Археология на Западном берегу дошла до суда

«Нет необходимости придавать гласности археологические раскопки, которые Израиль ведет на Западном берегу», — так постановил на этой неделе Верховный суд, отклонив петицию двух неправительственных организаций.

Суд объяснил свою позицию тем, что обнародование информации может привести к бойкоту археологов и ослабить позицию Израиля на будущих дипломатических переговорах.

Это решение поддерживает как позицию государства, так и решение суда предыдущей инстанции. Государство утверждает, что раскрытие имен археологов, проводящих раскопки, может привести к академическому бойкоту последних. Кроме того,
указание места раскопок может подорвать позицию Израиля в будущих дипломатических переговорах.

Первоначально петиция была подана в окружной Иерусалимский суд двумя организациями левого толка «Йеш дин» и «Эмек шаве». После того, как суд ее отклонил, они обратились в Верховный суд.

В петиции содержалось требование обнародовать информацию о раскопках, проводящихся на Западном берегу под эгидой израильской гражданской администрации, в том числе об их местонахождении, именах археологов, которые их ведут, и информацию обо всех находках, которые передаются во временное пользование музеям, исследовательским институтам и выставкам.

Согласно Гаагской конвенции 1954 года, стране-оккупанту запрещается вывозить археологические находки с оккупированной территории.

Судьи Йосеф Эльрон и Ноам Сольберг полностью приняли позицию государства, но судья Анат Барон выразила свое несогласие с ней.

«Существуют вполне обоснованные опасения того, что публикация имен археологов… может причинить ущерб их профессиональным и финансовым интересам, а также тем учреждениям, с которыми они связаны, — написал Эльрон в своем решении. — Публикация имен археологов подвергает их опасности академического бойкота, который может нанести реальный вред их исследовательской работе и их будущему в академическом мире».

«Раскрытие их имен, — продолжил судья, — может ограничить их возможность публиковать результаты их исследований в международных журналах, принимать участие в научных конференциях, сотрудничать с коллегами и волонтерами из других стран, получать стипендии и гранты, и участвовать в научных программах за рубежом.

Кроме того, я убежден, что обнародование имен археологов может помешать им завершить текущие раскопки, и сообщать о результатах своих будущих раскопок в научных изданиях», — сказал судья Эльрон.

Он также принял позицию государства в том, что обнародование места раскопок может во многих аспектах негативно повлиять на международные связи Израиля, в том числе «ослабить его позиции на будущих переговорах с Палестинской администрацией, и даже стать оружием в руках тех, кто стремится нанести удар по Израилю на международной арене».

Суд уступил организациям, подавшим петицию, только в одном: государство должно сообщить имена археологов, которые против этого не возражают.

Высказывая свое несогласие с этим решением, судья Барон заявила, что страх перед бойкотом не может служить оправданием сокрытия информации от общественности.

«Сокрытие этой информации — это попытка положить конец общественным дебатам о законности проведения археологических раскопок в Иудее и Самарии, — написала она в своем заключении. — И, как уже отмечалось, это — спорный вопрос.

Общественные дебаты могут привести к тому, что археологи станут объектом критики и, возможно, даже к их бойкоту, — продолжила она. — Но заглушив дискуссию и скрыв информацию о происходящим, вы не излечитесь от этих опасений».

«Без живого и свободного рынка идей и мнений нет демократии, и предотвращение публичных дебатов из-за опасений перед возможной критикой или даже бойкотом представляет реальную угрозу демократическим ценностям, которые дороги Израилю. Существует реальная опасность скатиться по этой скользкой дорожке».

Представители «Эмек шаве» хотели, чтобы суд постановил, что государство «должно распространить на Западный берег академические стандарты, принятые в Израиле и во всем мире», и были разочарованы тем, что суд этого не сделал.

По завершении заседания суда они сказали: «Как заявила судья Барон, невозможно применять один закон в Израиле, в соответствии с которым информация об археологических исследованиях и находках доступна широкой публике, и в то же время считать археологические раскопки и артефакты, обнаруженные на Западном берегу, государственной тайной. В конечном счете, это решение говорит о том, что в нынешних обстоятельствах даже фундаментальные стандарты стали лишними, и тот факт, что Израиль продолжает контролировать Западный берег, ведет к тому, что одно и то же правительство действует согласно двум разным правовым системам – даже, когда дело касается науки».

Нир Хасон, «ХаАрец», М.Р. К.В.

 

На фото: археологическая площадка. Фотоиллюстрация: Гиль Элиягу


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend