Вторник 24.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Andres Kudacki
    AP Photo/Andres Kudacki

    Провал шведской модели: на Стокгольм надвигается вторая волна эпидемии

    Противники жестких карантинных мер по всему миру до сих пор смотрят на Швецию как на образец, доказывающий, что без закрытия экономики и обязательного ношения масок эпидемия может закончиться сама собой. Тем не менее, статистика показывает, что Швеции, похоже, не удастся избежать ни второй волны коронавируса, ни ограничительных мер. Возможно, пришло время признать, что шведская модель борьбы с эпидемией провалилась? 

    Уроки первой волны

    Фанаты Швеции правы, отмечая, что на первом этапе пандемии правительство проявило легкость. Но практика показала, что это был не самый успешный подход. В Швеции уровень смертности составляет около 60 на 100 000 человек, что в десять раз больше, чем в Финляндии и Норвегии, которые в свое время закрылись на карантин (в Израиле этот показатель составляет около 28). Свобода шведов не пощадила экономику, даже несмотря на то, что большая часть умерших  были неработающими пожилыми людьми. Производство только во втором квартале сократилось на 8,3 процента – также хуже, чем в других странах Северной Европы. 

    Но, возможно, еще более поразительными являются результаты исследования, опубликованного 12 октября в журнале Американской медицинской ассоциации, где указывается, что из стран, исследованных учеными, Швецию и США можно выделить в особую категорию – как единственные две страны с высокими общими показателями смертности, которым не удалось быстро сократить это число по мере развития пандемии.

    Несмотря на настойчивые утверждения обратного Агентства общественного здравоохранения, широко распространено мнение, что суть «шведской модели» заключается в создании естественного «коллективного иммунитета», который развивается, если достаточное количество населения заразится, выздоровеет и таким образом разовьет ответ иммунной системы на вирус, так что он в конечном итоге перестанет распространяться. Эндрю Юинг, профессор молекулярной биологии и химии в Гетеборгском университете и член Шведской академии наук, пишет в журнале Time, что идею «коллективного иммунитета» правительство обсуждало еще в марте. 

    Сейчас с уверенностью можно сказать, что этот план не сработал. В апреле Агентство общественного здравоохранения предсказало, что к маю 40 процентов населения Стокгольма переболеют коронавирусом и приобретут защитные антитела. Согласно собственным исследованиям агентства, опубликованным 3 сентября, на конец июня фактический показатель случайного тестирования антител составлял всего 11,4 процента для Стокгольма, 6,3 процента для Гетеборга и 7,1 процента для Швеции в целом. Согласно исследованию, опубликованному в журнале Королевского медицинского общества, по состоянию на середину августа коллективного иммунитета не было видно даже на горизонте. И это неудивительно. В конце концов, коллективный иммунитет к инфекционным заболеваниям никогда не был достигнут без вакцины.

    Вторая волна уже здесь

    По словам государственного эпидемиолога Андерса Тегнелла, на прошлой неделе количество новых еженедельных случаев коронавируса в Швеции увеличилось на 70 процентов, а вспышка приближается к «критической точке».

    «Это один из самых больших приростов, которые мы видели. Частично это связано с более интенсивным отслеживанием контактов и тестированием, но мы также определенно имеем повышенное распространение инфекции», – сказал Тегнелл на пресс-конференции шведских органов здравоохранения, проходящей каждые две недели.

    В настоящее время вирус больше всего распространяется среди людей в возрасте от 20 до 60 лет, но в других возрастных группах то26 октябряже наблюдается рост. Также наблюдается небольшое, но явное увеличение числа пациентов с коронавирусом, поступающих в реанимацию.

    По последним официальным данным, 26 октября в отделении интенсивной терапии от COVID-19 лечились в общей сложности 55 человек, или 15 процентов всех пациентов в отделениях интенсивной терапии.

    «Мы начинаем приближаться к критической», – сказал Тегнелл.

    Число пациентов интенсивной терапии все еще невелико по сравнению с весной, когда более 500 пациентов с коронавирусом были подключены к ИВЛ, но за последнюю неделю оно увеличилось вдвое, и большинство регионов Швеции ожидают ухудшения текущей ситуации.

    Вот почему, начиная с 29 октября, три региона вслед за Уппсалой и Сконе ввели более строгие меры в отношении коронавируса. 

    В соответствии с новыми руководящими принципами Агентства общественного здравоохранения, жителям Стокгольма, Вестра-Гёталанда и Эстергётланда настоятельно рекомендуется воздерживаться от посещения закрытых помещений, таких как магазины, торговые центры, музеи, библиотеки, бассейны и тренажерные залы – за исключением продуктовых магазинов и аптек. Власти рекомендуют по возможности избегать физического контакта с людьми, которые не живут вместе. Как и прежде, эти рекомендации не имеют силы закона, и за их нарушение не взимаются штрафы. 

    The Economist считает, что если у шведских властей и стоит чему-то учиться, так это – разумным компромиссам для создания прочной социальной сплоченности. Правительство здесь взвешивает компромисс каждого ограничения. Например, если у кого-то положительный результат теста, все его домочадцы должны быть помещены в карантин, но школьники освобождаются от этого, потому что, как считает правительство, выгоды от их изоляции сводятся на нет длительным ущербом их образованию. Точно так же карантин длится от пяти до семи дней по сравнению с двумя неделями в других странах. Риск распространения COVID-19 на этой второй неделе невелик и уменьшается, но вред для психического здоровья от продолжительной изоляции растет.

    Не стоит забывать и о том, что Швеция – общество высокого доверия, в котором люди следуют правилам. И все же шведский подход основан на идее, что, поскольку коронавирус существует уже давно, слишком большие требования к людям снизят соблюдение правил и, следовательно, будут способствовать распространению болезни. Обществам с низким уровнем доверия (к которым относится и Израиль) может потребоваться иной баланс между принуждением и самоконтролем, но им тоже нужны устойчивые правила.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: AP Photo/Andres Kudacki

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend