Thursday 26.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Израиль-Хадера-террор-пограничная-служба-израильские-аррабы
    AP Photo/Ariel Schalit

    Разведка Израиля проглядела опасного врага?

    Серия терактов, перевернувшая национальную повестку дня и вернувшая страх на улицы израильских городов, несомненно, началась с «мертвой зоны» в зеркале обзора оборонного ведомства. Ведь в последние несколько лет радикальный исламизм перестал быть главной заботой спецслужб в Израиле и на территориях. Поражения, которые потерпели в Сирии, Ираке и других странах филиалы «Аль-Каиды» и особенно «Исламского государства», пригасили и боязнь терактов, совершаемых одиночками или небольшими ячейками, вдохновленными этими течениями. И никаких предупреждений об убийствах, готовящихся тремя арабскими гражданами Израиля, сторонниками ИГ, не поступило.


    ШАБАК решительно взялся за устранение этой «мертвой зоны» разведки, проведя рейды и аресты арабских граждан, которые когда-то были связаны с ИГ или подозреваются в таких связях сегодня. Премьер-министр Нафтали Беннет добавил к этому указание «прощупать» (то есть проверить, а также лично допросить) всех, кто попал в данный список. В середине 2010-х годов, когда активность ИГ была на пике, с этой организацией идентифицировали себя около 100 заключенных – палестинцев и израильских арабов. Сегодня в израильских тюрьмах таких всего несколько десятков, но это не значит, что все вышедшие на свободу отказались от своих радикальных наклонностей. Напротив, террорист в Беэр-Шеве и один из террористов в Хадере проявили их на практике через несколько лет после освобождения из тюрьмы.

    К данному моменту расследование терактов не выявило никакой связи или знакомства между убийцей в Беэр-Шеве, бедуином из города Хура в Негеве, и двумя террористами в Хадере, живущими в городе Умм-эль-Фахм, в районе Вади Ара на севере Израиля.

    ШАБАК также пытается определить характер связей между местными террористами и активистами «Исламского государства» за рубежом: послужили ли вторые для первых источником вдохновения? Поступали от них подробные указания к действию? После захвата центров операций ИГ в Мосуле (Ирак) и Ракке (Сирия) связи израильских террористов с зарубежной ареной террора, как правило, весьма непрочны. Кроме того, всегда существует вероятность того, что боевики другой исламистской организации могли действовать под брендом ИГ, не «засвечивая» самих себя. Более широкое изучение вопроса предполагает пересмотр былых событий в поисках терактов, произведенных на аналогичном фоне, за которые ИГ ответственность на себя не брала.


    С ИГ себя идентифицируют около 200 израильских арабов. Около 20 из них способны совершить теракты от имени этой организации. Таковы оценки системы безопасности. Разведка в эти дни предпринимает дополнительные меры, чтобы выявить потенциальных террористов. Шестерых ограничили в передвижении. Известны личности тех, кто ранее отправился в Сирию, Ирак или на Синайский полуотстров, чтобы присоединиться к ИГ там. Их несколько десятков человек, при попытке вернуться в Израиль каждый из них сразу будет арестован. Впрочем, про некоторых из них известно, что они уже убиты.

    В ходе консультаций по вопросам безопасности на этой неделе ШАБАК рекомендовал принять поправку к закону, которая предоставит Службе общей безопасности чрезвычайные полномочия для борьбы с терактами, совершаемыми израильскими гражданами. ШАБАК хочет помимо использования других средств получить юридическую основу для своей деятельности. Пока не все его предложения были приняты.

    Помимо ШАБАКа на слежке за ИГ и подобными организациями сильнее сосредоточилась и военная разведка. За последнее десятилетие успехи военной разведки в расшифровке связи между командными центрами ИГ на Ближнем Востоке и его последователями на Западе принесли десятки ранних предупреждений о терактах, которые были впоследствии предотвращены в Европе и других странах.

    Однако пока число терактов растет; в них втягиваются и палестинцы Западного берега. Во вторник, 29 марта, боевик из деревни Ябад в районе Дженина застрелил четырех гражданских и полицейского в Бней-Браке – городе-спутнике Тель-Авива. В четверг, 31 марта, израильский араб в автобусе в Гуш-Эционе, к югу от Иерусалима, ударил ножом еврея-израильтянина и был застрелен. В тот же четверг два палестинца, оба из которых, по данным армии, были вооружены, были убиты в перестрелке во время облавы, которую ЦАХАЛ производил в поисках подозреваемых в сотрудничестве с террористом из Бней-Брака. После этих инцидентов ИГ и «Исламский джихад» усилили свои угрозы эскалации насилия против Израиля.


    Председатель ПА Махмуд Аббас поспешил громко и ясно осудить теракт в Бней-Браке, что происходит достаточно редко. Уровень подстрекательства к терроризму со стороны СМИ и официальных лиц, связанных с Палестинской автономией, в настоящее время также значительно ниже, чем в предыдущие периоды эскалации. Но СМИ ХАМАСа уже подливают масла в огонь. Так же при всем отличии от них поступают и некоторые оппозиционные законодатели в кнессете.

    Невидимый враг

    Со вторника на прошлой неделе проходят многочисленные политические и военные консультации на высоком уровне. Их задача – сформулировать реакцию на новое чрезвычайное положение. Уже предпринято несколько важных шагов: ЦАХАЛ направил не менее 14 батальонов на территории и к «зеленой черте», отделяющей Западный берег от собственно Израиля; армия откомандировала около 1000 солдат под командование полиции, для усиления ее активности в городах – такой шаг является редкостью. Кроме того, всем солдатам боевых частей было разрешено, покидая базу, брать с собой армейское оружие. Беннет также призвал гражданских лиц, имеющих разрешение на ношение оружия, носить его при себе: это смахивает на авантюру, но, возможно, в сложившихся обстоятельствах без этого не обойтись.


    Одним из главных успехов ХАМАСа в майской операции «Страж стен», о котором Израиль, естественно, предпочитал помалкивать, стала проявленная им способность объединить действия на различных аренах. Напряженность на Храмовой горе с наступлением Рамадана привела к вспышке «огня солидарности» – ракетных обстрелов Иерусалима базирующимся в Газе ХАМАСом. Следствием стал решительный ответ Израиля, вылившийся в полторы недели боевых действий в секторе Газа (без наземного вторжения), но также – волной беспорядков в смешанных еврейско-арабских городах Израиля. Это исключительно серьезное событие. С тех пор оборонный истеблишмент поклялся разделять арены и при любой вспышке предотвращать перетекание насилия с одной из них на другую, что усиливает взрыв.

    Именно в таком духе они и действовали на этой неделе. Рекомендация ЦАХАЛа, ШАБАКа и координатора правительственной деятельности на территориях заключалась в том, чтобы накануне Рамадана не вводить жесткие ограничения на передвижения и отправление культа для палестинцев. Такова позиция правительства, пусть она не очень нравится правым его членам. Но нарастающее число терактов, вызывающих непрерывную политическую и общественную критику, может привести к изменению позиции.

    Расследование теракта в Бней-Браке показало, что нападавший, очевидно, проник в Израиль с Западного берега через брешь в разделительном заборе. Он взял «маштубу» – так по-арабски называется старый, незарегистрированный автомобиль – и просто установил на него израильские номера. Оружие, которое использовал нападавший – штурмовую винтовку M16, он, вероятно, приобрел на территориях.

    На протяжении многих лет израильские правительства и оборонное ведомство закрывали глаза на недопустимую легкость, с которой можно пересечь «зеленую черту» – разумеется, пешком. Принято считать, что угроза террора оттуда невелика, а работа, выполняемая «шабахим» – палестинцами, находящимися в Израиле нелегально, в целом помогает палестинской экономике и, соответственно, скорее способствует сохранению спокойствия, чем повышает риск терактов.

    Израиль потратил на строительство разделительного забора около 20 миллиардов шекелей. Решение о его строительстве было принято правительством Шарона летом 2002 года, в разгар Второй интифады. В 2016 году правительству Нетаниягу была представлена смета, согласно которой на реконструкцию барьера и заделку брешей, а также на перекрытие территорий, остающихся незакрытыми (Гуш-Эцион, окрестности деревень Баттир и Хусан к юго-западу от Иерусалима, участок Иудейской пустыни), потребуется еще 1,2 миллиарда шекелей. Однако правые в правительстве откладывали этот шаг, очевидно, опасаясь создания на местах политических факторов, способных негативно повлиять на поселенцев.

    В течение многих лет никто всерьез не занимался тремя основными элементами индустрии «шабахим» – палестинских рабочих, незаконно находящихся на территории Израиля: а именно – теми, кто их переправляет по израильскую сторону барьера, их работодателями и теми, кто обеспечивает их жильем.

    Вопрос об укреплении и достройке забора на этой неделе встал вновь. Министр обороны Бени Ганц напомнил министрам, что из-за отсутствия бюджета защита жителей севера страны (включая восстановление забора на границе с Ливаном) откладывается уже четыре года, хотя необходимость в нем может стать еще более острой.

    По итогам дебатов, прошедших на прошлой неделе, пока не было принято никакого решения. Правительство не отменило специальные льготы, запланированные на территориях к Рамадану, но, если теракты продолжатся, оно может это сделать. На данный момент из-за молитв на Храмовой горе планируется усиленно охранять Иерусалим и надеяться на лучшее. Дополнительные экономические бонусы, запланированные для Западного берега, будут определять в зависимости от развития событий.

    Решение препятствовать въезду в страну палестинцев, имеющих разрешение на работу в Израиле, тоже не принято. На одной из встреч было отмечено, что, если Израиль заставит 100 тысяч рабочих с Западного берега остаться дома, они лишь пополнят там ряды оставшихся и недовольных, в итоге Израиль от этого ничего не выиграет, а террористы получат новые ресурсы.

    По оценкам разведывательных органов, полностью остановить эскалацию террора сейчас будет трудно и при пессимистическом сценарии теракты могут продолжаться еще несколько месяцев. Основу израильского ответа составят развертывание подкреплений, активизация разведки и проведение арестов. Развертывание сил на территориях и вдоль «зеленой черты» направлено на пресечение попыток совершения там терактов и предотвращение проникновения террористов на территорию Израиля. 1000 военнослужащих, размещенных в центрах городов, помогут полиции восстановить чувство безопасности на улицах. Предполагается, что при надлежащем обучении небольшие отряды солдат смогут в случае терактов действовать в качестве сил быстрого реагирования: полиция не может присутствовать всегда и везде. Армия признает, что обучение и различные армейские курсы пострадают, но в данный момент другого выбора нет.

    В основе этих решений лежит понимание того, что на данном этапе у армии и ШАБАКа не так много доступных целей для активных действий против них. Оборонное ведомство борется с невидимым врагом: боевики ИГ в Израиле не объединены, они действуют практически самостоятельно, а инфраструктура террористических организаций на Западном берегу сведена к минимуму. В отличие от периода Второй интифады израильской разведке не известно о том, чтобы в Дженине и Шхеме находились руководители террористических группировок. Любая подобная организация сегодня – гораздо меньше, чем раньше.

    Полиции предоставят больше ресурсов, увеличат численность ее личного состава. Беннет также заявил, что в пограничной полиции будет создана резервная бригада, которая будет усиливать МАГАВ во время военных эскалаций и бороться с беспорядками и насилием в пределах «зеленой черты». На заднем плане этого решения – незавершенная дискуссия о создании национальной гвардии: некоторые сторонники этой идеи предполагают создание добровольческих ополчений с довольно четкой политической подоплекой, и это проблемно. Неясно, как они будут действовать в случае эскалации, смогут способствовать подавлению насилия или, напротив, подольют масла в огонь.

    Итог: после всех решений и заявлений остается неясным, чего на самом деле хочет Израиль. Беннет в разрез со своими же заявлениями, которые он делал в качестве лидера правой партии, не входящей в правительство, теперь весьма увлекся идеей установления длительной стабильности в секторе Газа и на Западном берегу, которая должна быть достигнута за счет экономических выгод. Но без конкретного дипломатического процесса эта цель представляется труднодостижимой. И сейчас, когда в Израиле убивают мирных жителей, а в голову политикам бьет кровь, сдержанная позиция становится все менее удобной.

    Новая волна террора в общих чертах напоминает «интифаду одиночек» – серию ножевых и автомобильных терактов, происходивших в Израиле с сентября 2015 года по март 2016 года. В то время Нетаниягу в полном противоречии со своим внешним политическим имиджем был сдерживающим элементом. Он допускал долгие и изнурительные обсуждения в кабинете министров и кабинете безопасности, в ходе которых позволял правому лагерю (с Беннетом и Шакед в качестве ведущих его лидеров) выпустить пар и потребовать жесткой реакции. На практике, однако, Нетаниягу полностью поддержал тогдашнего министра обороны Моше Яалона и тогдашнего начальника штаба МИД Гади Айзенкота, воздерживавшихся от введения коллективного наказания и стремящихся избежать ненужных убийств палестинских гражданских лиц. Более умеренная линия победила, и «мини-интифада» угасла благодаря сочетанию политической сдержанности и мудрому подходу командиров и сотрудников разведки на местах.

    Сам Нетаниягу никогда не признавал, что придерживался умеренной линии. Его избирателям это было безразлично. «Он намеренно часами нас изматывал, – вспоминал один из участников тех марафонских заседаний, – и в конце концов после того, как мы потратили время на разговоры в стиле «вокруг да около», он утверждал именно то решение, которое с самого начала предлагал оборонный истеблишмент».

    Не имея сильной поддержки в кнессете, исчисляемой десятками мандатов, Беннету, видимо, будет трудно маневрировать таким же образом.

    Другой важный вопрос – чего хочет ХАМАС? В недели, предшествовавшие Рамадану, ХАМАС в Газе, как и руководство Палестинской автономии на Западном берегу, посылали Израилю умиротворяющие сигналы. ХАМАС утверждал, что он в этот важный для мусульман период ищет спокойствия и хотел бы видеть больше послаблений в сферах свободы передвижения и экономики. Однако лидер ХАМАСа в секторе Газа Яхья Синвар в прошлом уже дважды удивлял израильскую разведку и израильское правительство, думавшее, что его главная цель – обеспечить временное затишье, чтобы улучшить экономическую ситуацию. Зимой 2018 года он инициировал марши протеста у пограничного забора, надолго накалив обстановку в этом районе, а в мае 2021 года начал ракетные обстрелы Иерусалима, тем самым спровоцировав операцию «Страж стен».

    Порядок приоритетов

    Вечером 30 марта, на следующий день после теракта в Бней-Браке, Беннет разговаривал по телефону с президентом США Джо Байденом. Тот позвонил, чтобы выразить соболезнования. Беннет пожаловался Байдену на «неблагодарность палестинцев»: именно когда Израиль намеревался еще больше ослабить ограничения и развивать экономику, его граждане гибнут от рук террористов!

    Ближе к концу беседы лидеры поговорили об Иране и немного об Украине. Но в свете терактов премьер-министр был явно меньше поглощен войной в Украине. И вопрос отношений с Россией в разговоре с Байденом был упомянут лишь вскользь. В остальном, как говорят люди из близкого окружения израильского премьер-министра, в данный момент он полностью посвящает себя борьбе с террором, и это – вполне уместный порядок приоритетов.

    Амос Харель, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Ariel Schalit √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend