Saturday 21.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    война-в-Украине-российская-агрессия-евреи-Умань-Раввин-Хаим-Барух
    Фото предоставлено раввином Хаимом Барухом

    Раввин Хаим Барух: «В Умани спокойно. Неспокойно на сердце…»

    «В Умани сегодня осталось примерно сто евреев. Это пятьдесят хасидов, которые обитают рядом с могилой рабби Нахмана, и еще пятьдесят евреев – жителей самой Умани. Нам, конечно, сейчас непросто, а в пятницу уже начинается Песах. Маца и вино у нас есть, хорошо бы, конечно, прикупить мясо, курицу, чтобы был нормальный седер. И тут, как говорится, любой доллар, подаренный от сердца, будет нам в помощь.


    Удастся собрать тысячу долларов – хорошо, удастся собрать 5 тысяч долларов – еще лучше, впереди неделя Песаха и второй седер», – сказал в беседе с «Деталями» раввин Хаим Гилель Барух, глава представительства ХАБАДа в украинской Умани.

    Он работает здесь вот уже пятый год, родился и жил в Париже, учился в йешиве в Иерусалиме, знает русский, украинский, не говоря уже об иврите, французском и английском. Все языки идут в дело: на русском и украинском он общается с горожанами и беженцами, на иврите – с руководством из Израиля, на французском – со своими друзьями и близкими из Парижа («Когда время было поспокойнее, то я отпуск обычно проводил в Париже, сейчас, конечно, не до этого…»).

    Раввина удалось застать не сразу, он с утра до вечера носится по городу, помогая своей пастве, да и не только ей. По его словам, главное сегодня – «это накормить голодных, поскольку очень многие сидят без работы и без денег, вот мы и ходим по адресам, разносим продуктовые наборы, приглашаем в бесплатные столовые, а если к нам обращаются, то и пытаемся накормить у себя, невзирая на то, еврей или нет».


    – Что сегодня собой представляет Умань?

    – Город, который долгое время был центром хасидского паломничества, стал центром для беженцев. По некоторым данным, в Умани насчитывается свыше 8 тысяч беженцев – из Харькова, Мариуполя, Сум, Херсона, Донецкой и Луганской областей.

    Есть те, для кого Умань своего рода перевалочный пункт, и они уезжают потом дальше, в Европу, есть те, кто остается здесь, потому что у них просто нет сил куда-то двигаться дальше или, скажем, не хотят разрывать семьи, поскольку, допустим, муж не может выехать, а жена не хочет его оставлять, и таких случаев много. Власти бросили все силы для приема беженцев, для этих целей используются школы, детсады, интернаты, вузовские общежития и гостиницы.

    война-в-Украине-российская-агрессия-евреи-Умань-Раввин-Хаим-Барух
    Фото предоставлено раввином Хаимом Барухом


    Кстати, недавно главный раввин Кривого Рога Лирон Эдри открыл гостиницу в городе, где бесплатно селят беженцев отовсюду, и неважно, евреи они или нет. Они получают все необходимое, включая крышу над головой и горячее питание, для этих целей здесь оборудована специальная кошерная кухня.

    Беженцы поступают постоянно, и всех их надо накормить, обогреть, дать им пристанище, объяснить, что и как. Обращаются нередко и к нам, и мы никому не отказываем, кого кормим, кому говорим какие-то ободряющие слова, кого направляем в гостиницы или центры, где они могут получить бесплатный кров, кого адресуем в социальные службы для получения помощи или к психологам – особенно тех, кто прибывает из горячих точек и нуждается в реабилитации. А таких очень и очень много…

    – Вам приходится порой выслушивать истории их жизни?


    – Конечно, и это очень тяжело. Помню, как семья одна из Мариуполя рассказывала, что они сидели долгое время в убежище, а затем, когда вышли, то одного из них сразила наповал пуля снайпера. Можете себе представить состояние этих людей, которые до сих пор не могут прийти в себя! Очень многие беженцы с малолетними детьми, и эти дети до сих пор вздрагивают, когда слышат сирену, вместе с родителями они пережили страшные моменты, находясь под бомбежками, днями не выходя из убежища, голодая порой по несколько дней. Я за эти дни навидался всего, знаете, надо, наверное, иметь крепкие нервы, чтобы справиться с эмоциями.

    Но куда ты денешь эмоции, когда разговариваешь с человеком, а он тебе рассказывает, что похоронил жену несколько месяцев назад, а затем, выбираясь из Харькова, потерял двадцатилетнего сына и до сих пор не знает, что с ним – жив он или нет. Как можно оставаться спокойным, когда видишь людей потерянных, изможденных, погруженных в состояние депрессии, поскольку они не представляют, как жить дальше?!

    – Но в Умани, как я понимаю, ситуация спокойная?

    – Да, конечно. Страшно было только в первый день войны, когда русские разбомбили военный аэродром, находившийся неподалеку. После этого Умань осталась в стороне от военных действий. Но обстановка напоминает, что спокойствие – вещь обманчивая. Да, в Умани спокойно, но на сердце неспокойно. Во-первых, беженцы, во-вторых, комендантский час. Каждый вечер звучит сирена, предупреждая, что люди не должны выходить на улицы, а кроме того, согласно указаниям военных, надо гасить обязательно свет. И Умань погружается во тьму.

    Но я хочу сказать, что каждый раз, когда звучит сирена, это словно знак – обратиться с молитвой к Богу, надеясь на то, что смерть обойдет нас стороной. Удивительно, но многие люди, не только евреи, говорили мне, что хотели бы это время жить неподалеку от того места, где похоронен рабби Нахман – они считают, что могила праведника защитит их от несчастий. Вообще, я воочию наблюдаю, как в Умани находят свое воплощение семь заповедей Ноаха, которые рассчитаны как раз на неевреев, и два особенно актуальные – это запрет богохульства и повеление творить правосудие.

    Обе эти заповеди реализуются в таком человеческом проявлении, как милосердие – поверьте, оно сейчас в Умани повсюду. Это когда никто не спрашивает, откуда ты, никто не спрашивает, кто ты по национальности, спрашивают только, как тебе помочь и чем тебе помочь. Люди открывают сердца друг другу, помощь идет отовсюду – из Европы, Америки, Израиля, и эта помощь от людей с открытым сердцем.

    – А как доставляется гуманитарная помощь?

    – Насколько я знаю, разными путями, через разные организации. Я, в частности, связан с некоммерческой организацией, у которой штаб-квартира в Вене. Туда приходит «гуманитарка» из США, Европы и Израиля, а потом ее доставляют в Украину. Как раз незадолго до нашей беседы я разговаривал с руководителем этой организации, и он мне сообщил, что вышло тридцать три грузовика с грузом, они дойдут до Ужгорода, а оттуда уже направятся по конкретным адресам. Дойдет и до Умани тоже, там что-то предназначено для еврейской общины, а что-то для города.

    – Как вы считаете, какая самая большая проблема сегодня в Умани?

    – Люди сидят без работы, кому-то вообще даже нечего есть, вот я и мечусь по городу как угорелый, пытаюсь помогать тем, у кого нет продуктов, раздаю продуктовые наборы. Или покупаем что-то, чтобы люди не голодали. Поверьте, это на сегодня самая главная проблема – накормить людей. Как я уже говорил, многие сидят без работы, а значит, и без денег.

    – В Умани осталось примерно сто евреев. Что их держит?

    – Конечно, я беседовал с ними, мне тоже хотелось получить ответ на этот вопрос. Думаю, что причина кроется в отсутствии средств, и неизвестность, связанная с переездом, пугает. Местных держит хотя бы тот факт, что они живут в своих собственных квартирах, здесь знакомый им быт, они все тут знают, всех знают.

    Что касается хасидов, то их, с одной стороны, держит, конечно, близость к этому святому месту, а с другой – они понимают, что в Израиле им будет куда тяжелее без дома и без работы. Как сказал мне один из них: куда я поеду, если мне вообще там негде жить, а снимать квартиру в Израиле мне точно не по карману. Те, у кого были материальные возможности уехать, давно уже уехали, поверьте.

    – Что вы говорите людям, успокаивая их?

    – У верующего еврея есть главное средство для успокоения – молитва, молитва за здоровье своих близких, молитва за мир, за безопасность, молитва за то, чтобы Умань обошла стороной угроза войны. А кроме того я им говорю, что в тяжелое время надо забыть о разногласиях, спорах, проблемах и просто держаться вместе, чтобы не пропасть.

    – А что поводу антисемитских инцидентов?

    – Сейчас, конечно, намного спокойнее в этом смысле. Кроме того, я как главный раввин общины стараюсь вести себя как можно более дипломатичнее, чтобы не было и малейшего повода для обострения или каких-либо стычек. Кроме того, наша маленькая община всегда демонстрирует готовность помочь каждому, кто к нам обратится.

    Нередко даже бывает и такое – когда я иду в синагогу на молитву, уманцы уже знают это время и нередко обращаются ко мне: «Ребе, помолитесь и за нас тоже, пожалуйста». Поймите, я вовсе не идеализирую обстановку, антисемитизм никуда не девается, но нейтрализовать его, как мне кажется, можно только в том случае, если ты открыт для всех и помогаешь всем без исключения.

    Марк Котлярский, «Детали». √ На снимках: раввин Хаим Барух с беженцами. Фото предоставлено раввином Хаимом Барухом

    Все, кто захочет пожертвовать средства еврейской общине Умани, может сделать это, перейдя по следующим ссылкам: тут и тут

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend