Saturday 28.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo/Thanassis Stavrakis
    AP Photo/Thanassis Stavrakis

    Война Путина сплотила украинскую нацию

    Российское вторжение в Украину началось с утверждения Владимира Путина о том, что Украина – не настоящее государство.


    «Украина … это неотъемлемая часть нашей собственной истории, культуры и духовного пространства», – заявил он, прежде чем направить российские танки крушить украинские города.

    Границы Украины, утверждал Путин, не имеют иного значения, кроме как обозначения бывшего административного деления Советского Союза: «Современная Украина была полностью создана Россией».

    Многое было сказано о том, что эти заверения Путина, как и его статья «Об историческом единстве русских и украинцев» 2021 года, полная чушь с исторической точки зрения. Достаточно сказать, что, хотя часть современной Украины действительно веками находилась в составе Российской империи, другие части на западе находились под юрисдикцией Австро-Венгерской империи, Польши или Литвы.


    Но живой, развивающейся нации не нужно смотреть вглубь веков в поисках оправдания для своего существования. В основе национальной идентичности может быть не сфальсифицированная история, которую подсовывают кремлевские политтехнологи, но общий, единонаправленный взгляд в будущее. Парадоксально, но в этом смысле никто не сделал для укрепления современного украинского национального проекта больше, чем Владимир Путин, пытающийся доказать, что Украина – «не настоящее государство». 

    Именно с этим связаны два самых значимых с точки зрения построения нации эпизода в новейшей истории страны. Первый – «оранжевая революция» 2003 года, когда хрупкая, но уже оформившаяся украинская демократия смогла выстоять против сфальсифицированных президентских выборов и украинский народ отстоял своего кандидата Виктора Ющенко против российского ставленника Виктора Януковича. Второй – «революция достоинства» 2013-2014 годов, разгоревшаяся после того, как Янукович, все же ставший президентом в 2010-м, попытался отменить многолетние договоренности Украины по интеграции с Евросоюзом.

    Последующая аннексия Крыма и восьмилетняя война в Донбассе только закалили украинцев как нацию. Их раз за разом ставили перед вопросом о том, какого будущего они хотят для себя и своих детей, и они с каждым разом отвечали все более уверенно. В стране, которая, согласно опросам, раньше относилась к НАТО в лучшем случае двойственно, а в худшем – открыто враждебно, твердое большинство теперь выступают за членство в возглавляемом американцами военном альянсе. Усилия Путина по возвращению Украины в орбиту России во многом привели к обратному эффекту.

    Российское вторжение 24 февраля 2022 года стало огромным испытанием для украинского народа и финальным обжигом украинской нации, творящей собственную историю. 


    «Именно наша способность мгновенно объединяться во время испытаний, находить общий язык и бороться вместе создает наш характер, наш украинский характер», – сказал президент Владимир Зеленский в одном из видеообращений.

    На фоне российского вторжения украинцы сплотились так, как, пожалуй, никогда не сплачивались за три десятилетия независимости – да и вообще за всю историю, отмеченную эпизодами ужасных испытаний и иностранного правления.

    Как и во время «оранжевой революции» 2004 года и протестов на Майдане 2013-2014 годов, яростная самооборона Украины сегодня – это защита ценностей, а не этнической идентичности или какого-то воображаемого славного прошлого. Даже города с большим русскоязычным населением стойко противостоят российской агрессии, как это было в случае Харькова и Херсона. 


    Как написала Ольга Олейникова, директор «Украинской демократической инициативы» в Сиднее, «по всей стране все больше и больше людей идентифицируют себя как украинцев, даже в традиционно русскоязычных районах, которые подвергаются самым жестоким нападкам. Быть украинцем сегодня – это нечто большее, чем просто принадлежать к определенной этнической группе, говорить на определенном языке или принадлежать к какой-либо нации. Это понятие охватывает всех, кто разделяет ценности свободы, мира, равенства и демократии, кто стремится защитить свою землю и культуру и, если потребуется, отдать жизнь за тех, кого любит».

    «Вы наблюдаете рождение новой Украины, – сказал мэр Львова Андрей Садовый. – Я не могу представить себе ни одну другую европейскую страну, которая бы продемонстрировала такую стойкость. Мы как Давид против Голиафа». 

    Знаменитая фраза Уинстона Черчилля «Мы формируем наши здания, а потом наши здания формируют нас» правдива даже в большей степени в отношении национальных мифов и национальной идентичности.

    «В Украине создается новый национальный миф, – пишет автор издания Atlantic в статье под названием «Нация, за которую стоит бороться». – Это миф о коллективном сопротивлении жестокой иностранной тирании, о гражданской армии, сражающейся за европейские либеральные и демократические ценности. Войны почти всегда делают общество более племенным, более авторитарным, более жестоким и более бесчеловечным. Но иногда война за идеалы и принципы может заставить общество стать тем, за что, по его словам, оно борется, даже если оно еще не полностью соответствует идеалам, которые исповедует».

    Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo/Thanassis Stavrakis √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend