Путь к решению Трампа о Голанах начался в Техасе

За изменение американской политики на Ближнем Востоке ответственен один человек, который еще не получил должного признания со стороны израильских лидеров. Это — Джордж Митчелл. Нет, не бывший сенатор, который когда-то пытался стать посредником между Биньямином Нетаниягу и Абу-Мазеном и потерпел неудачу, а инженер и предприниматель из Техаса, который разбогател на бурении нефтяных скважин.

Митчелл настаивал, вопреки господствовавшему тогда в отрасли взгляду, что можно извлечь энергоносители из глубоких горных пород с помощью техники гидравлического разрыва пласта («фрекинга») при разумных экономических затратах. Он пытался снова и снова, пока около 20 лет назад не достиг технологического прорыва, который привел к добыче нефти и природного газа в коммерческих масштабах методом «фрекинга».

Открытие Митчелла в последние годы превратило США в крупнейшего в мире производителя нефти, предоставив американцам энергетическую независимость и покончив с пугающей зависимостью от «черного золота» с Ближнего Востока. Опасения истощения запасов нефти исчезли, энергетические кризисы остались на страницах учебников истории, плохие новости сменились оптимистичными заявлениями об увеличении экспорта нефти из США.

Результат вскоре отразился и на внешней политике. Тенденция посылать войска на Ближний Восток сменилась возвращением солдат домой, и американская политика в регионе была освобождена от жестокой хватки Саудовской Аравии, которая десятилетиями управляла мировым рынком нефти и пользовалась огромным влиянием в Вашингтоне.

Барак Обама использовал энергетическую независимость, чтобы сблизиться с Ираном за счет Саудовской Аравии и Израиля, но не смог добиться фундаментальных изменений в отношениях с Тегераном, кроме соглашения по ядерной программе. Дональд Трамп решил снова вступить в конфронтацию с Ираном, но, прежде всего, нарушить политику всех своих предшественников с 1948 года – сохранять баланс между влиянием Израиля и Саудовской Аравии в американской политике.

В прошлом году Трамп решил перенести посольство США в Иерусалим, сейчас он объявил о намерении признать суверенитет Израиля над Голанскими высотами. В обоих случаях он нарушил долгое табу во внешней политике США, не опасаясь гневной реакции государств Персидского залива, угроз бойкотов и массовых сжиганий американского флага в столицах арабских стран. Трамп не спешит обнародовать обещанный мирный план, продемонстрировать предполагаемые им израильские уступки палестинцам или принять саудовскую мирную инициативу 2002 года в обмен на подарки, сделанные им премьер-министру Биньямину Нетаниягу.

Вернувшись к власти десять лет назад, Нетаниягу говорил о политической важности уменьшения зависимости от нефти и даже поощрял израильские исследования в области альтернативной энергетики. Он надеялся, что исчезновение зависимости от нефти ослабит политическую силу арабов и их влияние на западные страны. Его стратегический анализ оказался точным, но его технологическая оценка была пессимистичной. В то время он не мог и надеяться, что энергетическая независимость Америки уже на пороге, и в течение срока его полномочий это решительно изменит мировую политику. По иронии судьбы, главная дорога, пересекающая Голаны, называется «нефтяной».

Что теперь будет? Так же, как переезд посольства США в Иерусалим не привел пока к международной волне последователей этого решения, можно предположить, что и твит Трампа, что пришло время признать Голаны неотделимой частью Израиля, тоже не повлечет аналогичных решений других стран. Они будут придерживаться своей постоянной политики, которая отвергает признание результатов израильской оккупации без согласия арабской стороны.

С другой стороны, на внутриполитической арене признание США израильской аннексии Голанских высот будет иметь серьезные последствия. Правые будет усиливать давление, чтобы ввести израильское законодательство в «зоне С» на Западном берегу, где расположены все поселения и проживает мало палестинцев. Нетаниягу, который по сей день отвергал идею официальной аннексии территорий и предпочитал их ползучий захват, будет все труднее утверждать, что «мир этого не допустит».

Поселенцы и их сторонники спросят, почему Трамп признал Кацрин и Эйн-Зиван, и не признает Ариэль и Бейт-Эль. Ведь на Голанах Израиль изменил свою позицию с территориального компромисса на аннексию, и это удалось. Политические дебаты будут продолжаться в течение срока работы следующего правительства. А Израиль будет и дальше погружаться в увековечение конфликта со своими соседями, вместо того, чтобы искать выход из него.

Алуф Бен, «ХаАрец», И.Н. Израильские танки на Голанах в 1967 году.
Фото: Асаф Кутин, GPO, государственная фотоколлекция


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend