Противостояние в Персидском заливе – это хорошо для Израиля?

«В Израиле укоренился подход, что жесткая политика США по отношению к Ирану и все нынешнее противостояние в Персидском заливе – это хорошо для Израиля по многим причинам, - сказал в интервью «Деталям» доктор Эран Сегаль из института «Мерказ-Эзри» по изучению Ирана и стран Персидского залива при Хайфском университете. – И конечно, Израиль может быть втянут в этот конфликт. Но, скорее всего, это произойдет не завтра, потому что конфликт развивается довольно медленно».

Действительно, когда американские боевые самолеты уже поднялись в воздух, а корабли ВМФ США вышли на боевые позиции, Трамп внезапно дал задний ход. Комментатор по арабским делам 13-го телеканала Цви Иехезкели считает, что это – плохо для Израиля, потому что показывает Ирану, насколько США не хотят воевать с ними, несмотря на громкие заявления своего президента. В интервью радиостанции 103FM Иехезкели сказал, что Трамп сделал ошибку: Тегеран делает из случившегося вывод, что можно еще больше нагнетать обстановку, полагаясь на «ответственность врага» - как «Хизбалла» в 2006-м. Но если канат натянуть слишком сильно, он может лопнуть.

На этой неделе израильский военно-политический кабинет собирался дважды на длительные заседания. Заседали, в общей сложности, восемь часов. О чем там говорилось, достоверно неизвестно, обсуждения велись в режиме строгой секретности. Но самая горячая тема сегодня – это обострение американо-иранского противостояния в Персидском заливе, которое может иметь ощутимые последствия для Израиля.

Аналитики отмечают, что иранцы, желая оказать давление на Европу и США, могут инициировать теракты в разных странах, а также использовать своих сателлитов на Ближнем Востоке – ХАМАС, «Хизбаллу», хуситов и другие шиитские милиции, чтобы дестабилизировать обстановку на границах Израиля.

- Медленно, но верно Ближний Восток движется к войне?

- Есть предпосылки, есть взрывоопасный потенциал. И хотя войны никто не хочет, но вы же знаете, как бывает: достаточно одного дурака, чтобы взорвать пороховой склад, - отвечает доктор Эран Сегаль. - Обеим сторонам пока предпочтительна эскалацию конфликта, и нет сил, - ни местных, ни региональных, ни международных - которые бы пытались остановить эту эскалацию.

- Может ли быть, что иранцы взрывают танкеры и сбивают американский БПЛА только для того, чтобы улучшить свои позиции на будущих переговорах с США?

- Иранцы не думают о переговорах. Они считают, что во всем виноват лично Трамп, что он - временная напасть, и нужно любой ценой дотянуть до конца его срока, а вот уже со следующей администрацией развернуть диалог. Нападения на танкеры делаются с целью запугивания. Обратите внимание: после визита в Тегеран премьер-министра Японии, который пытался посредничать между США и Ираном, был атакован именно японский танкер. Это недвусмысленный намек. Иранцы строят силу сдерживания против американцев и Запада, они хотят показать, что все их действия обречены на провал, включая экономические санкции. Они говорят: «Если мы не будем продавать нефть, то никто не будет». Этим объясняется военная активность Ирана в Ормузском проливе.

- Но Иран отрицает свою причастность к нападениям на танкеры…

- По всем признакам это сделали иранцы. По крайней мере, ни у кого в мире нет сомнений на этот счет. Возможно, у них есть еще один интерес - повысить мировые цены на нефть. Но нападение на танкеры дает лишь кратковременный эффект, а тенденция мировых рынков, как раз, состоит в снижении цен на углеводороды. И эта тенденция только усиливается.

- Может, в иранской политике есть еще и пропагандистский элемент, рассчитанный для внутреннего потребления?

- Может быть. Там идет внутренняя борьба между умеренным лагерем и радикалами, которых поддерживает Корпус стражей исламской революции. Сомневаюсь, что пропагандистский элемент играет здесь главную роль – но, конечно, они хотят показать народу, что санкции им нипочем, поддержать свой образ непреклонных борцов, создать образ внешнего врага, чтобы консолидировать все общество вокруг режима.

- Насколько стабилен иранский режим? Трамп открыто призывал иранский народ сбросить тиранию, а в прошлом мы видели там очень серьезные антиправительственные выступления…

- Революцию никто не может предвидеть, но когда она происходит, все понимают, что она была неизбежна. Протесты могут повториться и в будущем. Возможно, выступления примут другие формы. Однако в последние годы в Иране нет признаков нестабильности режима, несмотря на санкции. В прошлом он уже показал способность пережидать жесткие санкции. У них есть «жировые» накопления, сделанные в те годы, когда цены на нефть были очень высоки.

- Тем не менее, Иран сокращает бюджеты КСИР и своим «прокси»…

- Действительно, такие сведения есть, но насколько мы можем им доверять? Как ведется мониторинг дотаций «Хизбалле» или КСИР? В Иране нет свободы информации. Сведения о сокращении бюджетов может быть информационным вбросом, сделанным по приказу режима. Мы не можем быть в этом уверены.

- А Россия заинтересована в дестабилизации в Персидском заливе?

- Это - хороший вопрос. Вмешательство России в ближневосточные дела остается большой загадкой и порождает массу проблем. Но я не думаю, что они заинтересованы в войне. Их интерес - стабилизировать ситуацию в Сирии и закрепиться там. Значит, по логике, война в Персидском заливе, которая, конечно же, затронет Сирию, не должна соответствовать их интересам.

Цви Зильбер, «Детали». Иллюстрация: Pixabay

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend