Проект Закона о регулировании открывает историческую возможность

Это уже похоже на анекдот. Недовольные депутаты, которые пытаются сделать себе имя, угрожая парализовать всю страну. Сначала Идит Сильман («Ямина»), зациклившаяся на квасном в больницах, за ней – Джида Ринауи-Зуаби (МЕРЕЦ), обнаружившая вдруг, что входила в наполовину правую коалицию, и, наконец, Михаэль Битон («Кахоль-лаван»), председатель парламентской комиссии по экономике, решивший, что цены на общественный транспорт или курятники на севере для него важнее, чем нормально функционирующее правительство.


Пока не ясно, удастся ли Битону, который в последнее время занимался в основном обслуживанием сельскохозяйственного лобби, шантажировать коалицию, но будет жаль, если да. Потому что в то время как депутаты кнессета заботятся о себе за счет государства, правительство фактически делает обратное.

Достаточно просмотреть проект Закона о регулировании народного хозяйства, подготовленный бюджетным отделом минфина, чтобы понять, какая историческая возможность открывается перед нами. Можно сказать, что это второй шанс, после того как первый был упущен восемь лет назад. Но, возможно, на сей раз обстоятельства складываются таким образом, что позволят добиться поистине исторических изменений: ввести базовые предметы в ультраортодоксальную систему образования для мальчиков.

Глубоко в упомянутом законопроекте зарыто предложение, которого не было никогда ранее, ни в одном из проектов Закона о регулировании: коренным образом изменить ультраортодоксальное образование для мальчиков. В частности, ликвидировать особый статус, которым наделены две основные ультраортодоксальные образовательные системы – независимая образовательная сеть, связанная с партией «Яадут ха-Тора», и сеть школ «Мааян ха-хинух ха-торани» (теперь она называется «Бней-Йосеф») партии ШАС.

Правительство Ицхака Рабина, отметившись величайшим актом политической капитуляции по сравнению с любым из израильских правительств, позволило двум упомянутым сетям в 1992 году получить бюджет, аналогичный тому, что выделяют на обычные государственные школы.

Хотя обе сети не контролируются и там вообще не преподают базовые предметы или преподают так, как им вздумается. Это контрастирует с другими ультраортодоксальными школами, которые, поскольку их не контролируют, получают бюджет, составляющий лишь 55-75 процентов от бюджета государственной школы.

Без контроля и прозрачности

Капитуляция правительства Рабина, а затем и всех последующих правительств превратила две образовательные сети в автономию, которую в то же время полностью финансирует государство. Результаты не заставили себя ждать: сети воспитали целые поколения необразованных ультраортодоксальных юношей, неспособных интегрироваться в рынок труда.

Уровень занятости ультраортодоксальных мужчин составляет 48-54 процента по сравнению с 88 процентами среди неультраортодоксальных евреев и по сравнению с 82 процентами среди ультраортодоксальных женщин, которые учатся по специальности и работают.

Отсутствие работы среди ультраортодоксальных мужчин дорого обходится Израилю: согласно прогнозу главного экономиста министерства финансов, это приведет к потере 13 процентов ВВП к 2060 году и потребует 16-процентного увеличения налогов с целью его финансирования.

Короче говоря, у Израиля нет будущего как у прогрессивной и современной страны, если мужчины-ультраортодоксы не пойдут работать, а у ультраортодоксов нет шансов выйти на работу, если они продолжат учиться в образовательных сетях, где им не преподают базовые предметы.

Однако Израиль продолжает укреплять именно эти две ультраортодоксальные образовательные сети. В Законе о регулировании народного хозяйства приводятся данные, свидетельствующие о том, что рост числа учащихся в ультраортодоксальной системе образования подскочил с 4,5 процента в год до поправки 1992 года (поправка 12 к Закону о бюджетной базе) – до 20 процентов в год сразу после этого.

На сегодняшний день в двух указанных сетях учатся 155 тысяч человек – в пять раз больше, чем в 1990 году, в то время как в остальных системах еврейского образования этот же показатель вырос всего лишь в полтора раза.

Ультраортодоксальное образование в настоящее время охватывает 29 процентов еврейских учащихся по сравнению с 18 процентами в 1990 году.

Более того, особый бюджетный статус позволил сетям оттеснять другие ультраортодоксальные учебные заведения, в том числе и те, где хоть как-то преподавали базовые предметы, и практически захватить рынок ультраортодоксального образования, в то время как политические активисты обеих партий укрепляют свои статус и власть, доминируя в ультраортодоксальном сообществе.

«Внимательное изучение того влияния, которое оказала поправка 12 к Закону о бюджетной базе на систему образования в Израиле, показывает, что изменение законодательства привело к стремительному росту независимой образовательной сети и сети школ «Мааян» и изменению образовательной структуры в стране в целом», – написано в проекте Закона о регулировании народного хозяйства.

Другими словами, это приговор. На практике ультраортодоксальное образование сегодня угрожает государственному образованию: бюджеты выделяются те же, оно охватывает 29 процентов учащихся, но существует как автономия без контроля, без прозрачности и отчетности и без преподавания базовых предметов. Израиль собственными руками финансирует уничтожение будущего поколения.

В проекте Закона о регулировании бюджетный отдел минфина впервые после неудачной попытки министра Шая Пирона в 2014 году осмеливается подобраться к мине замедленного действия ультраортодоксального образования. Это далеко идущее предложение: особый статус двух сетей упраздняется, и они возвращаются к финансированию по прежней схеме – 75 процентов от бюджета государственных школ.

Чтобы получать стопроцентное финансирование, эти две сети, как и прочие ультраортодоксальные учебные заведения, должны взять на себя обязательство преподавать английский язык, математику и иврит (базовые предметы в ужатом виде). Им также придется согласиться с тем, что их ученики ежегодно будут проходить соответствующее тестирование, чтобы можно было убедиться в истинности преподавания базовых предметов.

Проверку будет проводить внешний орган по отношению к минпросу, и только школы, чьи учащиеся получат по результатам тестирования минимальную оценку, могут рассчитывать на прибавку к бюджету до ста процентов.

Странность предложение состоит в том, что оно связывает школьный бюджет с успеваемостью во время проверки, что не имеет аналогов в израильской системе образования, а также потому, что предлагает, чтобы надзор осуществлял внешний орган.

Пытаясь залечить рану

Последнее предложение связано с кризисом доверия к (не)осуществляемому министерством образования надзору за ультраортодоксальным образованием: ультраортодоксальный округ, созданный Пироном в 2014 году с целью управления ультраортодоксальным образованием и надзора над ним, был выхолощен следующим министром образования Нафтали Беннетом.

Фактически этот округ передали под контроль ультраортодоксальных политиканов, и он перестал функционировать. Вот уже три года им руководит исполняющий обязанности, а министр образования Ифат Шаша-Битон не спешит назначать кого-либо на эту должность. Только сейчас был объявлен конкурс на замещение должности руководителя округа.

Возвращаясь к предложению бюджетного отдела минфина, можно предположить, что оно должно пройти некоторые доработки, прежде чем минпрос согласится его принять. И все же само появление этого предложения в Законе о хозяйственном регулировании можно считать удивительным прецедентом, поскольку речь идет о готовности залечить рану, которая и сегодня сочится кровью.

Второй раз государство пытается противостоять ультраортодоксальному образованию, и, по словам доктора Нери Горовица, эксперта в сфере ультраортодоксального образования и одного из инициаторов создания ультраортодоксального округа в 2014 году, на этот раз есть серьезный шанс на успех.

И, кстати, не только из-за предложения, выдвинутого министерством финансов, а еще и из-за того, что ультраортодоксальная улица стала намного более зрелой. Как утверждает Горовиц, ультраортодоксальное образование претерпевало изменения всякий раз, когда ультраортодоксальная улица ощущала сильное беспокойство по поводу состояния системы образования, появления образовательных альтернатив, что сочеталось с усиливающимся давлением со стороны правительства.

В настоящее время в ультраортодоксальном сообществе растет спрос на светское образование, зарождаются новые альтернативы, такие как система ультраортодоксально-государственного образования, где преподают базовые предметы, но успех этой пока системы минимален – не хватает давления со стороны правительства. Тот факт, что министерство финансов оказывает давление, может стать недостающим звеном для завершения перехода.

«Минфин указывает на конкретную проблему: недоброкачественный надзор над ультраортодоксальной системой образования и проблематичное выделение бюджетов для двух основных сетей, – отмечает Горовиц. – Необходимо изменить законодательство и выделять бюджет только при условии строгой отчетности и контроля. Это непросто, я знаю, потому что именно я не сумел добиться контроля над ультраортодоксальным округом в 2014 году, но мы должны попробовать еще раз. Это наш шанс».

Мейрав Арлозоров, TheMarker, М.К. Фото: Нир Кейдар √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ