Thursday 29.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Burhan Ozbilici
    AP Photo/Burhan Ozbilici

    Раскрыта ложь Эрдогана о госперевороте в Турции

    15–16 июля исполнилось 5 лет драматической и кровавой попытки государственного переворота в Турции в 2016 году, когда военные-заговорщики, верные Фетхулле Гюлену (турецкому исламскому проповеднику, бежавшему в США), попытались свергнуть демократически избранное правительство.

    С тех пор хрупкая демократия Турции практически рухнула. Изменилась и международная ориентация страны, которую, похоже, оставили все ее традиционные союзники на Западе. Анкара сближается с антизападными силами – Россией, Китаем, Катаром и Ираном.

    Сближение Турции с Москвой можно было наблюдать по многочисленным встречам между президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и его российским коллегой Владимиром Путиным в период с 2017 по 2020 год, а также покупке Турцией российских ракет С400, вопреки мнению США и НАТО. Настойчивость Анкары в завершении этой сделки привела к исключению Турции из плана поставки истребителей F35. Также Эрдоган поддержал китайскую инициативу «Один пояс – один путь».

    Но в последние месяцы Турция стремится наладить отношения со своими традиционными союзниками. Эрдоган промолчал по поводу недавнего признания геноцида армян президентом США Джо Байденом, когда они встречались в прошлом месяце на саммите НАТО. Анкара отходит от своих позиций в Средиземном море, чтобы избежать дальнейшей конфронтации с Грецией, Кипром и ЕС, а также стремится к примирению с Израилем и Египтом.

    Впрочем, пока нельзя говорить однозначно, что Эрдоган продолжит придерживаться такой политики. И также неизвестно, готовы ли к примирению бывшие партнеры Турции. Их подозрительность вызывает бесконечное копание Эрдогана в событиях 5-летней давности, когда попытка переворота стала основой его все более авторитарного и репрессивного правления. Он не перестает переписывать историю того, что, по его словам, произошло в июле 2016 года.

    Чтобы оправдать отказ от традиционных союзников, турецкое правительство постоянно повторяет версию, по которой в ночь переворота с 15 на 16 июля (которую официальная пропаганда называет «турецким 11 сентября») страны Запада не поддержали Турцию. Запад не только не осудил попытку переворота, но политическая поддержка Эрдогана с его стороны была вялой и запоздалой.

    История о том, что Запад бросил Турцию в час нужды, была использована Эрдоганом для узаконивания своей внешней политики, которая привела к отчуждению страны на международной арене, практически оставив Эрдогана без друзей и союзников в то время, когда шаткая экономика страны все больше нуждалась в помощи, а рейтинги Эрдогана и его партии продолжали падать.

    Некоторые политики в Европе, Великобритании и США, а также известные обозреватели и эксперты ведущих аналитических центров Европы и США, похоже, принимают версию, что Запад бросил Турцию. Но это – явная ложь. Откровенная фальсификация.

    Западные страны и организации, возможно, могли быстрее выразить свою поддержку Эрдогану (хотя они сделали это, когда военный переворот был еще в самом разгаре). Запад мог быстрее направить своих высокопоставленных представителей в Анкару сразу после переворота. Но Россия и Китай сделали это гораздо позже, чем Запад.

    До того, как стала понятна судьба переворота, турецкое правительство получило всеобщую поддержку своих основных союзников на Западе – США, НАТО, ЕС и ключевых лидеров европейских стран. Затем, когда правительственные силы окончательно взяли верх, последовали новые заявления о поддержке.

    Другими словами, отдаление Анкары от Запада было выбором, а попытка государственного переворота 2016 года – оправданием.

    Тогдашний министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон позвонил своему турецкому коллеге, чтобы «подчеркнуть поддержку Великобританией демократически избранного правительства страны». Министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони выразил свое «облегчение» в связи с провалом переворота, а Испания выразила сожаление по поводу гибели людей и выразила соболезнования семьям погибших, а также народу и властям Турции.

    Канцлер Германии Ангела Меркель осудила переворот, отметив, как «трагично, что так много людей заплатили за эту попытку переворота своей жизнью», подчеркнув при этом поддержку Германией демократии и верховенства закона. Тогдашний министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что он «резко осуждает все попытки изменить демократическое правовое государство в Турции с помощью насилия».

    Федерика Могерини, глава внешнеполитического ведомства ЕС, выступила с официальным заявлением, в котором осудила переворот и поддержала демократические институты страны, а также выразила соболезнования семьям погибших.

    Давайте посмотрим, что происходило с другой стороны. Возьмем, к примеру  Иран, с которым стала сближаться Турция после попытки переворота. До подписания ядерной сделки в 2015 году Иран использовал турецкий государственный банк для обхода международных санкций по схеме «нефть в обмен на золото». Но Тегеран не опередил Запад в ночь переворота.

    16 июля, уже после заявления Могерини, министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф в «Твиттере» выразил «свою глубокую озабоченность» по поводу «кризиса в Турции». Без каких-либо официальных обязательств он добавил, что «безопасность турецкого народа превыше всего», что вовсе не означало поддержку Эрдогана.

    Лишь спустя несколько часов Зариф осудил попытку переворота. «Смелая защита турецким народом демократии и законно избранного правительства доказывает, что переворотам нет места в нашем регионе», – написал он. Другими словами, Иран выразил солидарность с Турцией гораздо позже, чем США, ЕС и большинство союзников Турции на Западе.

    Реакция Катара, где Турция создала военную базу, и к которому она обратилась за экономической поддержкой, поступила ненамного быстрее. Конечно, эмир Катара лично позвонил Эрдогану днем 16 июля, но к этому времени переворот был полностью подавлен.

    А как насчет Азербайджана, «братской страны», с которой Турцию связывают языковые, этнические, торговые, исторические и военные связи? Заявление Баку было обнародовано утром 16 июля, когда переворот был практически подавлен. Письмо президента Ильхама Алиева, адресованное «Дорогому брату» Эрдогану, было отправлено 16 июля в 14:00.

    А что насчет реакции России и Китая?

    Только в 7:39 утра 16 июля стало известно, что Пекин призвал Турцию «как можно скорее восстановить порядок и стабильность». В 12:10 министр иностранных дел России Сергей Лавров, стоя рядом с госсекретарем США Керри, который только что «выразил озабоченность» по поводу событий в Турции, сделал весьма мягкое заявление. Лавров сказал, что «важно избежать кровопролития и решать вопросы в конституционных рамках».

    Когда судьба путча стала ясна, МИД РФ выразил «глубокую озабоченность» в свете «существующих террористических угроз в этой стране и вооруженного конфликта в регионе».

    Эти краткие заявления из Пекина и Москвы вряд ли можно считать выражением солидарности, особенно по сравнению с реакцией традиционных союзников Турции в Европе и Северной Америке. То есть нарисованная картина отсутствия поддержки Запада, который бросил Турцию в трудный час, на самом деле является фальсификацией. Скорее, подобные обвинения Анкара должна была выдвигать в адрес Китая и России.

    Эрдоган сделал сознательный выбор, отдав предпочтение Москве и Пекину вместо Вашингтона, Берлина, Брюсселя или Лондона. Это никак не коррелируется с тем, кто раньше поддержал его в 2016 году и кто первым прислал в Анкару официальных представителей. Поворот Эрдогана в сторону авторитарных стран имел целью внедрение в Турции его собственной авторитарной власти.

    Есть еще одна важная деталь, которая отличает реакцию Запада от реакции таких стран, как Россия, Азербайджан, Иран и Катар. В посланиях европейских и североамериканских лидеров осуждается переворот, но при этом подчеркивается их поддержка демократии и верховенства закона, правовых процедур и прав человека.

    В заявлениях авторитарных стран, как правило, высказывалась прямая поддержка лично Эрдогану, его правительству и его партии. Эти страны были «озабочены» укреплением стабильности режима.

    Пять лет прошло после попытки переворота. За это время Эрдоган провел чистки среди военных, гражданских служащих, парламентариев, судей, учителей, ученых, журналистов. Он требовал выдачи оппозиционеров, скрывшихся в других странах. Сегодня не следует давать турецкой пропаганде вводить себя в заблуждение. Именно стремление Эрдогана к авторитаризму было подлинной причиной смены союзников.

    Доктор политологии Саймон А. Уолдман, «ХаАрец» Ц.З. Автор – приглашенный лектор и научный сотрудник Королевского колледжа Лондона. Соавтор книги «Новая Турция и ее тревоги», 2017.
    AP Photo/Burhan Ozbilici˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend