Tuesday 19.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Sebastian Scheiner
    AP Photo/Sebastian Scheiner

    Что сделает Беннет с форпостом – эвакуирует или нет

    Всевышний не без удивления взирает на творческий бум в рядах оппозиции. 27 июня пополудни все руководство ШАС при поддержке активистов «Ликуда» прибыло на место нелегального форпоста Эвьятар в Самарии, чтобы защитить полсотни времянок от опасности со стороны правительства Беннета. Степень опасности неясна, даты эвакуации еще нет, но протест уже кипит вовсю.


    В израильской политике есть инструкция для обхода с правой стороны принимаемых решений, где почетное место занимает нелегальная бедуинская деревушка Хан-эль-Ахмар рядом с Кфар-Адумим. Биньямин Нетаниягу обещал снести ее бессчисленное количество раз. Нафтали Беннет и Айелет Шакед размахивали этим названием как жупелом, подкалывая Нетаниягу за его нерешительность, и превратили хибары под тентами рядом с шоссе к Мертвому морю в намного более важный объект, чем его настоящий вес и значение. «Сегодня это уже небольшой город!», – съязвил Беннет всего за неделю до последних выборов в кнессет.

    Теперь же этот тигр возвращается к Беннету справа. Эвьятар может превратиться в его Хан-эль-Ахмар – первый шаг на минном поле, где его бывшие друзья энергично закладывают одну мину за другой. Беннету стоит основательно изучить прецедент Эвьятара – он будет не последним.

    Вся политическая модель Беннета со дня основания правительства проходит здесь первый экзамен.


    Беннет распрощался со своим базовым электоратом, который сопровождал его 8 лет, после того, как переступил порог кабинета главы правительства. И теперь он зондирует почву в поисках «общеизраильского электората» (то есть правоцентристского). Беда в том, что вместо win-win (чистый выигрыш) он находится сейчас в точке loss-loss (чистый проигрыш). Если он разрушит форпост Эвьятар, то не заработает очки в центре политической карты – может, потому, что это будет выглядеть навязанным решением. С другой стороны, Беннет не сможет выиграть очки в правом лагере. Даже если он сумеет изобрести вариант, при котором Эвьятар останется на месте, это не будет концом истории.

    Депутаты МЕРЕЦ и РААМ продолжат сражаться внутри правительства за снос форпоста (люди, которые ждали 20 лет, чтобы вернуться в правительство, не боятся долгого пути). С другой стороны, Бецалель Смотрич потребует построить синагоги, йешивы и новый квартал вокруг канцеляриии главы оппозиции Биньямина Нетаниягу, которую перенесут в Самарию рядом с Эвьятаром. Даже если он станет процветающей метрополией, Беннет на этом ничего не заработает.

    В любом случае Эвьятар – это микро-тактический случай. Будущее региона будет решаться не там. На территории с таким ростом населения, как в Иудее и Самарии, у форпоста с 50 семьями нет поселенческого стратегического значения. Если Беннет выполнит обещание легализовать «новые поселения» или расширить старые, это будет намного значительнее.

    Вопрос тут в том, чтобы расшатать коалицию Беннета, и Эвьятар крепко обхватил ее с обеих концов: на прошлой неделе к новым домам прибыли двое депутатов МЕРЕЦ, в чьих голосах так нуждается коалиция, держа в руках «ордер на эвакуацию». Через два часа на двери одного из домов появилась табличка с надписью «Канцелярия депутата кнессета Нира Орбаха». Этот шаг не был согласован с депутатом Орбахом (известным радетелем единства) и он попросил убрать ее подальше, чтобы не вызвать правительственный кризис.

    Этот странный случай – не прецедент. В конце 2018 года министры приняли участие в демонстрации против правительства, которую устроили поселенцы у министерства премьер-министра. Там были Зеэв Элькин, Офир Акунис, Шакед и Беннет. Нетаниягу был в ярости и через неделю расформировал правительство и привел к выборам, которые со временем стали известны, как «первые выборы».

    В отличие от предыдущего правительства, которое было ультра-гомогенным, в нынешнем правительстве потенциал расширения трещин намного больше. Как научил нас вождь и учитель Менахем Бегин, еще будет много таких поселений, как Элон Море, и еще больше – таких, как Эвьятар.


    Акива Новик, «ХаАрец». Р.Р.
    На фото: форпост Эвьятар. AP Photo/Sebastian Scheiner˜

     

     


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend