Monday 23.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    AP Photo/Mahmoud Illean
    AP Photo/Mahmoud Illean

    «Проблема бедуинов – это вы. Чем раздавать обещания, прислушайтесь к нам»

    Проблема начинается, когда министр иностранных дел, он же – альтернативный премьер-министр, называет 300 с чем-то тысяч человек «проблемой». Она продолжается, когда глава партии строит свою кампанию на борьбе с «бедуинскими бандами», но смотрит на бедуинские семьи свысока, когда становится премьер-министром. Она продолжается, когда Биньямин Нетаниягу на протяжении 12 лет своего правления игнорирует израильских бедуинов, а затем, когда приходит время выборов, умоляет за себя проголосовать.


    И проблема усугубляется, когда нет ни одного представителя бедуинов ни в кнессете, ни в СМИ, когда нет закона об электричестве, согласно которому подключение к базовой инфраструктуре распространялось бы на непризнанные бедуинские деревни; нас не слушают, нет процесса разработки регуляций, нет бюджета и нет законодателя неарабского происхождения, который вспомнит о нас после, а не только до выборов.

    Я бедуин, житель Сегев Шалом, и Сегев Шалом мне нравится. Но что мне не нравится, избранные должностные лица, и с чем я не готов мириться как бедуин и житель Сегев-Шалома, так это ваше лицемерие и снисходительное отношение к нам.

    Тот же лидер оппозиции, который хвастается тем, что его коллеги по партии посадили деревья в Негеве, демонстрирует безразличие и нежелание понимать всю сложность отношения бедуинского общества к земле и является не более, чем хорошо отлаженной пропагандистской машиной и «Твиттером», который только и знает, как написать: #Abbas=Hamas и #Bennett_ you failed.


    Тот же бывший премьер-министр, который построил свою избирательную кампанию на борьбе с «бандами бедуинов» и «восстановлении контроля над Негевом», знает, как из соображений политкорректности раз в год появиться в Рахате и провести фотосессию, а потом вернуться в свой кабинет, чтобы написать еще несколько книг.

    Тот самый Мансур Аббас, который прекрасно знал, как сказать нам, бедуинам: «Я ваш человек», столь же прекрасно знает, как не принимать нас во внимание, когда речь идет о законе об электричестве, закрывать глаза, когда сносят дома в Негеве, и произносить пустые угрозы о выходе из коалиции. В конце концов, министр внутренних дел Айелет Шакед доказала, что даже такой важный политический игрок, который коронует королей, становится в общую шеренгу.

    И конечно, герой дня, который смог сформировать правительство и полететь в Дубай на встречу с «современными» бедуинами, также хорошо знает, как не прокатиться полтора часа от своего офиса, чтобы встретиться с бедуинами-налогоплательщиками, за чей счет он летал за границу.

    И что за чудесный день, когда я, всего-навсего студент, вместо того, чтобы готовиться к экзамену по статистике, вынужден объяснять своему политическому руководству, в чем заключается «проблема бедуинов». А проблема бедуинов – это вы. Наша настоящая проблема возникает, когда государственные чиновники и лица, принимающие решения, приходят, чтобы выслушать нас, но не слушают; она возникает, когда они решают осуществить задуманное, не посоветовавшись с нами, решают посадить рядом с нами деревья, но снести наши дома. Наша проблема в том, что нет никакой разницы, какую карту мы выбираем или за кого голосуем, потому что в конечном счете преимущество всегда остается за вами.


    В конце концов, каждый, кто заботится о бедуинском населении и знаком с непростой сущностью проекта по посадке деревьев, понимает, что для нас проект Еврейского национального фонда символизирует только одно – изгнание. Его можно замаскировать эвфемизмами, но вопрос остается открытым: что через несколько лет помешает правительству объявить эти земли заповедником? И какова будет судьба живущих там бедуинов? Будут ли они изгнаны? Куда они пойдут? Если да, то кто тогда пообещает им альтернативное обустройство – и, конечно, не сдержит обещание? Можем ли мы полагаться на предвыборные обещания и лозунги? Оказывается, что нет.

    Я осуждаю любое насилие, и я был рад узнать, что репортер «ХаАрец» Нати Йефет выбрался невредимым из ситуации, которая могло плохо закончиться. Поведение нескольких экстремистов не отражает сути моей общины. Но не надо быть наивным и ожидать, что можно игнорировать, маргинализировать, отсеивать – и за этим не последует никакой реакции.

    Решение проблемы начинается с ее признания и определения. Не давайте нам обещаний и не обманывайте нас красивыми словами. Признайте свои неудачи, признайте, что вам по большому счету нет до нас дела, признайте, что вы не понимаете всей сложности земельного вопроса, признайте, что за последние 12 – а на самом деле 70 – лет вы наделали ошибок и не понимали, что происходит в Негеве. Приезжайте в Негев, приезжайте в Сегев Шалом, приезжайте в непризнанные деревни и спросите, что нас беспокоит.


    Мы ответим вам на иврите, потому что знаем, как чувствительны вы к звучанию арабского языка в кнессете. Мы расскажем вам, что нас тревожит, а вы выслушайте. Возможно, вы лучше нас знаете, как выиграть избирательную кампанию, но мы лучше вас знаем, как выжить. И мы будем здесь и через 70 лет.

    Тамер Масудин, «ХаАрец», М.Р. Фото: AP Photo/Mahmoud Illean˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend