Просто ли «недостатки» в работе полиции Израиля, темное пятно или  методы «Штази»?

Гениспектор полиции Израиля Коби Шабтай заявляет, что «пока не было обнаружено никаких признаков незаконных действий», имея в виду подозрения, что полиция скачивала информацию с телефонов гражданских лиц с помощью шпионских программ. По его словам, все, что делалось – делалось только по постановлению суда. При этом он опроверг публикации о том, что бывшие гендиректора министерств находились под наблюдением полиции.


Известный журналист Барух Кра свою статью на сайте Walla, с анализом ситуации назвал «Недостатки — да, «Штази» — наверное, нет». Ари Шавит в «Макор ришон» так вопроса не ставит, но выводы его вызывают, по меньшей мере, беспокойство.

Шавит пишет о контратаке: после долгих недель молчания бывший гениспектор полиции Рони Альшейх заявил в опубликованном им видео, что публикации по делу Pegasus не соответствуют действительности.

Рони Альшейх заявил: «Несмотря на то, что я уже более трех лет не служу в полиции, но как человек, который хорошо знает это ведомство, я нисколько не сомневался в том, что опубликованная информация не имеет ничего общего с реальностью». Он добавил, что «полиции нанесен колоссальный ущерб» и что «нужны четкие ответы» тех, кого эта история затронула.

В то же время его соратники впервые появились в телестудиях, утверждая, что гора родила мышь. Румянец начал возвращаться на щеки некоторых телекомментаторов и видных журналистов, чья близость к полиции была источником их силы в течение многих лет.

Мощная  комбинация полиции, СМИ и политиков начала действовать, чтобы затушить скандал со взломом телефонов и предотвратить создание комиссии по расследованию, которая раскрыла бы его истинные масштабы.

Следовательно, пишет Шавит, нет другого выбора, кроме как вернуться к неоспоримым основным фактам.

Факт номер один: 16 июня 2016 года в Модиине состоялась церемония присвоения улице имени бригадного генерала полиции Эфраима Брахи. Во время церемонии Альшейх сказал: «Наверное, не случайно подразделение по борьбе с коррупцией было создано в 1975 году, и правительство пало в 1976 году. Это подразделение может формировать правительства и свергать правительства».

Эта фраза драматична. Она свидетельствует о мире понятий и мировоззрении того, кто возглавлял израильскую полицию в течение трех лет. По Альшейху, не народ создает правительства и свергает правительства. Это полиция формирует правительства и свергает правительства. Знание – сила. Поскольку полиция является органом, который все знает, она также является влиятельным органом и может формировать правительство в Государстве Израиль.

Факт номер два: под командованием Рони Альшейха израильская полиция вела самое деликатное расследование с момента основания государства. В период с 2016 по 2020 год «Лахав 433» погрузился в расследование дел 1000, 2000 и 4000, а также выяснение других вопросов, которые прямо или косвенно затронули Биньямина Нетаниягу.

В условиях демократии уголовное расследование, проводимое против премьер-министра, — дело «радиоактивное», требующее полного профессионализма, предельной осторожности и максимальной аккуратности. Офицеры в погонах, уличающие избранных лидеров, должны делать это «в страхе и трепете».

Но у полиции Альшейха не было ни страха ни трепета, когда дело дошло до следствия по делам премьера, пишет Шавит. Не было также профессионализма, осторожности или аккуратности. Процесс начался неопределенно, без подобающего разрешения и включал использование силовых и крайних методов допроса. Цель состояла не в том, чтобы докопаться до истины, а в том, чтобы поймать Нетаниягу. И цель освятила средства.

Факт номер три: самое важное лицо в деле Нетаниягу-это тогдашний гендиректор министерства связи Шломо Фильбер. Без Фильбера нет дела 4000 и без Фильбера нет взяточничества.

Без Фильбера охота на Нетаниягу кажется неоправданной. И действительно, полиции Альшейха вскоре удалось превратить  Фильбера в государственного свидетеля. Но теперь мы знаем, что он пошел на это после незаконного извлечения информации из его мобильного телефона.

Критически важное действие относительно критически важного свидетеля в критически важном расследовании в Израиле было совершено преступным образом.

Факт номер четыре: человеком, тесно сотрудничавшим с бывшим генинспектором полиции, был генеральный прокурор. На этой неделе Авихай Мандельблит сказал: «Мы должны быть очень обеспокоены, потому что, может быть, что-то делалось со стороны, без какого-либо надзора и контроля. В этом проблема. Если кто-то сжульничал и обошел всю систему, а это можно сделать, то надо волноваться…Теперь вопрос, кто в полиции сошел катушек. Был ли это офицер или это целое подразделение? Я сильно подозреваю, что у кого-то здесь отказали тормоза, и его надо поймать. Нельзя так оставить… Всегда можно создать комиссию по расследованию».

Важность этих резких высказываний невозможно переоценить. Тот, кто бы  был до самого последнего времени  главой прокуратуры, прямо говорит, что есть веские основания для подозрений. И есть все основания полагать, что израильская полиция сошла с рельсов. Имеется прочная фактическая основа, оправдывающая создание комиссии по расследованию.

Сочетание указанных Шавитом четырех фактов приводит к одному ясному выводу: есть обоснованное подозрение, что израильская полиция потеряла ориентиры. Организация, изначально посредственная и несколько дегенеративная, внезапно приобрела возможности ШАБАКа и прониклась духом ШАБАКа. От новых возможностей у нее закружилась голова. Они вызывали у некоторых из командиров опьянение властью.

Поэтому с некоторыми гражданами Израиля они стали обращаться так, как с врагом, и использовали явно недемократические средства в демократическом государстве. Это обоснованное подозрение надо расследовать — до конца. Заразу нужно чистить – до конца. С момента создания комиссии Аграната не было момента, когда создание государственной комиссии по расследованию было столь жизненно необходимым.

«Детали», по материалам израильских СМИ, И.Н. На снимке Рони Альшейх. Фото: Оливье Фитусси