Главный » Безопасность » Снайперы: «Мы стреляли по коленям»

Снайперы: «Мы стреляли по коленям»

"Я точно помню, сколько коленей было у меня на мушке", сказал Эден (имя вымышленное – прим. "Детали"). Полгода назад он демобилизовался из ЦАХАЛа, где служил снайпером в пехотной бригаде "Голани" и большую часть времени находился на границе с сектором Газа.

Перед ним стояла трудная задача: отгонять палестинских демонстрантов, которые вплотную приблизились к забору. По его словам, он хорошо помнит каждый выстрел: за все время у него было 52 точных попадания: этот результат не смог превзойти никто из снайперов. "После каждого попадания я сохранял гильзу. Они у меня в комнате. Так что мне и вспоминать не надо: ровно 52".

Он хорошо помнит первый раз: "Надо мной стоял комбат, справа - замкомбата, слева - ротный, а в прицел я видел парня, который корчил рожи и как будто орал: "Давай-давай, посмотрим, чего ты стоишь!" Все это очень давило. Тут я получил приказ, нажал на курок и увидел, как у него разлетелось колено".

На вопрос, были ли случаи "неточных" попаданий, Эден ответил, что бывало, когда он промахивался, и пуля попадала не в того человека, в которого он целился.

"Речь идет об ошибках, которые порой случаются, - добавил Эден. – Но поймите, это не сотни ликвидаций, как в фильме "Американский снайпер": мы стреляем по ногам".

В своем подразделении он считался лучшим снайпером; за меткость сослуживцы в шутку прозвали его "киллером". Они так и говорили: "Вон, смотрите, киллер идет".

Палестинцы приступили к массовым акциям протеста против блокады Газы в "День земли" – в марте 2018 год. Демонстрации продолжались еженедельно. За это время 215 демонстрантов погибло, а 7996 получили ранения различной степени тяжести.

Из десятков демобилизовавшихся из ЦАХАЛа снайперов с нами согласились побеседовать только шестеро, да и то при условии, что их имена будут изменены. Все сошлись в одном: они выполняли боевое задание, стреляли по коленям, и неизвестно, как развивались бы события, если бы демонстрантам удалось проникнуть на израильскую территорию.

Как сказали снайперы, перед ними ставили задачу нанести демонстрантам минимальный вред, причем речь идет о тех, кто швыряет "коктейли Молотова", подстрекает других или запускает огненные змеи.

"Даже если пуля сломает такому человеку коленную чашечку,  буквально через минуту его эвакуирует "скорая помощь", а через неделю он станет получать пенсию по инвалидности", - сказал один из снайперов.

Как правило, снайперы бьют точно из винтовки Ругера, позволяющей вести прицельную стрельбу на расстоянии 100-150 пятидесяти метров. На такой дистанции можно разглядеть ноги, не прибегая к оптике, а телескопический прицел, приближающий цель, как минимум, в десять раз, позволяет увидеть даже сухожилия на ноге.

Иначе говоря, главная задача снайперов – стрелять по подстрекателям. Причем, как правило, согласно уставу ЦАХАЛа, дети не считаются подстрекателями и, следовательно, не представляют собой мишени для снайперов.

Понятно, что снайперы не сами по себе ведут "отстрел" подстрекателей, а только по согласованию с командиром, который, в свою очередь, должен получить "добро" от своего командира. В настоящий момент цепочку, по которой идет приказ сверху вниз, удалось сократить, что помогает оперативнее реагировать на быстро меняющуюся ситуацию. Кроме того, когда снайперы стали пользоваться винтовками Ругера, - через год после начала массовых еженедельных беспорядков на границе - число жертв резко сократилось.

Из бесед со снайперами вырисовывается довольно парадоксальная картина: с одной стороны, очень часто командир не дает приказа открыть прицельный огонь, что распаляет демонстрантов еще больше, в особенности, тех, кто готовит разного рода провокации, участвуя в них сам; с другой стороны, нередко пуля, не разбирающая, где подстрекатель-враг, а где обычный демонстрант, убивает обычного человека–отца семейства.

По словам Амира, "если ты целился в лодыжку, а попал в колено, то либо ты хотел ошибиться, либо ты - не снайпер. Есть снайперы, хотя их очень мало, которые предпочитают ошибаться".

Итай сказал, что никогда не забудет ощущения страшной силы, которой он обладал, потому что только от него зависело, сможет ли человек на мушке ходить или нет: "Когда я демобилизовался, то понял, что не хочу больше испытывать это чувство".

По мнению офицера-психолога Тули Флинта, отвечающего за психическое здоровье резервистов, а также специализирующегося на травмах, эта двойственность нередко приводит к обостренному расстройству нервной системы.

Флинт, который пользовал снайперов, в течение двух лет дежуривших во время пятничных демонстраций на границе с Газой, утверждает, что их отличают особые характеристики, когда речь идет о посттравматическом синдроме. В частности, он рассказал об одном из подопечных, - снайпере из элитного подразделения - который, получив приказ, открыл прицельный огонь по подозреваемому в подстрекательстве, целился в колено, но угодил выше, и в результате раненый умер от потери крови.

"Этот снайпер, который был предан своему делу, описывал, как демонстрант истекал кровью. – отметил Флинт. – Он никак не может забыть крик этого человека, хорошо помнит, как выносили тело, и женщин, оплакивавших погибшего. Снайпер сказал: "Меня не послали защищать страну, меня отправили убивать"... " Как утверждает Флинт, этот человек пережил столь глубокий стресс, что вынужден был расстаться с любимой девушкой на два года, и вообще не хотел никого видеть.

Другой снайпер, Рой, подчеркнул, что, безусловно, сражаться надо не с детьми и подростками, которые выходят на демонстрации, а с ХАМАСом, террористами, подгоняющими автобусы с людьми, чтобы эти люди жгли шины.

"Мне очень жаль детей, - сказал Рой. - которые ни в чем не виноваты, они напоминают мне детей по соседству, играющих с петардами".

А Шломи вспомнил другое: "Как-то раз прямо на нас побежала девочка лет семи. Бежала и размахивала флагом ХАМАСа. Я проверил в прицел, что на ней ничего подозрительного, рубашка не оттопыривается, нет никаких проводов. И закричал, чтобы ее напугать. К счастью, она испугалась и убежала. Но мне было ясно, что даже если бы она пересекла линию огня, я не стал бы стрелять. Но помню, как думал про себя: "Только бы она не добежала".

Пресс-служба ЦАХАЛа прокомментировала публикацию в "ХаАрец" так: "Оперативное реагирование на насильственные беспорядки и враждебную террористическую деятельность, с которой ЦАХАЛ сражается с марта 2018 года, соответствующим образом адаптировано к угрозе, создаваемой этими инцидентами, на фоне предпринимаемых усилий по сокращению - по возможности – нанесения травм тем, кто выступает в роли подстрекателей, а также минимизации применения боевых патронов. В течение последних двух лет на оперативное реагирование оказывали влияние интенсивность событий, динамика и интенсивность насилия со стороны тех, кто нарушал порядок, применяемые ими дымовые шашки и многое другое".

В этом комментарии также указывается, что в свете тех изменений, "которые с течением времени стали характеризовать организуемые беспорядки, было решено оснастить дежурящие на границе подразделения винтовками Ругера, которые характеризуются нанесением гораздо меньшего вреда".

Хило Глезер, "ХаАрец". М.К.

Фото: Элиягу Гершкович. Снайпер на фотографии не имеет отношения к статье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

"СЕЛЕКТИВНЫЙ ОГОНЬ: ИЗРАИЛЬСКИЕ СНАЙПЕРЫ"

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend