Раввин Ешая Коген: «Токаев предотвратил кровопролитие»

«Мне кажется, что люди, которые вышли митинговать, преследовали совершенно мирные цели. Там не было никакой политики – речь шла о требованиях, касающихся улучшения жизни, не более того. Вопрос в другом: кто на этом захотел сыграть? Кто использовал настроения обычных граждан для того, чтобы устроить бойню? Уж точно не те, для кого человеческая жизнь и безопасность людей являются приоритетами», – сказал в беседе с «Деталями» главный раввин Казахстана Ешая Коген.


Раввин Коген утверждает, что ситуация развивалась стремительно и непредсказуемо и если бы вовремя не были приняты меры, то убитых и раненых оказалось бы гораздо больше.

– Представьте себе, чисто гипотетически, что в Израиле подорожал бензин или подняли налоги, – предлагает он. – И что же, люди, которые выйдут на митинг или соберутся в синагоге, после спора схватятся за оружие, чтобы перестрелять друг друга?!

 – Но в Казахстане люди вышли на митинги, потому что их довели до отчаяния!

– Согласен, на акции протеста вышли люди, мирно настроенные. Но кто-то хорошо их использовал, кто-то «вписался» в эти демонстрации с провокативной целью. Откуда взялись эти автомобили без номеров и странные личности, из них выскочившие? Откуда у них оружие? Причем, заметьте, в тот же Алматы приехали из других городов, чтобы дискредитировать тех, кто просто вышел на улицы для того, чтобы предъявить правительству свои требования чисто экономического характера! Мне так кажется. А потом, как я уже говорил, кто-то на этом прекрасно «сыграл». И в результате протесты переросли в столкновения, бессмысленные и ненужные.

Помните, как говорит еврейская мудрость: «Тот, кто жалеет хороших людей и добр по отношению к ним, должен быть жесток с плохими людьми»? Если бы не были предприняты жесткие меры, то неизвестно, что бы еще натворили террористы. Разве не прискорбно, что погиб 22-летний израильтянин Леван Коджиашвили? Мы его звали Леви, это его еврейское имя. Семь месяцев назад мы его сынишке делали обрезание. Пуля оборвала жизнь парня, сын остался без отца. Но гибли не только мирные жители, гибли милиционеры, гибли сотрудники службы безопасности. Я знаю, что террористы планировали освободить из тюрем всех заключенных, можете себе представить, чем бы все тогда закончилось. Так что, если бы Токаев не предпринял решительные меры, я вас уверяю – мы бы по телефону с вами не разговаривали.

– Кто же эти люди, которых вы считаете террористами?

– Не знаю. Сейчас идет следствие, и оно должно установить, кто был кукловодом, а кто марионетками.

– Что скажете о самом Токаеве?

– Я знаю президента Токаева очень давно, еще с того времени, когда он был министром иностранных дел. Карьерный дипломат, прекрасно образован. Мне доводилось с ним видеться, когда он вел регулярные заседания Собрания представителей религиозных объединений Казахстана, а также проводил раз в году уникальный Съезд лидеров мировых и традиционных религий.

Кроме того, став главой парламента он руководил работой секретариата Собрания представителей, а это очень непростая и тонкая работа. В Казахстане власть отделена от религии, и надо обладать серьезным чутьем и высоким профессионализмом, чтобы соблюсти требуемый баланс, не сорваться, проявлять необходимый такт и знания.

– Чего в нынешней ситуации, на ваш взгляд, прежде всего хотят люди в Казахстане?

– Спокойствия и безопасности. Чем всегда и отличалась эта страна – спокойствием и безопасностью. Я знаю, что говорю, потому что работаю здесь более четверти века. Главная инвестиция Казахстана – это толерантность, и она приносит свои плоды.

Помню, как в Казахстан прибыл израильский дипломат, и я знакомил его со страной. Мы поехали в Астану, он увидел необычайной красоты синагогу, увидел, что люди спокойно туда заходят, в кипах, ничего не боятся, и рассказал, что недавно вернулся из США, а там есть места, где в кипах ходить вовсе не безопасно.

– Еврейская община в Казахстане активна?

– Безусловно. Она насчитывает около двадцати тысяч человек, это очень деятельная община. Если бы не пандемия, то нам многое удалось бы еще сделать, планы у нас были серьезные. Думаю, наверстаем.

– Уже спало напряжение от последних событий?

– Трудно сказать. Кто-то впервые после большого перерыва вышел на работу, но машин на улицах почти не видно. Звучали несколько раз сирены тревоги, но выстрелов я не слышал.

– Интернет людям вернули?

– Да, работает. Выступил президент и объяснил, почему пришлось отключить интернет. Я с каким-то недовольством по этому поводу не сталкивался, мне кажется, что люди понимают, зачем это было сделано.

Марк Котлярский, «Детали». Фотография из личного архива р. Ешаи Когена˜√

Читайте также:

Протесты в Казахстане ставят Израиль в неловкое положение

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ