Tuesday 30.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP
    Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    Путин и Беннет: это не про любовь

    Нет особых причин для радости по поводу того, что премьер-министру Израиля Нафтали Беннету была оказана высокая честь в минувшие выходные во время его визита в Россию. Как говорится, ничего личного: с Беннетом, как и с его предшественником Биньямином Нетаниягу, обращались соответствующим образом вовсе не из-за проявленной Путиным  сердечности, а из-за регионального статуса Израиля. Россия нуждается в Израиле практически так же, как Израиль – в России.


    Интеракция, безусловно, неравная. Россия, даже невзирая на то, что ее экономическая мощь в значительной степени ослаблена в сравнении с временами международного могущества СССР, по-прежнему остается мировой державой. Приняв решение о военном вмешательстве в Сирии в сентябре 2015 года, чтобы поддержать режим Асада, она со стратегической точки зрения обосновалась на «заднем дворе» Израиля. Когда по соседству оказывается «русский медведь», вести себя надо в высшей степени осторожно. Это именно то, что делает Израиль.

    Даже когда Беннет хвалит президента Владимира Путина, называя его большим другом еврейского народа, к этому стоит относиться с изрядной долей скептицизма. Путин всегда делает только то, что хорошо для Путина. Энтузиазм по поводу благожелательного приема в Сочи, включая истории, которые рассказали Беннет и Зеэв Элькин на заседании кабинета министров, следует сопоставлять с фактами: Путин – тиран, деспотично подавляющий противников режима в своей стране и замешанный в ужасных военных преступлениях в Сирии. Израилю необходимо согласовывать с ним ряд предпринимаемых шагов, поскольку такова объективная реальность. Это не имеет ничего общего с любовью.

    Даже когда Путин признавался Нетаниягу в горячей дружбе, он и тогда не выполнил некоторые из своих обязательств по Сирии. Так, летом 2018 года Россия и США договорились достичь соглашения, которое позволит режиму Асада вернуть себе южную часть Сирии с помощью России.


    Израиль, будучи второстепенным партнером в рамках упомянутого соглашения, прекратил поддержку суннитских повстанческих группировок, которая осуществлялась через границу на Голанских высотах. Некоторые из повстанцев сдались, другие – по согласию – перебрались в анклав Идлиб, расположенный на севере страны. Россия в свою очередь пообещала Израилю спокойствие, стабильность и удаление проиранских боевиков, по разным версиям, на 60 или 80 километров от границы. Этого так и не произошло. КСИР, боевики «Хизбаллы» и их ополченцы по-прежнему дислоцируются недалеко от израильской границы.

    Собственно говоря, это предыстория месседжа, отправленного Израилем, согласно публикациям в арабских СМИ, в связи с убийством бывшего сирийского парламентария на сирийской территории Голанских высот около десяти дней назад. Как сообщалось, убитый действовал в этом регионе от имени Ирана.

    Кроме того, были нанесены два мощных удара с воздуха на востоке Сирии. Похоже, накануне встречи в Сочи Беннет хотел дать понять Путину, что Израиль решительно настроен ограничить военное вмешательство Ирана в Восточной Сирии.

    Шаги, предпринимаемые Израилем, не особо должны обеспокоить Путина, соревнующегося с иранцами за влияние на режим Асада, и все же он хотел бы получить гарантию, что Израиль не нанесет непреднамеренного вреда российским солдатам или базам. По итогам саммита в Сочи обе стороны заявили об укреплении координации действий в отношении Сирии.

    Наряду с продолжающимися атаками в рамках кампании «между войнами» просочились сообщения о том, что израильские ВВС вновь начали готовиться к атаке на ядерные объекты Ирана. Куда более агрессивная политика, проводимая новым президентом Ирана Ибрагимом Раиси в координации с духовным лидером Али Хаменеи, вызывает законные сомнения в том, заинтересованы ли на самом деле иранцы в возвращении в лоно переговоров.

    И все же все эти факты, ставшие достоянием израильской общественности, вызывают множество вопросов: совместимы ли они с государственной политикой? Разве новость о том, что израильская сторона возобновляет подготовку к иному развитию событий, не приведет к лишней эскалации напряженности в отношениях с Ираном? И главное: какова в реальности способность наших ВВС остановить развитие ядерной программы, отбросив ее на годы назад, если им будет дано указание действовать?


    Али Шимхани, высокопоставленный представитель исламского режима в Тегеране, посоветовал Израилю сэкономить десятки миллиардов долларов – оценка ущерба, который понесет израильская сторона в случае ответной реакции Ирана, если Израиль осмелится атаковать его ядерные объекты.

    Иранские посылы также становятся агрессивнее. На прошлой неделе БПЛА атаковали военную базу США в Восточной Сирии. Атаку приписали иранским прокси, и случилась она через несколько дней после того, как Иран угрожал отреагировать на израильскую атаку в Сирии, когда были убиты несколько боевиков-шиитов.

    Следующий шаг не за горами: это может быть попытка нанести вред израильским объектам. Иран, как и Израиль, действует на сирийской арене, как будто все это не имеет никакого отношения к переговорам о ядерной сделке.


    Амос Харэль, «ХаАрец». М.К. √
    Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend