентов. Программа рассчитана также и на их жен.

    Министерство здравоохранения впервые приступило к осуществлению программы избавления от сферы секс-услуг. В программе, которая началась несколько недель назад в центре лечения зависимостей «Ретурно» в Иерусалиме, участвуют пятнадцать сексуально зависимых мужчин (ожидается, что в будущем их станет больше). Центр был создан и зачислен на государственное финансирование в соответствии с законом о преследовании проституции, который был одобрен кнессетом в январе 2019 года, но до сих пор не введен в действие.

    Некоторые мужчины обратились с просьбой об участии в программе после рекламы, размещенной в группах поддержки, другие попали в нее по направлению терапевтов. Ожидается, что программа продлится около шести месяцев (при посещении дважды в неделю) и будет включать групповую и индивидуальную терапию с использованием многоэтапного подхода для снятия зависимости. Среди прочего, зависимые пациенты встретятся в рамках программы с наставниками – выпускниками реабилитационной программы, ранее тоже страдавшими от секс-зависимости.

    «Первоначальная цель состоит в том, чтобы положить конец недостойному поведению, — объяснил директор «Ретурно» Ави Экштейн. — Основная часть работы находится на психологически-образовательном уровне. В основе лечения поведенческой зависимости лежит ощущение, что «неважно, куда вы бежите — важно, откуда».

    Как сказал Экштейн, «эффективное лечение может быть проведено на сравнительно ранней стадии, от сосредоточения внимания на предотвращении зависимого поведения и причинах его развития, и до использования альтернативы, которая не позволит пациенту вернуться к той же модели поведения. Полугодовое лечение может стать серьезной основой, но после этого процесс продолжается посредством поддержки на разных уровнях».

    «Ретурно» работает на протяжении более двух десятилетий в терапевтической деревне, где помогает избавляться от наркотической, алкогольной, игровой и других зависимостей. «Зависимость от проституции обычно сопровождается другими признаками — компульсивной мастурбацией или вуайеризмом, — пояснила директор амбулаторного отделения «Ретурно» Ади Абади-Шапиро. — Характер и тип проституции бывают разными: мужская проституция, уличная проституция, проституция по вызову, элитная проституция».

    Она сказала, что частота обращения к проституткам не определяет степень зависимости. «Когда кто-то страдает от секс-зависимости, дело не всегда в том, идут ли они к проститутке раз в месяц или каждый день, или сколько денег они тратят. Есть случаи, когда зависимые люди тратят очень большие суммы, и считают, что это — их основная проблема, но это не так», — сказала она.

    По словам Абади-Шапиро, центр был заполнен заявками на участие в программе из-за ее государственного финансирования, но они принимали только людей, зависимых от проституции, а не всех подряд, кто пользовался секс-услугами. «К нам обратилось много людей, — сказала она. — Некоторые из них пользовались услугами проституток один или два раза и приходили, в основном, из-за чувства вины, будь то по отношению к раввину или к жене».

    «Болеутоляющее»

    Ронен (псевдоним), бывший зависимый, который работает в терапевтической деревне наставником в программах реабилитации от сексуальной зависимости, координирует обучение в новой программе. Он сказал, что более 90 процентов пациентов с сексуальной зависимостью подвергались сексуальному насилию в детстве или в подростковом возрасте. «Это очень эмоциональные люди, которые живут с чувством греха, и их пристрастие к проституции связано с очень сильной эмоциональной болью, — сказал он. — Зависимость – это вид болеутоляющего. Зависимый от секс-услуг — это человек, который не может справиться с эмоциями, которые его переполняют, и его успокаивает высокий уровень дофамина в мозге – то, что дает ему секс».

    По его словам, зависимость не обязательно связана с самим половым актом. «Один из моих учеников в программе описал это так. Он сказал: «Когда я знаю, что у меня назначена очередь, я иду к ней сегодня вечером или завтра утром, и это произойдет – у меня хороший день. Я не расстраиваюсь, что мой босс накричал на меня, или что я поссорился с женой. Вся жизнь крутится только вокруг этого».

    Ронен отметил: «Это сопровождается чувством секретности, чувством стыда. Разница между человеком, который просто пользуется секс-услугами, и зависимым от проституции состоит в том, что зависимый осознает: то, что он делает, недопустимо, и очень хочет этого не делать, но не может остановиться, как алкоголик или игрок».

    «На первых встречах видно, что зависимые впервые встречают людей в аналогичной ситуации, — говорит Ронен. — Они могут внезапно обнаружить, что человек, выросший по соседству,  тайно совершает те же ужасные вещи, о которых не говорит. И теперь можно об этом поговорить. Вы не одиноки».

    Пятнадцать участников новой группы были выбраны из десятков заявителей, которые прошли первую диагностическую встречу. «Мы должны понимать, что это — поведенческая зависимость. Также важно, чтобы человек был готов участвовать в программе, — сказал Ронен. — В некоторых случаях видно, что люди еще не достигли того момента, когда они готовы к этому».

    Жен клиентов это тоже касается

    Параллельно с группой зависимых мужчин ожидается открытие группы для их жен, как и в случае с другими программами реабилитации. «Такая группа очень важна для лечения зависимостей, — объяснила Абади-Шапиро. — Это основано на понимании того, что изменится не только сам зависимый, но и его семейные связи тоже должны претерпеть изменения. В большинстве случаев это не новые пары, которые едва знакомы».

    «Жена зависимого мужчины очевидно не страдает от чувства вины, но есть также компонент в отношениях, который позволяет зависимости существовать, а проблеме — игнорироваться, — сказал Ронен. — Таким образом, нужно также разобраться с этой проблемой. Во многих случаях женщина принимает ложь и предпочитает ничего не знать».

    Ронен сказал: «В ультраортодоксальном обществе это особенно актуально, поскольку существует большая зависимость от отношений и ценность целостности семьи». Он добавил: «Можно столкнуться с женщинами, которые очень сильны в других сферах жизни, управляют целыми организациями, но не знают, как справиться с проблемой зависимости мужа».

    Участие жен нелегко достижимо, но, по мнению команды, важно понимать, что отношения в семье играют немалую роль в реабилитации, и предоставить женам зависимых от индустрии секс-услуг инструменты выживания и реабилитации. «Большинство жен зависимых предпочитают оставаться со своим партнером, а не разрушать семью, — отмечает Ронен. — Они проходят терапию, которая помогает им справляться с ситуацией». По его словам, путь к нормативной реабилитации жизни и взаимоотношений долгий, и «зависимый должен бороться со своими порывами, как и в случае с любой другой зависимостью».

    Пациенты заполняют анкету о различных аспектах проституции в начале, середине и в конце программы. По словам Абади-Шапиро, «вначале пациент видит страдания, которые он причиняет своей жене и себе самому. Осознание проституции, как чего-то оскорбительного, наступает позже».

    По словам Ронена, ключевой частью тренинга, который продолжается на протяжении всей программы, является принятие ответственности за свои действия и их влияния на окружающих. «Первый шаг к принятию ответственности связан с причинением вреда окружающим — жене, детям и самому зависимому, нанесение вреда карьере и так далее. Понимание и принятие ответственности в контексте эксплуатации женщин посредством проституции наступает позже». Он добавил, что «нет никакого способа сделать зависимого от секс-индустрии асексуальным. Секс будет всегда привлекать его повышенное внимание. Но в процессе принятия ответственности и получения инструментов для преодоления зависимости зависимый учится контролировать себя».

    Запуск программы, впервые финансируемой государством, свидетельствует о растущей осведомленности о поведенческих зависимостях. «О феномене сексуальной зависимости мало говорят, — сказала доктор Паула Рушка, директор департамента лечения зависимостей в министерстве здравоохранения. — Это сопровождается большим количеством стереотипов, и многие не спешат признавать, что они зависимы. Но, вероятно, это — широко распространенное явление, и только сейчас мы начинаем понимать его изнанку».

    Идо Эфрати, «ХаАрец», Л.К.

    На фото: митинг в память убитых проституток. Фото: Томер Аппельбаум.˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend