Путинизм – новый сталинизм?

На фоне продолжающегося российского вторжения в Украину сразу несколько западных СМИ пытаются осмыслить путинский режим и поместить его в исторический контекст. 


Известная американская журналистка и историк Энн Эпплбаум, чья книга ​​«ГУЛАГ. Паутина Большого террора» получила Пулитцеровскую премию, на страницах сайта The Atlantic сравнивает нынешний российский режим со сталинизмом. Она подчеркивает, что война Путина против Украины напоминает нападение Иосифа Сталина на украинское крестьянство в ужасную зиму 1932-1933 годов, когда «бригады активистов Коммунистической партии ходили от дома к дому в украинской деревне в поисках еды. … После их ухода украинские крестьяне, лишенные пищи, ели крыс, лягушек и вареную траву. … Около 4 миллионов умерли от голода».

Эти активисты, пишет Эпплбаум, «не чувствовали за собой никакой вины. Советская пропаганда постоянно твердила им, что якобы зажиточные крестьяне, которых они называли кулаками, были саботажниками и врагами – богатыми, упрямыми землевладельцами, которые мешали советскому пролетариату достичь утопии, обещанной его лидерами. Кулаков нужно смести, раздавить, как паразитов или мух».

Эта риторика поразительно напоминает то, что нынешняя, российская пропаганда говорит об украинцах, расчеловечивая их. «На языке Путина и на языке большинства российских телекомментаторов, украинцы не имеют никакой самостоятельности. Они не могут сделать выбор за себя. Они не могут сами выбрать правительство. Они даже не люди – они  «нацисты». И поэтому, как и кулаки до них, они могут быть уничтожены без всяких угрызений совести».

Так же, как коммунисты, раскулачивающие украинские деревни в 1930х, сегодняшние российские солдаты, опьяненные госпропагандой, не чувствуют жалости, потому что не видят в украинцах людей. «Гребаные наркоманы и нацисты», – сказал один из них, предположительно, своей жене или сестре в ходе телефонного разговора, который перехватила украинская разведка. Он сообщил, что расстрелял украинскую машину. «Стреляй в ублюдков», – ответила женщина.   

В ответ на текст Эпплбаум газета Washington Post опубликовала колонку заслуженного профессора политологии, исследователя истории коммунизма из престижного Корнелльского университета Сидни Тарроу, который утверждает: сравнение нынешней российской власти со сталинизмом кажется очевидным, но мешает понять истинную природу режима, который построил Путин.

Аргумент о том, что Путин возвращает Россию к сталинизму, прост. Как и Сталин, Путин окружил себя исключительно согласными и подхалимами, убив или посадив в тюрьму оппонентов. Как и Сталин, Путин убедил большую часть населения в том, что «мир всегда против России». Но есть и принципиальные отличия.  

Во-первых, отсутствие инфраструктуры Коммунистической партии сделало Путина зависимым от служб безопасности и ненадежной сети олигархов. Это делает его потенциально гораздо более слабым внутри страны, чем был Сталин.

Во-вторых, в сегодняшней России больше нет руководящего мифа – каким бы сомнительным он ни был – для оправдания жертв во имя достижения социалистической утопии.

В-третьих, неудачи путинской военной машины в Украине и кризис в российской экономике ослабили его претензии на роль человека, спасшего Россию от хаоса. 

«Это не означает, что Россия движется к демократии, – пишет автор. – Но это означает, что будущее путинизма как системы управления отличается от будущего его долго правящего предшественника и сейчас менее безопасным, чем два месяца назад».

Наконец, еще один выдающийся ученый, историк Тимоти Снайдер из Йельского университета, пишет в New York Times: «Нужно признать: Россия – фашистское государство». 

По мнению Снайдера, тот факт, что СССР боролся с фашизмом и нацизмом не должен отвести наш взгляд от того факта, что сегодняшняя Россия отвечает большинству критериев, которые обычно применяют ученые для определения фашизма: культ лидера, культ мертвых, связанный с Великой отечественной войной, тоска по былому имперскому величию, которое должно быть восстановлено путем исцеляющего насилия – кровопролитной войны против Украины.

Снайдер напоминает, что противостояние СССР фашизму началось лишь в 1941 году, после нападения Гитлера. До этого две страны были, по сути, союзниками. «При Сталине к фашизму сначала никак не относились, потом он был плох, потом был хорош, пока снова не стал плохим. Но никто так и не определил, что это значит. Это была коробка, в которую можно было положить все, что угодно. Коммунистов судили на показательных процессах, как фашистов. Во время холодной войны фашистами стали американцы и англичане. И «антифашизм» не помешал Сталину проводить чистки против евреев», – пишет Снайдер. 

В России 21 века «антифашизм» стал просто правом российского лидера определять национальных врагов. Для Путина «фашист» или «нацист» – это просто тот, кто выступает против него или его плана по уничтожению Украины. Украинцы – «нацисты», потому что сопротивляются.

«Фашисты, называющие других людей «фашистами», – это фашизм, доведенный до своей нелогичной крайности. Это апогей воли над мыслью. Называть других фашистами и при этом самому быть фашистом – вот основная практика путинизма», – пишет Снайдер.  

Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Ivan Sekretarev

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ