Thursday 06.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Hollie Adams Pool via AP
    Hollie Adams Pool via AP

    Разъединенное королевство: сможет ли Борис Джонсон удержать Шотландию?

    Назначенные на 6 мая местные выборы в Великобритании могут иметь далеко не локальное значение: ни у кого не вызывает сомнений, что в парламенте Шотландии большинство получит «Шотландская национальная партия» (ШНП) под руководством Николы Стерджен – главная движущая сила в борьбе шотландцев за независимость. Вопрос лишь в том, с каким отрывом эта партия победит, и будет ли этого достаточно, чтобы сломить упрямое сопротивление Лондона. 

    Для того, чтобы Шотландия фактически стала независимой, премьер-министр Соединенного королевства Борис Джонсон должен согласиться на референдум, как это было в 2014 году. Тогда шотландцы с перевесом всего в 10 процентов проголосовали за то, чтобы остаться в Великобритании – не в последнюю очередь потому, что это гарантировало участие в Евросоюзе. После «Брекзита» этот аргумент больше не работает. 

    Джонсон до сих пор отказывался от второго референдума, напоминая «Шотландской национальной партии» о ее согласии с тем, что голосование 2014 года было событием, которое случается раз в поколение. Однако чем крепче хватка сепаратистских партий в шотландском парламенте, тем сложнее Лондону игнорировать их требования. Впррочем, правительство Бориса Джонсона будет бороться до последнего. 

    «В этом правительстве полно ветеранов «Брекзита», где их переиграл более крупный партнер. На этот раз они будут рады выступить в роли обструкционистов», – сказал Роб Форд, профессор политологии Манчестерского университета, в интервью CNN

    Центральная опора аргументации шотландских националистов заключается в том, что Шотландия может в конечном итоге вернуться в Евросоюз. Кейт Форбс из ШНП говорит, что Шотландию «вывели из ЕС и огромного единого европейского рынка, который в семь раз превышает размер Великобритании, – против нашей воли». Она считает, что, контролируя собственные ресурсы, государство может повторить успех независимых стран аналогичного размера, таких как Дания.

    Для Джонсона, лидера кампании «Брекзита» в 2016 году и самопровозглашенного защитника Союза, нет большего унижения, чем увидеть, как Шотландия покинет Великобританию и вернется в ЕС.

    А что же ЕС?

    Менее широко обсуждается вопрос, захочет ли Брюссель впустить их обратно. С одной стороны, процесс присоединения должен быть проще для Шотландии, чем для большинства стран, ведь она уже была частью ЕС и соответствует всем критериям страны-участницы. 

    С другой стороны, нельзя недооценивать все политические аспекты такого решения. Во-первых, предстоит решить чрезвычайно сложный вопрос о границе. Именно разногласия в отношении границы Ирландии и Северной Ирландии в свое время стали камнем преткновения в переговорах Лондона и Брюсселя, и вполне вероятно, что ЕС может не захотеть вновь открывать этот ящик Пандоры.

    Во-вторых, этот прецедент создает основу для других сепаратистских движений по всей Европе. Наиболее очевидный пример – испанская автономная область Каталония, где акции протестов регулярно сталкиваются с жесткой реакцией испанской полиции, а лидеры оппозиции подвергаются арестам. 

    Однако, как пишет CNN, официальные лица ЕС в частном порядке заявляют, что завершение саги о «Брекзите» возвращением составной части Великобритании в лоно Евросоюза – это восхитительная история для тех, кто хочет утереть нос Борису Джонсону.  

    Победа – еще не все

    Хотя победа «Шотландской национальной партии» не вызывает сомнений, ее отрыв от конкурентов – источник напряженности в ее рядах в ожидании выборов 6 мая. С одной стороны, сама безальтернативность результатов – даже лидеры конкурирующих партий признают, что Стерджен – единственный реальный кандидат на пост первого министра – может привести к апатии электората, который знает, что победе ничто не угрожает. Неслучайно лидер партии в последние дни усилила свою активность, разъезжая по стране и раздавая интервью СМИ, чтобы как-то воодушевить избирателей и привести их на участки.

    С другой стороны, партия, которая доминирует в шотландской политике уже на протяжении 14 лет, имеет внушительный список провалов, которые также не добавляют ей голосов. Среди самых популярных жалоб – неспособность справиться с бедностью, недостаточность усилий в области здравоохранения и образования. 

    Наконец, не стоит сбрасывать со счетов эпидемию коронавируса, которая повлияла на ход избирательной кампании и наверняка скажется на явке. 

    «Это очень странные выборы, и не так много свидетельств того, что людям они интересны, – приводит «Гардиан» слова Джеймса Митчелла, профессора государственной политики в Эдинбургском университете. – То ли всем наскучила шотландская политика, то ли их отвлекает пандемия. После 14 лет правления партии я не удивлюсь, если сказывается цинизм по поводу невыполненных обещаний. Людям это надоело, как надоело в конце правления лейбористов в Британии». 

    К тому же, отметил один из комментаторов, «некоторые открыто говорят, что ШНП – это средство для достижения цели, в том смысле, что партия, стремящаяся добиться независимости Шотландии, может быть не лучшей партией для управления независимой Шотландией».

    Александра Аппельберг, «Детали». Фото: Hollie Adams Pool via AP

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend