Пятница 27.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    D97-079_Rabin_Peres_Yaacov_Saar_GPO

    Рабин и Перес живы и живут в Эйлате

    В недавней статье о еврейском писателе Эльханане-Лейбе Левинском, который в XIX веке предсказал в книге-утопии, каким будет Израиль в 2040 году, скромно спряталось одно невероятное пророчество: автор был уверен, что иврит станет международным языком и ивритские имена будут популярными во всем мире. В книге он описывает обед с министром французского Иностранного легиона Авнером Бен-Нером и итальянским военным министром Авишаем Бен-Цруя.

    Обед Левинского вызвал в памяти иорданского Ицхака Рабина. Через три месяца после убийства Рабина в Иордании родился ребенок, которого родители назвали именем покойного израильского премьера. Этот наивный акт миролюбия и сосуществования не принес им Нобелевской премии – зато обрушил на них подстрекательство арабского мира, который увидел в них предателей и врагов народа (интересно, что так же, как в Израиле размножались фотопортреты Рабина в кефии, в Иордании появились портреты родителей этого ребенка в форме ЦАХАЛа).

    Преодолев все бюрократические препоны, иорданский Ицхак Рабин и его семья смогли перебраться в Эйлат, получив вид на жительство. Закончив путешествие по следам Левинского, стало ясно, что пришло время добраться до не-нашего Рабина.

    Это было непросто. С 2016 года следы иорданского Ицхака Рабина исчезли с карты Google. Я обратился к журналисту, который писал о нем последним – «Свадьба мира: иорданский Ицхак Рабин пошел под хупу со своей еврейской избранницей». Но с тех пор журналист стал консулом в Москве и стер Ицхака Рабина из памяти (в телефоне!).

    Я обратился к пресс-секретарю депутата кнессета Гидеона Саара («Ликуд»), который, будучи министром внутренних дел, даровал иорданскому Ицхаку Рабину израильское гражданство. Пресс-секретарь обещал перезвонить через несколько минут, но, видимо, забыл.

    Тогда я обратился к журналистке из местной газеты «Ежевечерний Эйлат», которая писала о иорданском Рабине в 2011 году. Но спасение пришло от другой местой газеты в Петах-Тикве, рассказавшей об адвокате, которая представляла мать Ицхака в бракоразводном процессе с отцом Рабина.

    Я позвонил Ицхаку и дрожащим голосом сказал: «Рабин! Ты жив!» 26-летний Рабин спокойно ответил, что давно привык к таким звонкам журналистов в канун очередной годовщины убийства израильского премьера. Но уже много лет он предпочитает не давать интервью. «Только вчера позвонила очень милая журналистка с 12-го телеканала, но я отказался. Не то, чтобы мне стыдно, или еще что-то – просто у меня больше нет на это сил».

    Иорданский Ицхак Рабин рассказал, что он прошел гиюр, отслужил в погранвойсках, работает в магазине игрушек, и сейчас сидит дома с годовалой дочкой в отпуске за свой счет. Я спросил, не зовут ли ее случайно Лея, и он ответил: «Случайно, нет». Я успел задать еще один неизбежный вопрос, за кого он голосовал на выборах. И Рабин ответил: «За Биби. Что бы о нем ни говорили, он – великий вождь. Смотри, как он устроил мир с арабскими странами».

    Я сказал, что это немного смешно, что Рабин голосует за Биби, и он ответил, что на следующих выборах, вероятно, будет голосовать за Беннета.

    Через несколько дней мне перезвонила журналистка из газеты «Ежевечерний Эйлат», которая сказала, что Ицхака Рабина она не нашла, зато у нее есть для меня сюрприз – и послала мне фотокопию статьи под заголовком «Арабский Шимон Перес живет в Эйлате».

    Я был в шоке. Как может быть, что в Эйлате одновременно живут арабские Ицхак Рабин и Шимон Перес, а мир молчит? Откуда у судьбы такой феерический юмор абсурда? Каковы шансы, что Рабин и Перес знают о существовании друг друга, и если да, превратились ли они в противников и в арабской инкарнации тоже? И где во всей этой истории прячется арабский Игаль Амир?

    Арабскому Шимону Пересу 38 лет, он родился в деревне Джедайда под именем Ахмад Шаабан. Последние 10 лет он живет в Эйлате и работает кладовщиком в одной из больших городских продуктовых сетей.

    «Когда я вырос, – рассказал Перес-2, – то начал понимать жизнь, и сразу прилепился к народу Израиля и евреям. Несколько раз мне довелось попасть на ежегодный народный прием на Суккот к президенту Шимону Пересу. Я полюбил его сильнее, чем родного отца. И решил сменить свое имя на его. Пошел в МВД. Но они не согласились, чтобы в документах было написано Шаамон Перес. Так что пока я – Шимон Перес».

    На вопрос, как семья отреагировала на такую удивительную смену имени, Перес-2 рассказал, что намучался от угроз: «Они были не в себе, что я сменил имя, так что мы с ними не поддерживаем связь».

    Зато с семьей Шимона Переса он как раз связан: «У меня в телефоне даже есть фотография приглашения на свадьбу Шимона Переса и Сони. Я его очень люблю».

    Я спросил Шимона Переса, знает ли он, что в Эйлате живет иорданский Ицхак Рабин, и вдруг телефонный разговор прервался. Я позвонил еще раз, но Перес не только не ответил, а еще и заблокировал меня в WhatsApp.

    Видимо, разговор коснулся очень чувствительного момента. Оказалось, что даже в арабской инкарнации Перес остался «неисправимым интриганом», как его назвал еврейский Рабин.

    Йерми Шик-Блюм, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Яаков Саар, GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend