Иллюзия конфедерации с палестинцами

Тупик в мирном процессе с палестинцами иногда приводит к созданию творческих идей в попытке добиться прорыва. Эти идеи порой оригинальны, но нередко иллюзорны. Одна из них, недавно вновь вошедшая в актуальнуб дискуссию как правого, так и левого лагеря, заключается в разрешении конфликта путем создания израильско-палестинской конфедерации.

Левые видят эту идею как «идеальное решение», которое преодолеет препятствия на пути к реализации плана появления палестинского государства. Правое крыло надеется решить таким образом проблему поселений. Все это завуалировано красивыми фразами – «два государства, одна родина» и тому подобное.

Создается впечатление, что сторонники этой идеи не понимают, что такое конфедерация и как она отличается от федерации. А ведь это не семантическая разница, а существенное различие.

США и Германия, приводимые в качестве аргументов в ходе дискуссиий, являются на деле федерациями. Федерация по сути является унитарным государством с центральным правительством, едиными законами и армией. В ней только центральное правительство имеет суверенитет, а не территории, которые ее составляют.

Конфедерация  – это нечто совершенно иное: у нее нет совместной судебной системы или администрации, она не обязательно имеет общую армию, и каждая ее часть имеет отдельное представительство за границей. Если у нее и есть совместные институты –  например, парламент – то он имеет ограниченные полномочия.

В каждой из частей, входящих в конфедерацию центральное правительство не имеет никакого законодательного или административного преимущества над местными властями. Другими словами, суверенитет, как внутренний, так и внешний, остается в руках единиц, входящих в конфедерацию.

Неудивительно, что сегодня в мире  фактически мире нет примеров реальных конфедераций. Швейцарию иногда называют «конфедерацией» скорее по причинам, связанным с ее историей в позднем средневековье, но по сути она является федерацией. Швейцария является суверенной единицей как внутри страны, так и за ее пределами. Цюрих или Женева не имеют армии и не имеют посольств. Штаты в Америке имеют определенную степень автономии в своих внутренних делах, но в стране есть единое центральное правительство и  армия.

Во время распада Советского Союза и Югославии в 1990-х годах были предприняты попытки заменить федеральную структуру, существовавшую в обеих странах на конфедерации. Все эти попытки потерпели неудачу, поняв, что идея конфедерации не разрешает имеющихся проблем. В итоге Советский Союз распался на 15 суверенных государств, а Югославия распалась – на шесть или семь (в зависимости от того, считать ли Косово).

Кипр уже более 40 лет безуспешно пытается сформировать своего рода конфедерацию. Турецкая часть острова признана государством только Анкарой и де-факто там продолжается турецкая оккупация. Этот исторический опыт уже отчасти показывает необоснованность этой идеи.

Рассмотрим теперь возможность конфедерации применительно к нашей реальности.

Во-первых, ее создание потребует определения границ между двумя территориями: Израиля и Палестины. Поэтому полагать, что это решение позволит урегулировать спор о контроле над Иудеей, Самарией и Газой, а особенно в Иерусалиме, просто нереально. Понятно, что ни одно израильское правительство не отдаст под власть палестинцев сотни тысяч израильских граждан, которые живут на Западном берегу или в Иерусалиме. Или что они согласятся служить в палестинской армии, а не в ЦАХАЛЕ.

Совершенно утопично считать, что в рамках конфедерации палестинцы согласятся на передачу Храмовой горы Израилю или что израильтяне согласятся передать ее палестинцам.

Во-вторых, конфедерация означает, что Палестина – точно так же, как Израиль – станет полноправным членом ООН и всех международных организаций и будет иметь посольства во всем мире.

В -третьих, в рамках конфедерации каждый палестинец сможет свободно передвигаться по всему Израилю и жить там, например, в Тель-Авиве, а каждый израильтянин может жить во всех районах Палестины, допустим в Шхеме.

Если мы добавим к этому израильский закон о возвращении  и закон о возвращении в Палестине, то станет еще более ясно, что свободное перемещение между двумя частями конфедерации создает неразрешимые проблемы.

В-четвертых, в конфедеративной структуре каждый из элементов должен иметь собственную армию. Является ли это чем-то необходимым для Израиля? Невозможно, чтобы один из компонентов имел армию, тогда как вторая территория будет демилитаризованной.

В-пятых, трудно представить экономическую стабильность в конфедерации ввиду огромных разрывов между ее частями с точки зрения уровня жизни, экономического роста и валового продукта. В качестве альтернативы: разделение двух экономик — в ситуации, когда нет свободы перемещения для рабочей силы — лишит конфедеративную структуру любого реального содержания .

В-шестых, ясно, что палестинский компонент не будет демократическим образованием, а явится коалицией вооруженных групп (ФАТХ, ХАМАС).

Как могут существовать совместные, даже слабые институты (например, совместный парламент), когда один из компонентов конфедерации будет демократическим государством с многопартийными выборами, а второй будет в лучшем случае напоминать Египет, а в худшем – Сирию.

Причина, по которой все попытки создать конфедерации в мире проваливаются — просты. Конфедерация является основой постоянной гражданской войны и только усиливает проблемы, не решая их.

Надо смотреть правде в глаза. Те в правом лагере, кто выражает поддержку идее конфедерации, на самом деле не подразумевают ее реализации с компонентами, имеющими равный статус. То, что они предполагают, не является настоящей конфедерацией. Это нечто вроде Бантустана на палестинской стороне, включающего в себя продолжение израильского контроля над палестинскими территориями под другим именем.

Думать, что палестинцы согласились бы на такие рамки, является абсолютной иллюзией. Со стороны левых также надо понимать, что при всех благих намерениях идея конфедерации бесполезна.

Те, кто ищет согласованное решение конфликта, не могут избежать вывода о том, что существует только один путь, каким бы он ни был сложным: два государства для двух народов.

Это означает, что сторонники конфедерации справа должны перестать обманывать общественность и пытаться продать ей ложное решение, которое на самом деле является прикрытием аннексии. Те, кто поддерживает идею слева,  не должны предаваться иллюзии, что у них есть «идеальное решение».

Вносить идею палестино-израильской конфедерации – это пускать пыль в глаза, избегая суровой реальности, требующей принятия жестких решений. Нынешнее израильское правительство не готово к этому. Сомнительно, существует ли такая готовность и на палестинской стороне. В любом случае решение  конфликта заключается не в беспочвенных утопиях типа конфедерации.

                                                    профессор политологии Шломо Авинери, «ХаАрец», В.П.

На фото: Шломо Авинери. Фото: Эмиль Сальман.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend