Партнёры

«Рабами мы были в Египте…» Может, хватит?

Совсем скоро мы снова сядем за чтение Пасхальной Агады, и снова за столом прозвучат высказывания мудрецов из Бней-Брака – рабби Элиэзера Бен-Азарии, рабби Йехошуа, рабби Акивы и других. Но главного героя праздничного сюжета, архитектора нашего исхода из Египта – Моисея-Моше-рабейну – мы в этот вечер так и не встретим. На протяжении многих поколений мудрецы пытались объяснить его отсутствие на страницах Пасхальной Агады. Однако сформулировать внятный, приемлемый для всех ответ на этот вопрос они так и не смогли.


Своя версия ответа есть у востоковеда Ицхака Абади. Ему 87 лет, он родился в Сирии и, помимо всего прочего, в прошлом был резидентом «Моссада» в Ираке и губернатором сектора Газа. Абади – доктор востоковедения, по написанной им программе израильские школьники изучают арабский мир и ислам. Пасхальную Агаду он считает крайне тенденциозным произведением.

— Читатели не обращают внимания на то, что в ней не упоминается Моше-рабейну, — говорит он. – А ведь это главный герой четырех книг Пятикнижия! Но в Пасхальной Агаде его нет. И это вызывает ряд вопросов.

— Это выглядит, как издевка истории…

— Это просто тенденциозный подход. После того, как в 751 году был основан Багдад, – это было во время правления династии Аббасидов, – в новый город переехали йешивы из Суры и Пумбедиты. Так началась эпоха гаонов. Глава еврейской диаспоры был заместителем багдадского халифа. Потому что во времена Аббасидов – особенно в годы правления Абдуллы аль-Мамуна – отношение к иноверцам в халифате было более, чем терпимым. Знаете, что он говорил? Каждые десять человек, у которых есть лидер, могут основать новую религию.

— Это происходило во время расцвета ислама?

— Разумеется! Тогда веротерпимость была удивительной… Поэтому йешивы из Суры и Пумбедиты и переехали в Багдад.

— Это ведь они написали Пасхальную Агаду?

— Они составили и пасхальный молитвенник, и написали Агаду. Напомню, что Вавилонский Талмуд был создан в 500 году. Зачем нужны два Талмуда? Дело в том, что главный смысл Иерусалимского Талмуда сводится к следующему: «Заповедь заселения Эрец Исраэль стоит всех других заповедей». А Вавилонский Талмуд гласит: «Благо сделал Г-сподь, расселив народ Израиля среди других народов». Это оправдание жизни в диаспоре!

— Следуя этой логике, следовало оправдать и жизнь евреев в Египте?

— Поэтому Моше и не упоминается в Агаде. У него были другие задачи.

— То есть Моше принадлежит Иерусалимскому Талмуду?

— Более того, монотеизм Моше усвоил в Египте. Ведь он был при фараоне Эхнатоне, положившем начало монотеистической религии. Тому же Моше учил и его тесть, мидианский жрец Итро.

— Монотеизм существовал на Аравийском полуострове и в доисламские времена?

— Конечно! Обратите внимание, сколько раз в ТАНАХе еврейский Б-г обращается к арабским пророкам. Моше остается в стороне. А вы помните историю с Балаком? А историю с Биламом?

— Можно сказать, что ислам произрастает не только из иудаизма и христианства, но также из монотеистических религий, существовавшего в древние времена на Аравийском полуострове?

— Разумеется! В Коране можно найти все эти истории. И, возвращаясь к нашему вопросу: Моше опасался, что, если евреям будет слишком хорошо в Египте, они ассимилируются и народ Израиля исчезнет с лица земли. Но Моше хотел вывести их из Египта не рабами, а свободными людьми. Его главным делом стала борьба за свободу Израиля. Синайское откровение. Национальная независимость с еврейской Торой.

Вавилонских евреев, писавших Пасхальную Агаду, все это не интересовало. Они считали главным освобождение от рабства. «И вывел нас Г-сподь дланью могучей и мыщцей простертой». Моше боялся, что евреи ассимилируются в Египте, потому что там было хорошо. Поэтому он хотел вывести их оттуда независимым, свободным народом, с еврейской Торой. Это совсем не то, о чем рассказывает Пасхальная Агада.

— То есть Моше не вписывался в историю вавилонских мудрецов?

— Да, именно так. Для того, чтобы вписать в историю Моше, нужно было оправдать исход из диаспоры. Вавилонские мудрецы не хотели делать этого.

— Вы говорите, что евреям было хорошо в Египте. Как же вы объясняете тяжкие кары, такие, как «каждого новорожденного бросьте в реку Нил»? Почему египтян тревожило, что «народ Израиля умножился и окреп чрезвычайно»?

— Речь идет о вторжении гиксосов. Опасность исходила от них. Рабы не представляют опасности. Когда возникает опасность? Когда они поднимают голову – «и присоединились они к врагам нашим».

— То есть новорожденных было приказано бросить в Нил из-за вторжения гиксосов?

— Конечно. «И присоединились они к врагам нашим» – кто эти враги? Гиксосы.

— Так в чем же заключается главный смысл Агады? Что ее авторы хотели сказать?

— Все очень просто – это история выхода из рабства на свободу. Но это не соответствует действительности, потому что евреи не были рабами все время. Может быть, в начале своего пребывания в Египте, допустим. Но впоследствии евреи продвинулись – они знали математику, они стали инженерами, все изменилось.

— Но евреи стали представлять демографическую угрозу. Почему им не позволили покинуть Египет?

— Люди не хотели, чтобы евреи покинули страну. Это как в России. «Без них нам будет трудно управиться. Иди, верни их».

— То есть так же, как советский режим препятствовал выезду евреев?

— Да, именно так. Если помните, советский режим требовал, чтобы уезжающие в Израиль евреи вернули деньги, затраченные на их обучение.

— Получается, что вавилонские мудрецы совершили настоящую революцию. Удалить из истории Исхода из Египта его архитектора  – воистину революционный шаг.

— Полностью с этим согласен. Сегодня, когда главное для нас – это независимость еврейского государства в Эрец Исраэль, Агада утрачивает свою актуальность.  Мы рассматриваем эту историю сквозь призму нашей государственной независимости. Авторов Агады это совсем не интересовало.

— Тем не менее, в Агаде присутствуют мудрецы из Бней-Брака. Почему для них нашлось место, а для Моше – нет?

— Потому что они – танаи, мудрецы эпохи составления Мишны. Без них в Вавилоне не было бы амораев – создателей Гмары. Они – гении, наследники традиции танаев. Без мудрецов Бней-Брака не было бы и мудрецов Вавилона.

Изхар Беэр, «ХаАрец«, Б.Е. Фотоиллюстрация: Даниэль Чечик

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ