Фото: Cem Oksuz, Pool Reuters

Русско-турецкий раздел Сирии

Американцы пока не покинули Сирию, и Эрдоган оказался в выигрышном положении, имея возможность формировать страну по своему усмотрению. Теплые отношения с Путиным играют ему на руку, хотя могут также сдерживать некоторые из его шагов.

Министерство юстиции Турции было очень загружено в 2018 году. Согласно данным, опубликованным министром внутренних дел, около 45 000 пользователей соцсетей, особенно «Твиттер» и Facebook, были определены, как «поддерживающие или поощряющие терроризм». Записи 18 000 пользователей были изучены, а некоторые из них – привлечены к ответственности. Оппозиционный сайт «Ахвала» добавил еще одно интересное число: за 2010–2017 годы было подано 12 893 исков за оскорбление президента, из которых 12 305 были связаны с оскорблением Эрдогана, назначенного президентом в 2014 году.

У министерства юстиции появилась еще одна неотложная задача: представить доказательства, связывающие Фетхуллу Гюлена, религиозного проповедника в изгнании в США, с планированием неудавшегося государственного переворота против Эрдогана в июле 2016 года. На этой неделе группа американских прокуроров прибыла в Анкару, чтобы рассмотреть доказательства министерства юстиции, как часть подготовки к выдаче Гюлена.

По словам Эрдогана, президент США Дональд Трамп пообещал ему «поработать над этой темой». Это случайное и, казалось бы, ни к чему не обязывающее заявление уже истолковано, как поворотный момент в американской политике, которая до сих пор полностью отвергала требование Турции: намеревается ли Трамп выдать Гюлена в рамках сделки? Это – обещание, которое он дал Турции, чтобы освободить американского священника Эндрю Бронсона, или же признак потепления отношений между Анкарой и Вашингтоном? «Потепление» – не совсем тот термин, который используют официальные лица США, но нет никаких сомнений, что Турция приобретает силу и влияние, главным образом, благодаря своему стратегическому партнерству с Россией. Это побудило Америку предпринять шаги, чтобы убедиться, что ее партнер по НАТО не перешел черту.

В конце декабря высокопоставленная турецкая делегация, в которую вошли министр иностранных дел Белут Чабушулу, старший советник Ибрагим Калин и начальник разведки Кан Фидан, посетила Москву, чтобы обсудить со своими российскими коллегами договоренность о военно-политической деятельности в Сирии после решения Трампа вывести оттуда американские войска. «Россия и Турция играют решающую роль в урегулировании конфликта в Сирии», – заявил после встречи президент России Владимир Путин. Интересно, что он не упомянул Иран, как партнера в дипломатических шагах, планируемых Россией.

Телефонные разговоры Путина с лидерами региона в 2018 году показывают, что он провел не менее восемнадцати бесед с Эрдоганом, по сравнению с двумя – с Трампом и руководством Саудовской Аравии, и десятью – с Биньямином Нетаниягу. В прошлом месяце Россия также сняла запрет на ввоз помидоров из Турции, который она ввела вместе с другими жесткими санкциями в ответ на инцидент со сбитым российским самолетом над Турцией в ноябре 2015 года.

Россия также не вмешивалась в захват Турцией курдского города Африн на севере Сирии, и когда Турция угрожала расширить свою оккупацию к востоку от реки Евфрат, Россия сохраняла молчание. США требовали, чтобы Эрдоган отказался от своих планов. Тем временем он, действительно, их приостановил и заявил, что «если террористы покинут город Манбидж, у Турции не будет причин действовать в регионе».

«Террористы» – это курдские боевики, которые захватили город в 2016 году. В рамках совместного нападения с США на «Исламское государство» Эрдоган заявил: США обещали, что эти силы будут выведены из города после его оккупации или, по крайней мере, они больше не будут получать американское оружие, но пока курды продолжают контролировать город, и угроза Эрдогана остается в силе.

Спор между Турцией и Соединенными Штатами по вопросу о поддержке курдов сыграл на руку России: вместе с решением Трампа вывести войска, некоторые руководители курдов попросили помощи и защиты армии Асада от нападения Турции. Асад не мешкал, и его администрация опубликовала фотографии, на которых видны сирийские патрульные солдаты в окрестностях города Манбидж. Турция, со своей стороны, утверждает, что фотографии сделаны не в самом городе, куда сирийские солдаты не заходили. Независимо от того, являются ли эти фотографии подлинными или нет, курдский призыв к Сирии ясно дает понять, что даже если американские войска останутся в Сирии еще на четыре месяца, они не успокоят курдов и не изменят их позиции в отношении режима. В результате турецкая угроза должным образом служит целям России, которые направлены на то, чтобы Асад полностью контролировал всю Сирию. В то же время общая цель России и Турции – создать единую Сирию, а не государство, состоящее из кантонов, или федеративное государство, подобное Ираку, где курды имеют свою независимую автономию.

Но чтобы обеспечить долгосрочные интересы Турции, Эрдогану придется изменить свою позицию в отношении Асада, признать его сирийским правителем, скрежетать зубами и заключать с ним военные соглашения, которые гарантируют, что курды не смогут создать независимую провинцию и угрожать Турции. Тот, кто может дать гарантию по таким соглашениям – это российский президент, а Путин не делает бесплатных подарков.

Признание Турцией Асада и возобновление дипломатических отношений между двумя странами могут быть лишь первым шагом, который потребует Россия. Затем она попросит Турцию принять участие в восстановлении государства и вернуть на родину беженцев, находящихся на ее территории, даже если у большинства из них там нет дома или работы; осуществить сделку по покупке ракет S-400 и, возможно, даже подписать оборонный договор, который лишит всякого смысла партнерство Турции с НАТО.

На сирийском фронте находятся новые игроки, такие как страны Персидского залива, две из которых – Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн – уже возобновили свои дипломатические отношения с Сирией. Ирак и Египет, вероятно, следующие в очереди, и вся Лига арабских государств обсуждает вопрос о возвращении Сирии в почетную коалицию.

Интересы Турции могут разойтись с интересами России, которая поддерживает и подталкивает арабские страны к возобновлению отношений с Сирией, в отличие от Турции, которую Лига арабских государств, Египет и Саудовская Аравия, в частности, считают враждебной. Если Саудовская Аравия согласится оплатить восстановление Сирии, как торжественно заявил президент Трамп, она также захочет диктовать свои условия, включая дистанцирование от Ирана и блокирование турецкого влияния. Затем Асад сможет выбрать альянс, который ему подходит, в соответствии с указаниями Москвы, и у Эрдогана нет никаких гарантий, что Асад предпочтет Турцию, а не Саудовскую Аравию и Египет.

На встрече с журналистами на этой неделе Трамп подвел итог американского присутствия в Сирии, предоставив Ирану свободу действий и заявив, что «Иран может делать в Сирии, что хочет, но они выводят свои силы». Это заявление должно вызывать особую обеспокоенность Израиля, который может расценить это так, что он остается без поддержки США в своей деятельности в Сирии. Израиль также не сможет рассчитывать на то, что США выступят посредником между ним и Россией или окажут давление на Россию с целью заставить Иран вывести свои войска из Сирии или отвести их от израильской границы. Это означает, что тот, кто воюет в Сирии, делает это на свой страх и риск.

Но эта политика также может иметь последствия для действий России и Турции, которые стремятся уменьшить активность Ирана в Сирии. Если до сих пор эти две страны могли в значительной степени полагаться на тот факт, что США будут работать вместе с Израилем, чтобы избавиться от Ирана без прямой конфронтации, теперь им придется самим соперничать с Ираном, перекраивая сирийскую карту.

Цви Барэль, «ХаАрец», Л.К. К.В.

Фото: Cem Oksuz, Pool Reuters


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend