Воскресенье 25.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Haifa2

    Рассекречено: еврейское мародерство в 1948

    Историк Адам Раз обнаружил протокол заседания ЦК партии МАПАЙ, предшественницы партии «Авода», от 24 июля 1948 года – через два месяца после создания Государства Израиль.

    Как следует из протокола, Давид Бен-Гурион обрушился с резкой критикой на свой народ: «Оказывается, большинство евреев – воры… Я говорю это осознанно, четко и недвусмысленно, потому что, к сожалению, это правда. Воровством занимались люди из Изреельской долины! Пионеры из пионеров, основатели «Пальмаха». И в этом приняли участие жители мошава Нахалаль!.. Это невыносимо. Это ужасно. Воровство и грабеж – откуда это? Как соль земли, строители, созидатели, первопроходцы – дошли до жизни такой? Что случилось?!»

    Раз цитирует Бен-Гуриона в своей новой книге на иврите, которая, как ясно из названия, посвящена весьма напряженной, деликатной и взрывоопасной теме: «Разграбление арабской собственности в Войне за Независимость».

    Что и говорить, перед автором стояла грандиозная задача: впервые собрать в одной книге всю имеющуюся информацию о разграблении арабской собственности евреями во время Войны за Независимость Израиля 1947-49 годов – от Тверии на севере до Беэр-Шевы на юге; из Яффо в Иерусалим через разбросанные между ними деревни, мечети и церкви.

    Раз работал в тридцати архивах по всей стране, внимательно изучая газеты той эпохи и всю существующую литературу по этой теме. Результат оказался невероятным.

    По мнению Раза, разграбление носило тотальный характер – то есть грабили все, что попадалось под руку, от фабричного оборудования до ювелирных изделий. Историк не касался вопроса земельной собственности и домов, оставленных бежавшими или изгнанными со своих мест более чем 700 тысячами арабов – он занимался, в основном, движимым имуществом, предметами и утварью, словом, всем, что можно уложить в сумки или погрузить в машину.

    Бен-Гурион – не единственный высокопоставленный источник в расследовании Раза. К примеру, он цитирует Ицхака Бен-Цви, однокурсника Бен-Гуриона по юрфаку, впоследствии ставшего вторым президентом Израиля. Как утверждал Бен-Цви, те, кто занимался грабежами, были «порядочными евреями, тем не менее, считавшими грабеж естественным и допустимым». В письме Бен-Гуриону от 2 июня 1948 года Бен-Цви писал, что происходящее в Иерусалиме наносит «ужасный» ущерб чести еврейского народа и воюющих войск: «Я не могу хранить молчание о грабежах, организованных как группами, так и отдельными людьми. Грабеж стал обычным явлением... Все согласятся, что наши воры напали на заброшенные районы, как саранча на поле или в саду».

    Раз обильно цитирует различные источники на эту тему, будь то политические лидеры или обычные солдаты.

    Словом, все эти свидетельства сводятся к тому, что паническое массовое бегство арабских жителей, оставивших после себя многочисленное имущество, склады, магазины, мастерские, несобранный урожай, сады и виноградники, стало сильным искушением для еврейской армии, и многие его не выдержали. Приходилось даже прибегать к крайним мерам, чтобы остановить мародерство. Причем, как ни прискорбно, судя по тем же свидетельствам, больше всего отличились в этом деле отряды «Хаганы».

    Покойная писательница и радиоведущая Нетива Бен-Йехуда, легендарная пулеметчица ​«Пальмаха», участвовавшая в битве за Тверию, прямым текстом описала увиденное: «Мы все это видели когда-то. Так всегда поступали с нами во время Катастрофы, во время Второй мировой войны и во всех погромах. А здесь… здесь мы сами вели себя  недостойно по отношению к другим. Грузили все в фургон – руки дрожали. Но не потому что груз был тяжелый. Даже сейчас у меня дрожат руки, после того, как я об этом написала».

    Тверия, завоеванная евреями в апреле 1948 года, стала первым смешанным еврейско-арабским городом, захваченным в Войне за Независимость. Это был «архетип в миниатюре всего, что произошло в последующие месяцы в арабских и смешанных городах страны», – поясняет Раз. В ходе исследования он обнаружил, что официальных данных о разграблении в физических и денежных масштабах не существует. Но ясно, что подобные акции имели место в каждом таком городе, к примеру, в Хайфе.

    Йосеф Нахмани, побывавший в Хайфе после того, как ее захватили еврейские подразделения, писал: «Старики и женщины, независимо от возраста и религиозной принадлежности, все заняты грабежами. И никто им не мешает. Стыд и позор переполняют меня; есть желание плюнуть на этот город и уехать из него. Это отомстит нам и отразится на воспитании молодежи и детей. Люди потеряли чувство стыда, подобные действия подрывают моральные основы общества».

    О грабежах писали тогда и различные средства массовой информации. Так, в конце 1948 года корреспондент газеты «ХаАрец» в Хайфе Арье Нешер сообщал: «Оказывается, еврейский народ тоже изучил эту профессию [воровство], причем основательно, как принято у евреев. Они и в этом «труде» отыскали свое призвание. В самом деле, Хайфу поразила проказа воровства. В нем приняли участие все, независимо от этнической принадлежности и страны происхождения. Новые репатрианты и старожилы, бывшие обитатели тюрьмы Акко, евреи восточного либо западного происхождения – никакой дискриминации. Вопрос только в другом: а где же полиция?»

    Репортер «Маарив», который участвовал в поездке по Иерусалиму в июле 1948 года, призвал: «Приведите судей и полицейских в еврейский Иерусалим, потому что мы стали такими же, как все народы».

    Как считает Раз, вокруг событий того времени, отмеченных, к сожалению, и меткой мародерства, существует некий «заговор молчания», и даже сейчас многие из тех, кто познакомился с его книгой, шокированы масштабами происходившего в 1948 году. Он подчеркивает, что разграбление арабской собственности отличалось от «обычного» грабежа во время войны. Это были не американские солдаты, грабившие вьетнамцев, или немцы, находившиеся за тысячи километров от дома. Это были мирные жители, грабившие своих соседей, живших через улицу.

    «Евреи из Хайфы и прилегающих к ней районов разграбили собственность 70 тысяч местных арабов, и многие из них были знакомы с арабами, чьи дома они грабили. Так было и в смешанных городах, и в арабских деревнях по соседству с кибуцами и мошавами», – пишет Раз.

    Грабежи и мародерство шли повсюду, в Цфате и в Иерусалиме, брали все: одежду, холодильники, пианино, браслеты, разнообразую утварь, дорогие ковры.

    В книге полно примеров, свидетельствующих о том, что грабители знали: то, что они делают, аморально. Более того, общественность знала, что подавляющая часть арабского общества не принимала активного участия в боевых действиях.

    К сожалению, Раз не проводит исторических параллелей и практически не ссылается на обратный феномен: когда арабы грабили евреев и присваивали еврейское имущество, как это было во множестве случаев в арабских странах, откуда евреи были изгнаны или бежали. Историк отделывается оправданием, что, дескать, его книга затрагивает конкретную тему – разграбление арабского имущества во время Войны за Независимость.

    «Я думаю, что разграбление арабской собственности во время войны – это особый и нехарактерный случай, по крайней мере, достаточно необычный, чтобы написать об этом книгу. – говорит Раз. – Я думаю, что разграбление собственности оказало и продолжает оказывать значительное влияние на отношения между двумя народами, живущими на этой земле. Книга показывает, на основе изучения большого количества документов, что большая часть еврейской общественности принимала участие в грабежах и краже собственности более чем 600 тысяч человек. Это не похоже на погромы и грабежи, устроенные арабами во время беспорядков. Разграбление еврейской собственности в арабских государствах – сама по себе увлекательная тема – тоже не имеет отношения к моей книге, первый раздел которой описывает грабежи, как широко распространенное явление в течение многих месяцев, а второй раздел объясняет, как эти действия переплетаются с политическим подходом».

    По словам Раза, его исследование показало, что среди правительства были те, кто критически относился к происходящему; по их мнению, тот факт, что Бен-Гурион, по сути, дал «добро» на разграбление, свидетельствовал о формировании определенной политической и социальной реальности и об использовании сложившихся обстоятельств в качестве инструмента для достижения Бен-Гурионом собственных целей. Критики Бен-Гуриона, по утверждению Раза, настаивали на том, что грабежи формировали коррумпированное общество и укрепляли линию сегрегации, проведенной  между арабами и евреями. Были министры и другие высокопоставленные правительственные чиновники, которые считали, что следовало учредить единый орган, эффективный и обладающий конкретной властью, чтобы объединить всю собственность и следить за ее распределением и управлением. Бен-Гурион воспротивился этой идее и сорвал ее.

    Как считает Адам Раз, настала пора прервать заговор молчания вокруг разграбления арабской собственности. «Мартин Бубер сказал в этом контексте в письме, написанном в то время: «Внутреннее искупление не может быть достигнуто, если мы не встанем и не посмотрим в лицо смертоносному характеру истины». Иначе и быть не может», – констатирует Раз.

    Офер Адерет, «ХаАрец». М.К.
    На фото: мародерство в Хайфе, 1948.
    Фото: Fred Chesnik / IDF and Defense Establishment Archive
    На врезках: солдаты «Хаганы» с добычей, Хайфа, 1948.
    Украденные вещи помечены стрелками.
    Фото: Fred
    Chesnik / IDF and Defense Establishment Archive
    Арабские беженцы увозят на тележках свое имущество.
    Яффо, 1948. Фото: 1948 UN Archives˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend