Tuesday 22.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Mahmoud Illean
    AP Photo/Mahmoud Illean

    Ради победы в Газе Израиль проиграл битву за Иерусалим

    ЦАХАЛ убил многих высокопоставленных лидеров ХАМАСа. Но эти достижения лишь показали, что ХАМАС – вовсе не «эфемерная организация», как утверждали многие аналитики. Погибшие занимали видные должности: командир бригады города Газа; начальник отдела разработки ракет и кибербезопасности; начальник инженерного отдела; начальник технического отдела военной разведки. Это хорошо организованная армия со своим бюджетом и структурой, сотрудники которой имеют необходимое профессиональное образование.

    Она подчиняется избранному политическому и гражданскому руководству, которое имеет отделения в Ливане, Турции, Катаре и даже в Саудовской Аравии. У нее есть консультативный совет, который определяет стратегические принципы, гражданская администрация, отвечающая за управление системами образования и здравоохранения, торговлей, водоснабжением и электроснабжением. Это – организация, которая в значительной степени имеет монополию на применение насилия, знает границы своих военных сил и, соответственно, ведет свои войны.

    После полутора десятилетий правления сектором Газа ХАМАС показал себя конкурентом палестинской администрации и политической организацией, которая может определять правила игры для всех палестинцев. Такая организация не развалится из-за гибели ряда высших должностных лиц. У них найдется замена.

    ХАМАС превратил свою военную слабость по отношению к Израилю в политическое преимущество. Его идеологические позиции – отказ признать Израиль и вести с ним дипломатические переговоры – превратились в эффективную стратегию. При этом он умело использовал стратегию самого Израиля по разделению Западного берега и сектора Газа, а также палестинской администрации и ХАМАСа.

    Израиль оправдывал возражения против мирных соглашений с властями ПА тем предлогом, что они не представляют весь палестинский народ и неспособны обуздать ХАМАС.

    ХАМАС не мог ожидать более прочной основы для утверждения своего статуса в качестве силы, которая диктует действия палестинской администрации и международным посредникам между Израилем и палестинцами.

    Противоречивая гипотеза

    Взаимные конфликты между ХАМАСом и Израилем и морская блокада, которую Израиль ввел в секторе Газа с 2006 года, обернулись против него. Вместо гражданского восстания против ХАМАСа в секторе начались еженедельные демонстрации «Марш возвращения», которые привели к международному давлению на Израиль. Все это породило треугольник Египет-Израиль-ХАМАС, тактическая цель которого состояла в том, чтобы добиться «тишины» в обмен на экономическую помощь: открытие пограничного перехода в Рафиахе и перевод сотен миллионов долларов из Катара в казну ХАМАС.

    В то время казалось, что военное сдерживание между Израилем и ХАМАСом можно заменить соглашением о спокойствии для Израиля в обмен на деньги для ХАМАСА. Израиль считал, что ХАМАС не заинтересован в новом военном конфликте, поскольку это будет угрожать его экономическим интересам и подорвет политическое положение. Это гипотеза была внутренне противоречивой. Если ХАМАС – террористическая организация, которую не волнуют разрушения и гибель мирных жителей в Газе, зачем ему прекращать конфронтацию с Израилем, которая представляет ключевой элемент его идеологии?

    С другой стороны, если ХАМАС нуждается в спокойствии и экономическом развитии для своего выживания, почему бы не снять блокаду, чтобы дать возможность развивать экономику сектора и позволить построить инфраструктуру в Газе, что уменьшит шансы на разжигание насилия ?

    Ответ на этот вопрос лежит в политической сфере. Он заключается в обратной связи между ростом экономики в Газе и публичной критикой в Израиле, который расценивает такие шаги, как «капитуляцию перед ХАМАСом» и «уступку терроризму».

    Не только правые, но и центристские партии обвиняли Нетаниягу в финансировании ХАМАСа после того, как он позволил Катару перевозить в сектор чемоданы с долларами. Но в этой формуле «тишины за деньги», на которой израильские спецслужбы основывали свои оценки, не хватало жизненно важного компонента. Она игнорировал более широкий национальный и политический контекст, в котором действует ХАМАС.

    Это отражено в двух шагах ХАМАСа, которые застали экспертов врасплох: ультиматум Израилю о выводе полиции с Храмовой горы и освобождении арестованных «к шести вечера» и выполнение своей угрозы. Оба шага не только разрушили оценку ситуации, по которой действовал Израиль, но и были «поразительно вызывающими». Они четко заявили, что разрыв между Западным берегом и сектором Газа, и особенно между Иерусалимом и ХАМАСом существует только в представлении Израиля.

    Разжигание огня и его тушение

    Реакция Израиля показала, что шок от этих шагов был похож на сюрпризы, которые потрясли мировые разведслужбы, когда распался Советский Союз, вспыхнула «арабская весна», а в Израиле разгорелись первая и вторая интифады. Все эти события разрушили общепринятые иллюзии, в которых желаемое принимали за действительное. Как будто все забыли, что ХАМАС является религиозной, националистической и политической организацией, которая планировала выиграть выборы, отмененные Махмудом Абасом.

    Иерусалим стал прекрасной компенсацией для ХАМАСа. Жестокие столкновения в Шейх Джарахе и на Храмовой горе в конце Рамадана предоставили ему уникальную возможность. Одним махом он захватил центральную арену и добился дипломатического достижения, которое восстановило его в качестве единственной организации, которая может начать пожар – а затем потушить его на своих условиях.

    ХАМАС уже одержал победу: он восстановил арабскую солидарность против Израиля, в том числе в таких странах, как Египет, Саудовская Аравия, Иордания и даже Объединенные Арабские Эмираты. У них не было другого выбора, кроме как осудить политику Израиля в отношении Иерусалима.

    На национальном уровне последние события показали, что размещение американского посольства в Иерусалиме и признание его столицей Израиля не приведет к прекращению борьбы палестинцев за свою государственность. До недавнего конфликта Иордания и Палестинская автономия боролись за свой статус в святых местах. Теперь ХАМАС ясно дал понять, что между Иерусалимом и Газой нет разницы.

    В то время как Израиль прилагает усилия к победе в Газе путем разрушения высотных зданий, уничтожения штаб-квартир и ликвидации высокопоставленных лидеров, он проиграл войну за Иерусалим. Город стал частью круга сдерживания ХАМАСа, который обычно ограничивался поселениями вблизи границы с Газой. Это – не очередной эпизод из серии периодических конфликтов между ХАМАСом и Израилем, окончание которых заранее известно.

    Цви Барэль, «ХаАрец», В.П. AP Photo Mahmoud Illean˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend