Monday 23.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: Элиягу Гершкович
    Фото: Элиягу Гершкович

    Расследования ЦАХАЛа: в ущерб истине военные ищут, на кого бы свалить вину

    На прошлой неделе, после несчастного случая, в результате которого командиры рот спецподразделения «Эгоз» Итамар Эльхарар и Офек Аарон  были застрелены военнослужащим, который неправильно их опознал, пресс-служба ЦАХАЛа объявила, что начальник генштаба Авив Кохави приказал создать «группу экспертов» для расследования их смерти.


    Главой группы был назначен генерал-майор (резерва) Ноам Тибон, опытный и уважаемый офицер, но даже ему будет трудно преодолеть глубоко укоренившуюся культуру, окружающую расследования в израильской армии.

    Похоже, что высшее командование определяет границы расследования, где искать подозреваемых, а где не искать. Родители военнослужащих, погибших или получивших ранения в подобных инцидентах, не одиноки в своем мнении, что и на этот раз несчастный случай не будет тщательно расследован, а ответственные лица не предстанут перед судом.

    В апреле 2019 года 18-летний Рон Элиягу Овед погиб, когда автобус скатился с холма и врезался в палатку, в которой находился он и еще несколько новобранцев, ожидавших отбора в десантную бригаду. Спустя два месяца армейское расследование установило, что авария произошла по вине водителя автобуса, и была усугублена отсутствием спасательного оборудования. Согласно результатам расследования, командиры действовали правильно и не могли предотвратить аварию.


    После того, как результаты расследования были представлены Кохави, пресс-служба ЦАХАЛа выпустила следующее заявление: «Инцидент был тщательно и всесторонне расследован, уроки были извлечены, и некоторые из них уже реализованы». Тем не менее, в прошлом году журналист газеты «ХаАрец» Ури Мисгав показал, что армейское расследование было проведено небрежно и не отражало ситуацию на базе, где произошел несчастный случай.

    Вскоре пресс-секретарь ЦАХАЛа объявил, что начальник штаба приказал провести новое внутренне расследование на том же уровне в свете «новых фактов», которые выяснились в ходе расследования военной полиции. «Первоначальное расследование было несовершенным и не выявило всех пробелов в информации», - сказал Кохави, добавив, что стандартом в ЦАХАЛе является проведение «тщательного, критического, аналитического расследования, из которого извлекаются соответствующие уроки».

    Моти Оведа – отца Рона Оведа, это не убедило. «Родители должны знать, что они не услышат от ЦАХАЛа правды о том, что случилось с их детьми, - сказал он журналисту о трагическом инциденте в подразделении «Эгоз». - Ты вдруг понимаешь, что те, на кого ты надеялся, тебе врут. Это как если бы мне снова сообщили, что Рон убит». О своей встрече с Кохави Моти Овед говорит: «Я спросил его: «Почему вы сразу не создали комиссию по расследованию, почему не остановили учения, сколько в ваших глазах стоит жизнь Рона?» Я пытался понять, как я отправил своего парня в армию, а он не вернулся ко мне, и в итоге виноват водитель автобуса. Кохави молчал, он так мне и не ответил».

    В 2017 году Двир Каплански, профессиональная гимнастка, служившая в армии, потеряла сознание в камере военной тюрьмы № 4, где она отбывала короткий срок за хранение марихуаны. Через несколько дней она умерла - по данным военного расследования, из-за сердечной недостаточности. Ее мать, Ади, поднявшая острые вопросы о том, какое медицинское обслуживании было предоставлено ее дочери, поняла, что они останутся без ответа.


    «После года и четырех месяцев борьбы с армией я получила результаты «расследования», состоявшие из двух-трех предложений, - говорит она. - Никаких объяснений, никаких ответов, никаких ответственных лиц. Единственное, что я знаю, это то, что друзья Двир рассказали мне в первые два дня. Родители погибших офицеров из подразделения «Эгоз» должны знать, что по окончании расследования ЦАХАЛ предоставит им версию события, которая мало чем отличается от того, что они знают сегодня. Мы разделяем их горе и как можем поддерживаем. Армия это не тот источник, от которого они должны ждать правды – там ее им не расскажут».

    Оснат Хают, чей сын Эли получил тяжелую травму, когда по традиции подразделении разведки «Маглан» на ходу выпрыгнул из джипа. «Если бы Эли не очнулся и не рассказал нам, что там произошло, мы бы так никогда  ничего и не узнали, - говорит она. - В армии никто не сказал нам правду. Командиры пытались свалить вину за случившееся на Эли. Сначала они показали нам расследование на полторы страницы, в котором не было ни слова правды. Только когда подключились СМИ, следственный отдел военной полиции начал расследование, и у них не было другого выбора, кроме как расследовать все». Вывод Оснат Хают ясен: «Подразделение, которое расследует само себя, не может установить истину. Для расследований должна быть создана внешняя организация».

    В июне 2020 года «ХаАрец» опубликовала масштабное расследование серии вопиющих инцидентов с участием отряда бригады «Голани» под командованием лейтенанта Гая Элиягу. В 2018 году на шоссе №6 в результате нарушения правил безопасности произошла авария, в ходе которой погибли три бойца отряда -  Эшто Тепсо, Шило Симан Тов и Бар Якубян. В этом случае также армия приложила немалые усилия, чтобы скрыть правду. В другом инциденте, недалеко от Шхема на Западном берегу, во время военной операции солдаты порезали шины автомобилей, принадлежавших  палестинцам. Все это происходило в присутствии Элиягу, который позже объяснил, что «позволил солдатам выпустить пар». Солдаты лгали следователям и признались, только когда им предъявили документы, подтверждающие их действия.


    Расследование «ХаАарец» также показало, что отряд Элиягу без разрешения проник в Сирию и, несмотря на то, что им не угрожала опасность, ворвался в здание, где находилось несколько сирийцев. Когда изнутри раздались выстрелы, солдаты вошли внутрь и убили двух или трех человек.

    В ходе первого расследования ЦАХАЛ установил, что авария на шоссе № 6 произошла по вине водителя грузовика, сбившего солдат. Инцидент с порезанными шинами также был скрыт, а командиры обошлись «строгим разговором» с его участниками. Что касается незаконного вторжения в Сирию, ЦАХАЛ просто заявил, что этого не было.

    Подробности, которые стали известны в ходе судебного процесса по делу водителя грузовика, обвиненного в непредумышленном убийстве трех солдат, показывают, что произошло после этого в подразделении. Отчет о расследовании, проведенном командиром бригады, полковником Шломи Биндером, занимал всего четыре страницы. Командир батальона, подполковник Шимон Сисо, заявил, что потерял проведенное им расследование, и оно было найдено только после того, как суд потребовал его найти.

    Группа, возглавляемая полковником Яиром Натансом и назначенная тогдашним начальником генштаба Гади Айзенкотом, прежде чем определить, что не было найдено никаких доказательств в пользу уголовного разбирательства в отношении какого бы то ни было военнослужащего», даже не взяла показания у тех, кто участвовал в аварии. Никаких мер против кого-либо из участников аварии принято не было. С тех пор Биндер был повышен в звании до бригадного генерала и назначен командиром соединения. Элиягу, пытавшийся скрыть инциденты, после того, как его признали виновным в представлении в суд поддельного документа в связи с инцидентами, был приговорен к 21 дню тюремного заключения. Он также был повышен в должности.

    Это не единственный случай, когда семьям погибших или пострадавших в авариях солдат пришлось наблюдать, как командиры, виновные в происшествиях, в некоторых случаях еще до завершения расследования, беспрепятственно продвигались по армейской лестнице. Когда был убит Рон Овед, бригадный генерал Яков Дольф командовал бригадой «Голани». За несколько месяцев до этого Эвьятар Йосефи, солдат патрульного батальона «Голани», погиб во время наводнения в ручье Хилазон.

    Расследование, проведенное «ХаАрец», указало на ряд нарушений, предшествовавших гибели Йосефи, и на сокрытие фактов, последовавшее после трагедии; в нем участвовал сам Дольф. Тем не менее, впоследствии он был повышен в должности - до военного секретаря министра обороны - как и другие офицеры, причастные к инциденту. «Мы видим, как командиры продвигаются по службе и делают карьеру, а мы остаемся на развалинах нашей жизни, - говорит мать погибшей Ади Каплански.

    Высокопоставленный офицер, получивший выговор за участие в происшествии, высказывает иную точку зрения: «У меня не было возможности уехать с места происшествия, и я слышал, что некоторые старшие офицеры не приехали, потому что в это время консультировались у юриста. Начинается расследование, инцидент попадает в заголовки газет, и все ищут, как бы найти виновного, и как можно быстрее. Вы сразу понимаете, что армия ищет виновных среди младших офицеров, поскольку старший офицер может свидетельствовать о проблемах во всей системе. Никто не говорит об этом открыто, но младшие командиры понимают это сами. Старший офицер, который расследовал этот инцидент, знает старших командиров, он был их командиром, или они были его».

    Янив Кубович, «ХаАрец», М.Р. Фото: Элиягу Гершкович

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend