Раскол в левом лагере

Какой синхрон: не успел произойти раскол в правом лагере, как за ним последовал раскол в левом лагере. Вывод один: и те, и другие ничему не научились на своих ошибках, и вместо того, чтобы укрупнять силы, продолжают их дробить.

То, что сделал председатель «Сионистского лагеря» Ави Габай, нельзя назвать иначе, как самоубийством в прямом эфире. Его развод с партнером по блоку Ципи Ливни – это не партийные дрязги, не личные интриги и даже не сведение счетов. Самоубийство – только так.

Возникает неизбежное ощущение, что Габай, состоявший ранее в партии «Кулану» и получивший от Нетаниягу пост министра экономики, был заслан в «Сионистский лагерь», чтобы его развалить. Если так, он с успехом выполнил задание. Разумеется, это граничит с шуткой, но факт есть факт: только Габай повинен в том, что от партийного блока с 24 мандатами останутся рожки да ножки, а от партии «Авода» – сладкое воспоминание о былом.

Все прогнозы возможного объединения лево-центристского лагеря теперь оказались разговорами в пользу бедных, потому что объединяться некому и не с кем. Яир Лапид сказал об этом достаточно категорично. Бени Ганц – тоже. Да еще Нетаниягу припугнул его заявлением, что «тот, кто не знает, левый он или правый – левый».

Никто не хочет заранее поставленной метки, которая отпугнет избирателей. Это – еще одна причина, по которой и Габай, и Ливни остались у разбитого корыта с надписью «левые». Это особенно парадоксально в случае Ливни, которая, будучи родом из семьи ревизионистов-подпольщиков ЭЦЕЛЬ, начинала в «Ликуде», потом ушла за Шароном в «Кадиму», и завершила свой путь созданием партии «Ха-Тнуа» («Движение»). Разве что ее движение идет в обратную сторону: после раскола у самой Ливни еще есть какой-то шанс остаться в Кнессете, но без «движения».

А что же Габай и остатки его воинства? По большому счету, «Авода» сильно проиграла: если «Сионистский лагерь» получал по опросам около 10 мандатов, отколовшаяся «Авода» сравняется с такими малокалиберными партиями, как МЕРЕЦ, НДИ, ШАС. Большей части депутатов «Аводы» придется распрощаться с хорошо нагретыми креслами, а теми, кто, останется в Кнессете, будут только ветераны. Теперь им не придется бороться с забронированными людьми Ципи Ливни. Сам Габай, разумеется, станет депутатом вечной оппозиции, к которому примкнут такие ветераны, как Шели Яхимович, Эйтан Кабель, Амир Перец и… Ближайшие опросы заполнят  многоточие еще двумя-тремя фамилиями, и это все.

Так закончила свою жизнь партия основателей государства, которая меняла названия, но оставалась одной из ведуших сил в политической жизни страны. Вплоть до того, что в прошлом всерьез обсуждался вариант введения в Израиле двухпартийной системы по образу и подобию США и Великобритании. Всего два года назад Биньямин Нетаниягу и Ицхак Герцог вели переговоры о создании единого правительства. И дело не в том, что у Нетаниягу были свои тактические резоны, а в том, что тогда с «Аводой» считались и принимали в расчет ее политический вес. Теперь она стала из тяжеловеса – легковесом, от которого больше ничего не зависит – ни судьба правительства, ни судьба государства.

Что же касается новой звезды израильской политики, бывшего начальника генштаба Бени Ганца, нас не оставляет мысль об абсолютной параллели его партии «Сила – Израилю» с партией ДАШ другого бывшего начальника генштаба Игаля Ядина. В 1977 году он получил 15 мандатов (столько же дают Ганцу все опросы), вошел в коалицию с «Ликудом» и через несколько лет бесследно исчез с политического горизонта.

Для соблазнения Ганца у Нетаниягу уже готова не конфетка, а целый торт – пост министра обороны. Если «Сила – Израилю», в самом деле, станет второй по величине партией, она получит и другие жирные портфели: Министерство иностранных дел, финансов (могила политиков!), юстиции, образования… Последнее Нетаниягу сделает с особой радостью, чтобы больше не видеть на этих постах своих архи-врагов Нафтали Беннета и Айелет Шакед.

А пока передел портфелей еще не начался, можно закончить этот некролог бессмертными словами покойного Любавического ребе, который на вопрос, что он думает об ирано-иракской войне, сказал: «Я желаю успеха обеим сторонам».

Рафаэль Рамм, «Детали» К.В.

Фото: Мегед Гозани


тэги

Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend