Фото: Carlos Barria, Reuters

Трамп продолжает играть на стороне Путина

В том, что 16 июля Дональд Трамп встретится с Владимиром Путиным, нет ничего противоестественного — в конце концов, американские президенты от Эйзенхауэра до Буша-старшего встречались с советскими лидерами на протяжении всей холодной войны.

Однако неестественно другое: то, что обе стороны, похоже, хотят использовать этот саммит в Хельсинки в угоду именно российским интересам.

Похоже, Трамп подыгрывает Путину

Представители американской администрации весьма скупо говорят о том, каковы истинные цели саммита и в чем заключается «американский интерес». Говорят, что необходимы «хорошие отношения» с Путиным. И все?

Между тем, позиция Путина куда четче и определеннее.

Во-первых, российский президент, безусловно, настроен на то, чтобы смягчить давление на Россию и антироссийские санкции, введенные в ответ на российскую агрессию против Украины. И, конечно же, Трамп на саммите «большой семерки» в Канаде в прошлом месяце выступал за включение России в этот «элитный клуб» — оправдывая при этом незаконную аннексию Крыма и выдвигая в качестве аргумента, что там, мол, много русских.

Во-вторых, Путин стремится, во что бы то ни стало, ослабить западный альянс и предпринять шаги, направленные на развал объединенной Европы, действия которой он воспринимает как угрозу и вызов России. Это – давняя российская цель. И, будто по команде — поскольку Трамп перед встречей с Путиным должен принять участие в саммите НАТО, — американский лидер почти ежедневно обрушивается с критикой в адрес ближайших союзников США.

Трамп преуменьшает значение НАТО и даже придерживается странного представления, что США должны выйти из этого военно-политического блока. Более того, приветствуя «Брекзит», американский президент призывал и другие страны покинуть Европейский союз. Он словно перечеркивает многолетнюю американскую стратегию, заключавшуюся в поддержке единой Европы как источника стабильности на континенте. В довершение к этому он затеял торговую войну, установив пошлины на импорт стали и алюминия, нанося ущерб своим европейским и канадским торговым партнерам.

В-третьих, Путин надеется, что мир забудет или закроет глаза на то, что Россия вмешалась в выборы президента США в 2016 год.

Что говорит по этому поводу Трамп? Он пишет в Твиттере, что «Россия по-прежнему утверждает, что не имеет никакого отношения к вмешательству в наши выборы». Похоже, он полагает, что уверения Путина в непричастности куда надежнее единодушных выводов американских спецслужб. И администрация президента практически ничего не делает, чтобы предотвратить дальнейшее вмешательство России в выборы губернаторов и конгрессменов, в этом году.

И, наконец, в четвертых. Путин хочет, чтобы мир согласился со следующей тезой: режим Асада вновь стабилен и укрепляет свое господство практически на всей территории Сирии (или почти всей).

Трамп при этом четко и недвусмысленно заявил, невзирая на возражения своих советников, что войска США должны покинуть Сирию, и чем скорее, тем лучше. Соединенные Штаты дали понять умеренным оппозиционным группировкам на юге Сирии, что они более не могут рассчитывать на американскую поддержку в противостоянии с Асадом. Как и предполагалось, российские авиаудары наносят этим группировкам смертельный урон.

Будут ли учтены интересы Израиля

Однако не будем торопиться с окончательными выводами. Может быть, это и есть некая точка пересечения не только американских и российских, но и израильских интересов? И данное обстоятельство отразится на результатах хельсинкского саммита?

Есть предположение, что Россия попытается вывести Иран из Сирии, или хотя бы существенно ограничить его военное присутствие там. Это бы снизило угрозу Израилю со стороны Сирии – будь то обстрелы иранскими ракетами, вторжение в воздушное пространство Израиля иранских БПЛА или действий базирующихся в Сирии отрядов шиитской милиции. Такая договоренность могла быть обусловлена гарантиями, что Израиль сможет пользоваться в Сирии известной свободой действий — при условии, что не пострадают российские военные и не будет ослаблен режим Асада.

В течение трех лет, благодаря умело выстроенной дипломатии премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу в его отношениях с Путиным, и точным операциям ЦАХАЛа, Израиль при поддержке США успешно уничтожал иранское оружие и наносил непоправимый урон про-иранским силам – без реакции россиян, воюющих в Сирии, которые, безусловно, могли воспрепятствовать успешным действиям израильских военных.

Если Трамп уверит всех именно в такой трактовке событий — как нынешних, так и грядущих — то это позволит ему объяснить свое стремление вернуть Россию в G7 и вывести американские войска из Сирии, знаменуя победное окончание гражданской войны: Трамп завершает военное присутствие американских солдат на Ближнем Востоке, региональные амбиции Ирана отступают на задний план, и устраняется иранская угроза Израилю.

Но это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Цена слишком высока

Есть две проблемы. Во-первых, цена. Данная сделка, даже если она и состоится, нанесет невообразимый ущерб американским интересам в Европе.

Как сообщают весьма осведомленные источники, США, по сути, «торговали Украиной в обмен на Сирию»: иначе говоря, незаконный захват части Украины – это цена, которая уплачена России за то, что она выдворит Иран из Сирии.

Израильтяне, сосредоточенные на региональной динамике и местных угрозах, могут согласиться с подобными расчетами. Но невозможно себе представить, чтобы какой-либо американский стратег подставлял плечо России в восточной и центральной Европе даже в благодарность за сдерживание Ирана! Если только… этот «стратег» не ставит себе целью ликвидировать западноевропейский альянс. И Украиной это не ограничится.

Без существования альянса, который защищал безопасность Европы последние 70 лет, опасность, прежде всего, грозит прибалтийским странам. А также другим, где Путин пытается доминировать. Даже израильтяне должны задуматься и сделать паузу, если ценой устранения Ирана из Сирии станет демонтаж НАТО.

Вторая проблема – надежность сделки. Ведь представленный здесь ее вариант делает Россию единственным субъектом, определяющим, что дозволено предпринимать по отношению к Сирии, а что нет. Если в интересах Путина – ограничить влияние Ирана в регионе, он их ограничит. Если же интересы поменяются, и вдруг выяснится, что Россия может рассчитывать на дополнительные региональные дивиденды, поощряя иранские амбиции — тогда ничто не помешает Путину изменить свое решение. А если стратегические последствия от иранского отступления с территории Сирии зависят от одного-единственного фактора: слова Путина — то кто, скажите, захочет выстраивать свою стратегию на этом единственном факторе, доверяясь только ему?

Поддержать Россию в том, что касается выдворения Ирана из Сирии – достойная цель. Пожертвовать многолетними интересами США – не лучший способ для достижения этой цели.

Израильтян, которые сконцентрированы на иранской угрозе, можно простить за то, что они надеялись на победу Трампа в Хельсинки. Однако результаты саммита выявят только одного победителя – Россию.

А Биньямину Нетаниягу, поклоннику Черчилля, следовало бы вспомнить его слова: «Миротворец — это тот, кто кормит крокодила в надежде, что тот съест его последним».

Даниэль Шапиро, «ХаАрец». М.К. Фото: Carlos Barria, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend