Saturday 28.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Ukrainian Presidential Press Office via AP
    Ukrainian Presidential Press Office via AP

    «Разочарование, перешедшее в ненависть». О чем Зеленский говорил в запрещенном в России интервью

    Президент Украины Владимир Зеленский дал 90-минутное интервью через Zoom четырем оппозиционным российским журналистам. Как только об этом стало известно, Кремль уведомил российские СМИ «о необходимости воздержаться от публикации этого интервью». Те, журналисты, которые находятся за пределами России, все равно опубликовали его. Оставшиеся в России, не стали этого делать. 


    «Россия должна знать правду», – написал Зеленский в своем Telegram-канале. В отличие от большинства его публичных выступлений, это было полностью на русском, его родном языке.

     

    Среди журналистов были Иван Колпаков, редактор русскоязычного новостного сайта Meduza, базирующегося в Латвии; Владимир Соловьев, репортер московской ежедневной газеты «Коммерсантъ»; Михаил Зыгарь, независимый российский журналист, переехавший в Берлин после начала войны; и Тихон Дзядко, редактор закрытого независимого российского телеканала «Дождь», который недавно уехал из Москвы в Тбилиси.


    В интервью Зеленский рассказал о ситуации в Мариуполе и других украинских городахМариуполя нет. Просто нет. Волновахи просто нет. Городов под Киевом в Киевской области – наших небольших городков… Этого не существует. Выжженная земля») и дал наглядное описание того, что, по его словам, является пренебрежением Кремля к жизням как украинцев, так и россиян.

    Как сказал Зеленский, украинская сторона пытается обменять военнопленных по принципу «всех на всех». «Я не считаю, что нужно действовать какими-то общепринятыми канонами. Вот есть там сегодня столько-то – давайте поменяем на столько-то. Это не важно. Не мериться 10 на 10, 11 на 11. Ой, подождите, мы еще подсобираем. Это то, что они делают сейчас с гражданскими людьми… Просто свинство какое-то».

    «Я поэтому думаю, что они не хотят показывать, что с трупами. <…> Мы хотим их передать, мы хотим отдавать. Они сначала отказывались, потом там еще что-то. Потом какие-то мешки нам предлагали. Слушайте, ну это все выглядит, ну… Я даже не знаю… Слушайте, даже когда собака или кошка умирает, так не поступают. Это мусорные пакеты».

    «Когда отношение такое к своим, то какое же отношение ко всем другим?», – задается вопросом украинский президент.


    Эти слова Зеленского о жестокости российского вторжения прямо противоречат кремлевской версии, которая обвиняет украинцев в обстреле собственных городов и возлагает на них вину за любые жертвы среди гражданского населения и разрушения городов. 

    Отвечая на вопрос о прогрессе на переговорах с Россией, Зеленский уточнил слова президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, ранее назвавшего четыре пункта, по которым стороны, судя по всему, смогут достичь компромисса. 

    «Никакую денацификацию и демилитаризацию мы вообще не обсуждаем, – утверждает Зеленский. – Что касается [статуса] русского языка, с каждым следующим днем войны люди сами не захотят на нем говорить. Это нам вот так через кровь передали «любовь» к языку». 


    Зеленский обвинил Путина в разжигании вражды между Россией и Украиной. Он сказал, что война будет иметь эффект, противоположный тому, который, по-видимому, планировал Путин: она ознаменует окончательный раскол между российским и украинским народами, а не воссоединит их. 

    «За этот месяц глобальный, исторический произошел раскол, – считает Зеленский. – Это не просто война – я считаю, что все гораздо хуже. Глубокое разочарование в том, что высокий процент населения [России] поддерживает [войну]. Разочарование, перешедшее в ненависть народов».

    «Взрослые люди друг другу уже ничего не простят, – сказал он. – Но нужно думать о детях и внуках». 

    Требование Роскомнадзора не публиковать интервью под угрозой «ответственности» примечательно даже по меркам современной России. Власти не привели никакого формального предлога для такого запрета, но согласно новому закону за освещение «спецоперации» в Украине, расходящееся с официальным кремлевским нарративом, журналистам может грозить до 15 лет тюрьмы.

    Поэтому газета «Коммерсантъ» не стала публиковать интервью, так же как «Новая газета» (один из вопросов был задан от лица ее главного редактора, лауреата Нобелевской премии мира Дмитрия Муратова).

    «Нас заставили не публиковать это интервью, – сказал Муратов «Нью-Йорк таймс», отметив, что его газета базируется в России и находится под юрисдикцией российского законодательства. – Это просто цензура во время "спецоперации"».

    «Представьте, они там в Москве переполошились из-за моего интервью российским журналистам, – сказал Зеленский в одном из своих последних обращений к украинцам. – Это было бы смешно, если бы не было так трагично».

    «Что ж, раз такая реакция, значит, мы все правильно делаем, значит, они нервничают. Может, увидели, что у их граждан возникает все больше вопросов о состоянии дел в их государстве», – добавил он. 

    Текстовая версия вышла на сайте «Медуза», а видеозапись доступна на YouTube. Меньше чем за сутки ее посмотрели более миллиона раз. 

    «Детали», А.А. Ukrainian Presidential Press Office via AP √⊥

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend