Saturday 15.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото предоставлено Гилем Смолинским
    Фото предоставлено Гилем Смолинским

    Рабби Леви-Ицхак и евреи Казахстана

    Каждый год евреи-хасиды со всего мира приезжают в Казахстан, чтобы помолиться на могиле рабби Леви-Ицхака Шнеерсона, отца рабби Менахема-Мендла Шнеерсона (светлой памяти), прославленного последнего любавичского ребе.

    Здесь паломников радушно встречают евреи из местной хабадской общины – исключительно преуспевающей и деятельной. Я на собственном опыте убедился в гостеприимстве раввинов из Хабада в Алматы – городе, где похоронен рабби Леви-Ицхак. В этой связи интересно проследить корни хабадского обычая посещать могилу рабби Леви-Ицхака и порассуждать о том, что это означает в контексте взаимоотношений между движением Хабад и государством Казахстан.

    История Хабада

    Для того, чтобы понять, кто такой был рабби Леви-Ицхак, мы должны вернуться в прошлое – к корням движения Хабад в русле хасидизма. Хабад, который иногда называют также любавичским хасидизмом, сформировался в конце 1770-х годов в Беларуси. Отцом этого направления считается рабби Шнеур-Залман из Ляд – именно он вошел в историю как первый ребе Хабада.

    Существует несколько хасидских групп, которые следуют разным доктринам, в большинстве своем берущим свое начало в учении основателя хасидизма, рабби Исраэля Баал-Шем-Това. У каждого хасидского направления – свой духовный лидер и свои нюансы учения.

    В 1810-х годах центр движения Хабад переместился в местечко Любавичи в России – отсюда и название движения – и оставался там до 1915 года, пока Пятый ребе не перебрался в Ростов-на-Дону, город на юге России. Шестой же ребе обосновался в Краун-Хайтс в Нью-Йорке, когда разразилась Вторая мировая война. Здесь и находится центр хасидизма по сей день.

    Рабби Леви-Ицхак – что нам известно о нем?

    Леви-Ицхак родился в 1878 г. в местечке Поддобрянка (Паддабранка). Он был старшим из четверых детей. Уже с самых юных лет мальчик проявлял незаурядные способности. К 22 годам он стал широко известным ученым, знатоком Торы и Кабалы. Молодой человек женился на Хане Яновской, которая и сама была весьма образованной женщиной. У супругов родилось трое сыновей: Менахем-Мендл, Дов-Бер и Исраэль Арье-Лейб. Менахем-Мендл впоследствии стал седьмым и последним в династии любавичских ребе. Несмотря на то, что Леви-Ицхак не был собственно «ребе» – статус духовного лидера течения не всегда переходит от отца к сыну, – он, несомненно, служил источником вдохновения для своей общины и для собственного сына Менахема-Мендла, будущего ребе.

    В возрасте 31 года, в 1909 г., Леви-Ицхак стал главным раввином Екатеринослава (Украина). В этом статусе он пребывал на протяжении 32 лет. Как религиозные, так и светские евреи считали его святым человеком.

    В 1939 году рабби Леви-Ицхак был арестован НКВД за свою работу по поддержке иудаизма в Советском Союзе. Его «предосудительная» деятельность заключалась, в частности, в надзоре за строительством новой миквы (бассейна для ритуальных омовений), а также в наблюдении за выпеканием мацы на Песах. В течение года раввин подвергался допросам и пыткам в следственном изоляторе. Затем последовал суд (в Москве), на котором он был признан виновным и приговорен к пяти годам ссылки. Наказание следовало отбывать в Средней Азии. Так Леви-Ицхак оказался в крохотной нищей деревеньке Чиили в Казахстане. Его жена проявила недюжинную смелость и готовность к самопожертвованию, последовав за мужем в изгнание – несмотря на то, что сама она осуждена не была.

    Рабби Леви-Ицхак был сослан в Казахстан еще до того, как туда потянулись толпы беженцев из Европы, стремящихся скрыться от преследований в начале Второй мировой войны. Не имея никакой возможности покинуть захолустье, место своей ссылки, раввин стал лидером еврейских беженцев. Он оказывал практическую и духовную поддержку рассыпавшейся еврейской общине Казахстана. Более того: именно в этот период Леви-Ицхак написал свои самые глубокие и содержательные тексты – несмотря на все тяготы изгнания и невероятно тяжелые бытовые условия (у него не было даже настоящих чернил и бумаги для письма).

    В 1944 г., когда срок ссылки уже близился к концу, здоровье раввина пошатнулось. Друзья из Алматы бросили все силы на сбор пожертвований, чтобы переправить рабби в более благоприятные условия. За шесть недель им удалось собрать тысячи рублей и раздобыть необходимые документы. Благодаря этому раввин с женой переехали в Алматы. Увы, состояние Леви-Ицхака ухудшалось, и спустя несколько месяцев он скончался.

    Фото предоставлено Гилем Смолинским

    Рабби Леви-Ицхак всю свою жизнь был плодовитым писателем, однако львиная доля его наследия была целенаправленно уничтожена или утеряна иным образом. В 1947 году, когда его жена покидала Советский Союз (это, к слову сказать, отдельная невероятная история), ей удалось тайком захватить с собой несколько рукописей мужа. Позднее эти материалы были опубликованы как «Избранные беседы с Леви-Ицхаком» («Ликутей сихот»).

    Могила рабби Леви-Ицхака как объект национального достояния

    В любавичском хасидизме существует обычай посещать могилы духовных лидеров и молиться там – вот почему многие стекаются в Алматы, где захоронен рабби Леви-Ицхак. Этот обычай существует уже много лет, однако самое последнее событие в истории отношений между Хабадом и Казахстаном – решение правительства объявить могилу рабби объектом национального наследия – заслуживает особого внимания.

    Этот символический жест стал убедительным доказательством поистине дружественных отношений, сложившихся между Хабадом и администрацией Казахстана. Несмотря на то, что еврейское население в стране резко сократилось после Второй мировой войны, Хабад и поныне сохраняет ощутимое присутствие в Казахстане – в особенности, в Алматы.

    Это движение достойно представлено и в Нур-Султане, столице государства (прежнее название – Астана). Для меня большая честь внести свою лепту в жизнь Дома Хабада («Бейт-Хабад»), которым руководит мой дорогой друг рабби Шмуэль Карнаух. Я надеюсь, что провозглашение могилы рабби Леви-Ицхака объектом национального достояния будет способствовать дальнейшему укреплению дружественных отношений между Хабадом и правительством Казахстана.

    Гиль Смолинский - специально для сайта «Детали». Фотографии предоставлено автором˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend