Понедельник 30.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo
    AP Photo

    Разъединенные геноцидом: как отношения Армении с Израилем зашли в тупик

    Ожесточенные дебаты о мере участия Израиля в нагорно-карабахском конфликте проходят на фоне общепринятой точки зрения, по которой евреи и армяне, ставшие жертвами геноцида, олицетворяют моральный и исторический императив известного заявления «Никогда больше». Хотя большинство евреев и армян соглашается с этим, это не оказывает никакого положительного влияния на отношения между Израилем и Арменией.

    Нынешний армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха снова поставил неудобный вопрос: почему Израиль поддерживает азербайджанцев, а не Армению, которая кажется их «естественным» союзником? Для ответа на этот вопрос необходимо провести исторический анализ трех десятилетий отношений между Израилем и Арменией.

    С начала 90-х годов первый президент Армении Левон Тер-Петросян (1992-1998 годы) верил в создание Армении как демократического национального государства со свободной экономикой и мирными отношениями со всеми соседями, включая Турцию. С этой целью Тер-Петросян проводил во внешней политике Армении подход «отношения без предварительных условий». Речь идет о признании геноцида армян как предварительном шаге к нормализации отношений с Ереваном. Тер-Петросян отказался от этого правила, несмотря на его очень важную роль в армянской идентичности. Ни правительство Израиля, ни кнессет никогда официально не признавали геноцид армян.

    Поскольку Тер-Петросян понимал что не может предложить Израилю нефть, газ или какие-либо природные ресурсы, он стремился установить связи с Иерусалимом на основе братства и совместной судьбы евреев и армян как жертв геноцида. Он восхищался Израилем как образцом национального государства, которое выросло из пепла Катастрофы и, несмотря на враждебность арабов, основало страну в самом сердце Ближнего Востока. В частности, Тер-Петросян отмечал геополитическое сходство Армении начала 1990-х годов и Израиля 1950-х годов как стран, переживших жестокие конфликты и зверства геноцида.

    Для президента Армении Израиль являлся примером того, как противостоять враждебным соседям и развивать современную страну. Однако для Государства Израиль просто симпатии Армении было недостаточно. Республика была бедной посткоммунистической страной, без природных ресурсов, со сложными отношениями с Турцией. Но, по крайней мере, формально, Израиль согласился установить официальные дипломатические отношения с Арменией в 1992 году.

    В 1991 году израильско-палестинский конфликт, казалось, находился на пути к решению благодаря Мадридской конференции. Это было крайне важным для отношений Израиля с Турцией. С 1950-х годов Анкара поддерживала отношения с Иерусалимом, но из-за давления со стороны арабских и мусульманских государств они носили негласный характер.

    Соглашения, подписанные в Осло в 1993 году, дали Израилю и Турции возможность официально оформить свои отношения.

    В результате в 1990-е годы резко связи между странами окрепли благодаря туризму, торговле, технологиям, культурным обменам и даже военному сотрудничеству. Это были «золотые годы» израильско-турецких отношений, которые продолжались до прихода к власти Эрдогана в 2002 году.

    С точки зрения Израиля, условное братство между армянами и евреями, разделяющими судьбу жертв геноцида, не было столь важным, как прочные экономические, стратегические и военные отношения с Турцией. Для израильской дипломатической элиты было абсолютно ясно, что союз с Арменией вызовет негативное отношение со стороны Анкары и определенно не пойдет на пользу Израилю.

    Кроме того, существует проблема Ирана. Израиль всегда опасался тесных контактов с Арменией из-за стратегического партнерства Еревана и Тегерана, которое включает сотрудничество в области энергетики, торговли и туризма. Израиль считает Иран стратегической угрозой, поскольку иранские лидеры постоянно призывают к уничтожению Израиля. В том числе и поэтому Иерусалим всегда сдержанно относился к Армении.

    За дипломатические связи с Ереваном отвечало посольство Израиля в Грузии. Это классический пример подачи «смешанного» сигнала: официальные дипломатические отношения, но с «безопасного» расстояния. Тем не менее, Республика Армения никогда не отказывалась от отношений с Израилем.

    С 2002 года Армения стремилась открыть посольство в Тель-Авиве. Хотя выполнение этого шага потребовало довольно больших усилий и несколько раз откладывалось, МИД Армении, наконец, сделал этот шаг летом 2020 года, надеясь, что его инициатива растопит лед и улучшит двусторонние отношения. Со своей стороны, Израилю нечего было терять в такой ситуации. Учитывая, что это не был обоюдный шаг, Иерусалим всегда мог утверждать, что армяне ничего не получили взамен, в частности, Израиль так и не признал факт геноцида.

    Этот шаг также явился завуалированным сигналом для Азербайджана: Израиль проводит независимую внешнюю политику и может поддерживать дипломатические отношения с кем угодно, в том числе с самым большим врагом Баку.

    Однако когда начался нынешний раунд насилия в Нагорном Карабахе, Армения отозвала своего посла из Тель-Авива для консультаций всего через две недели после официального открытия посольства из-за доказательств того, что Израиль продолжал вооружать Азербайджан во время конфликта.

    МИД Израиля сделал формальное заявление с выражением сожаления, подчеркнув, что «Израиль ценит партнерство с Арменией». Фактически же это послание отражает политику нулевых усилий Иерусалима по отношению к армянам.

    Несмотря на общепринятые представления о сходстве исторической судьбы между евреями и армянами, в нынешней геополитике Кавказа и Ближнего Востока отношения между Израилем и Республикой Армения зашли в тупик. Армянская политика «отношений без предварительных условий» была истолкована Иерусалимом, как признак слабости. К тому же Ереван не представил убедительных доказательств, что союз с ним является стратегического преимуществом. Если сказать открытым текстом: Израиль нужен Армении больше, чем Армения – Израилю.

    Даже если нынешний конфликт в Нагорном Карабахе прекратится и наступит хрупкое перемирие, никакого прорыва в отношениях между Израилем и Арменией не предвидится.

    Доктор Эльдад Бен-Аарон, «ХаАрец», В.П.˜
    На снимках: дома в Гяндже (Азербайджан) и Степанакерте (Нагорный Карабах),  разрушенные
    в ходе военных действий. Aziz Karimov, Karen Mirzoyan/AP Photo 

    Автор – преподаватель Лейденского университета,
    научный сотрудник Франкфуртского института исследования проблем мира

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend