Thursday 02.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Mussa Qawasma, Reuters
    Фото: Mussa Qawasma, Reuters

    Провал минздрава: больничные кассы – вне игры

    «Государство Израиль занимает первое место в мире по качеству анализов крови, которые проводятся быстро и без сбоев. Мы в двадцать раз лучше, чем американцы», — с гордостью сказал гендиректор больничной кассы «Маккаби» Ран Саар. Это заявление словно беспощадным лучом высвечивает один из самых острых вопросов, выявленных в процессе управления корона-кризисом.


    Этот процесс не случайно обнажил все слабые стороны израильского общества — нехватку больничных коек, неграмотность ультраортодоксальной общины, дискриминацию и изоляцию арабского сектора, правительственную бюрократию, огромную сложность работы с 257 различными органами местной власти, привычную израильскую дезорганизацию. Но поразительнее всего другое: во время нынешнего кризиса Государство Израиль почему-то не настаивало на том, чтобы использовать свои сильные стороны. Одна из них – это опыт и умение сорганизоваться в сфере управления чрезвычайными ситуациями, включая системы управления в условиях ЧП, а также Национальное управление чрезвычайных ситуаций – два механизма, которые премьер-министр  Биньямин Нетаниягу всячески пытается исключить из общей  борьбы с кризисом.

    Вторая сторона – это высочайшая эффективность израильской медицины, а именно: больничные кассы, считающиеся по праву лучшими в мире в своем роде.

    Институт Гартнера, главный научно-исследовательский институт минздрава, накануне праздника Песах опубликовал детальную оценку войны с коронавирусом. Институт установил, что суть проблемы отнюдь не в проведении политики изоляции, будь то всеобщая или частичная изоляция, а в неспособности управлять цепочкой инфицирования.


    Как определили эксперты из данного НИИ, в среднем с момента заражения человека коронавирусом проходит одиннадцать дней, пока его диагноз не подтвердится и его не изолируют. За это время он вполне может успеть заразить кого-то, с кем контактировал, по третьему, и даже по четвертому кругу.

    Одиннадцать дней делятся на два периода — первый, за пять дней до появления симптомов, когда больного действительно трудно идентифицировать. Трудно, но не невозможно — благодаря систематическим проверкам, в Южной Корее удается выявить большинство этих неактивных носителей. Второй период насчитывает в среднем шесть дней — после появления симптомов. Нет никаких сомнений, что эти шесть дней и можно считать самым настоящим, шокирующим провалом, поскольку пациент уже находится в поле зрения системы здравоохранения, но она не торопится с идентификацией заболевания. Как считают в институте Гартнера, если шесть дней можно сократить до одного дня, то есть удалить из процесса пять дней, эпидемию можно остановить.

    Почему проходит шесть дней с момента появления симптомов, пока пациента, наконец, не изолируют? Ответ все тот же: опять-таки управление. Конечно, видимая часть айсберга – это нехватка тестов, которая способствовала многочисленным помехам в процессе. Организация, ответственная за тестирование лиц, подозреваемых в качестве носителей инфекции, — Служба скорой помощи — тесты не брала или отбирала их, и хранила в течение нескольких дней в специальных холодильных камерах, поскольку не было достаточного количества лабораторий, где можно было бы проводить тестирование.

    По мнению экспертов из института Гартнера, заявленная цель – 30 тысяч анализов в день — по-прежнему недостижима. Таким образом, становится невозможным «замкнуть инфекционную цепь» в течение 24-48 часов, что является непременным условием борьбы с пандемией, как считают в НИИ.

    Недостаточное количество тестов – это постоянный сбой и, кажется, минздрав делает все возможное, чтобы его не устранять. Напомним, в частности, что Тель-Авивский университет собрал целевое пожертвование в размере двух миллионов шекелей для создания на своем медицинском факультете лаборатории для тестирования коронавируса.

    Лаборатория была создана в рекордно короткие сроки, в течение 80 часов, и включает в себя две комнаты, которые работают параллельно, а также большое количество роботов. Эта лаборатория может проводить до 2 тысяч тестов в день, и на данный момент в университете есть резерв для проведения 20 тысяч тысяч анализов. Инициатива получила одобрение со стороны министерства здравоохранения две недели назад, но по чисто бюрократическими причинам еще не приступила к работе.


    Почему не использовалось относительное преимущество Израиля в системе здравоохранения

    Как известно, минздрав с самого начала пандемии принял административное решение о проведении собственного тестирования – через «Скорую помощь» и центральную лабораторию минздрава, — в обход хорошо отлаженной и эффективной системы больничных касс. Относительное преимущество Израиле в сфере здравоохранения – это его общественная медицина, а именно, лаборатории, где делают десятки миллионов анализов в год (от 40 до 100 миллионов тестов ежегодно). И вот, это преимущество не оказалось востребованным , несмотря на то, что, как правило, большинство результатов проведенных здесь анализов  поступает в распоряжение клиента больничной кассы или оказываются на веб-сайте в течение нескольких часов.

    Вместо эффективной и структурированной системы больничных касс минздрав создал новую, неряшливую и неэффективную цепочку тестирования. При этом больничные кассы вообще оказались вне игры. И, поскольку не существует компьютеризированной системы, связывающей «Скорую помощь», центральную лабораторию и минздрав, тесты доставлялись в министерство здравоохранения, которое и сообщало о результатах проверки. Неудивительно, что порой на это уходило 5-7 дней, а сам процесс тестирования сопровождался многочисленными ошибками.


    Правда, есть некая деталь, в какой-то мере оправдывающая намерения министерства здравоохранения – таким образом хотели отделить инфицированных пациентов от здоровых людей и, следовательно, проводить тестирование в домашних условиях. Но при этом не было четкого плана действий: прежде, чем приступать к проверкам, никто не поговорил с представителями больничных касс, не имея представления, что именно там есть надлежащее оборудование для проведения тестирования на коронавирус, а также специалисты, которых не надо обучать.

    Словом, многих ошибок можно было избежать, если бы министерство здравоохранения опиралось на больничные кассы. Кроме того, нельзя забывать, что во всех больничных кассах работают семейные врачи, которые знают своих пациентов намного лучше, чем кто-либо из «Скорой помощи», и которые могли бы с не меньшим основанием решать, должен ли тот или иной пациент, с соответствующими симптомами проходить специальное тестирование.

    Если верить оценкам специалистов из больничных касс, то если бы им было доверено проведение тестов, включая решение о взятии пробы, проведение самого анализа и получение результатов, они могли бы провести полностью весь цикл тестирования в течение 24 часов.

    И все же к чести минздрава следует отметить: похоже, это ведомство осознало допущенную ранее ошибку, и с недавнего времени стало действовать в координации с больничными кассами. Теперь они, а не «Скорая помощь», определяют, кого нужно проверять, они отправляют пациентов в «Скорую помощь», чтобы взять пробы, или проводят анализы самостоятельно. Безусловно, это не одномоментный процесс, но, по оценкам руководителей больничных касс, в течение десяти дней можно исправить сложившуюся ситуацию и тем самым устранить накопившиеся за последнее время ошибки и просчеты.

    Кстати, эффективность тестовой цепочки в Южной Корее позволяет сегодня опознать практически всех инфицированных. Число тех, кто появляется сверх ожидаемых, некритично – отчасти из-за проведения многочисленных и систематических проверок (тестируется любой, кто был в контакте с пациентом, чей диагноз подтвержден. Подавляющая часть людей с различными симптомами заболевания, даже если они не вступали в контакт с уже выявленным больным, подвергается тестированию).

    Однако, судя по всему, Израилю еще далеко до Южной Кореи.

    Мерав Арлозоров, "ХаАрец", М.К.
    На фото: тест на коронавирус. Фото: Mussa Qawasma, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend