Главный » История » Киссинджер: «Мой самый страшный кошмар — это победа любой из сторон»

Киссинджер: «Мой самый страшный кошмар — это победа любой из сторон»

11 октября 1973 года, в шестой день Войны Судного дня, госсекретарь и советник президента США по национальной безопасности Генри Киссинджер сообщил президенту Ричарду Никсону, что Израиль уже продвинулся на 20 километров на территорию Сирии во время наступления на северном фронте. Никсон выразил удовлетворение этой новостью, а затем несколько невнятно добавил: «Это вроде Египет, вы ведь бывали там, не так ли? Вы можете видеть через пустыню».

Стенограмма этого разговора, который состоялся в 18:35 - один из шести недавно рассекреченных текстов телефонных разговоров, которые Киссинджер вел в то время с различными должностными лицами. Стенограммы недавно были размещены на веб-сайте Архива национальной безопасности, неправительственного научно-исследовательского института.

Почему Никсон сделал столь странное заявление? Возможно, этому дает объяснение сам Киссинджер, которому через полчаса позвонил его заместитель Брент Скоукрофт, чтобы узнать, можно ли соединить с президентом премьер-министра Великобритании Эдварда Хита. Киссинджер ответил: «Если это возможно, откажите им. Когда я разговаривал с президентом, он был очень загружен».

У Никсона в тот день была веская причина напиться: за день до этого его вице-президент Спиро Агню подал в отставку из-за подозрений в коррупции. Теперь ему было необходимо найти замену Агню, и эта тема также всплыла в беседе с Киссинджером. Никсоном сказал, что рассматривает кандидатуры Нельсона Рокфеллера, Джона Коннолли, Рональда Рейгана и Джеральда Форда на эту должность. Киссинджер ответил, что его предпочтением был Форд, в те годы конгрессмен от штата Мичиган, так как, по мнению Киссинджера, тот не будет конкурентом Никсона на президентских выборах. «Я не думаю, что Форд является возможным кандидатом в президенты». Никсон согласился, что Форд «безопасен» в этом отношении, и даже сравнил его с «умным Трумэном».

На следующий день Никсон назначил Форда на эту должность, поэтому именно Форд автоматически сменил Никсона на посту президента 9 августа 1974 года, после того как Никсон был вынужден уйти в отставку после уотергейтского скандала.

6 октября 1973 года Израиль подвергся одновременному нападению со стороны Египта и Сирии. Американские покровители строго настрого запретили Израилю наносить превентивные удары и начинать первым военные действия, предполагая, что Израиль сможет дать отпор любому нападению. В разговоре 11 октября Никсон сказал Киссинджеру, что израильтяне были «изумительными воинами», поэтому американцы были крайне удивлены в первые дни войны, когда египтянам удалось пересечь Суэцкий канал и продвинуться вглубь Синайского полуострова, который был оккупирован Израилем в 1967 году, а сирийские танки вторглись глубоко на оккупированные Израилем Голанские высоты и угрожали вторжением в Галилею.

Уильям Барр, старший аналитик Архива национальной безопасности, комментируя недавно опубликованные стенограммы, отметил, что на секретном брифинге в госдепартаменте 23 октября 1973 года аналитик Рэй Клайн отметил: «нам промывали мозги израильтяне, которые промыли мозги и сами себе» в своей уверенности в том, что арабы не осмелятся напасть на Израиль.

Озабоченность Никсона внутренними политическими кризисами означала, что Киссинджеру, который занял пост государственного секретаря двумя неделями ранее, были предоставлены полномочия самостоятельно управлять внешними кризисами, и, в первую очередь, Войной Судного дня.

Неоднократно в разговорах, стенограммы которых недавно опубликованы, Киссинджер сетует на министра обороны США Джеймса Шлезингера. 13 октября Киссинджер говорит главе аппарата Белого дома Александру Хейгу, что департамент Шлезингера «будет делать все что угодно, лишь бы не давать [оружие] Израилю».

Никсон приказал отправить в Израиль по воздушному мосту боеприпасы, танки и истребители F4. Тем не менее, поставки постоянно откладывались, чтобы не привлекать к ним слишком большого внимания и не злить арабские страны. Американцы искали подрядчиков на стороне для переправки оружия, чтобы поставки не производились прямыми полетами в Израиль из Соединенных Штатов. Киссинджер обвинил людей Шлезингера в том, что они намеренно затягивают поставки. Он говорит Хейгу, что они «сбросят груз на Азорских островах, они доставят его на Северный полюс, они доставят его в Гренландию, Антарктиду - в любое место», но только не израильским союзникам, которые остро нуждаются в военной оружии и боеприпасах.

17 октября напряженность только усилилась, когда нефтедобывающие государства Ближнего Востока объявили о своем намерении снизить добычу нефти на 10 процентов. За этим последовало эмбарго на поставки нефти в Соединенные Штаты со стороны многих государств во главе с Саудовской Аравией.

Недавно обнародованные тексты включают стенограммы разговоров между Киссинджером и рядом других центральных фигур в Вашингтоне в то время: Шлезингером, Анатолием Добрыниным (посол СССР в США), и советником Белого дома Леонардом Гарментом, который также служил в качестве неофициального посредника между администрацией США и еврейскими лидерами.

Если составить общую картину, то становится понятно, насколько деликатную роль играл Генри Киссинджер в попытке урегулировать конфликт. Он уравновешивал приверженность Соединенных Штатов безопасности Израиля своей убежденностью в том, что арабы должны добиться хоть каких-нибудь успехов в войне. Только в этом случае они будут готовы вступить в переговоры с Израилем после прекращения огня. Тогда Киссинджер был сторонником сотрудничества с Советским Союзом, с которым США недавно вступили в процесс разрядки (ослабление напряженности в «холодной» войне и рост сотрудничества), когда фактически две сверхдержавы были главными покровителями противоборствующих сторон в Войне Судного дня.

Свидетельство амбивалентной позиции Киссинджера содержится в стенограмме от 18 октября телефонного разговора с советским послом, в котором Киссинджер признался: «Мой самый страшный кошмар — это победа любой из сторон», то есть как арабов, так и Израиля. Добрынин согласился с ним, сказав: «Это не только ваш кошмар».

В последующие дни американцы и Советы объединили усилия для достижения прекращения огня. Но обе стороны были полны решимости стоять насмерть, чтобы стратегические позиции их протеже не ухудшились по окончании боевых действий. Державы брали друг друга на испуг, делая вид, что конфликт может перерасти в ядерную войну.

Только 25 октября вступило в силу прочное прекращение огня. Арабские страны, несмотря на потерю всех своих достижений в первые часы войны, смогли вернуть себе частично утерянное в ходе Шестидневной войны 1967 года достоинство. И израильтяне, хотя и были застигнуты врасплох, и понесли тяжелые потери, оказали яростное сопротивление и, в конечном итоге, оттеснили египтян и сирийцев.

Но главным победителем стал Генри Киссинджер, который помог создать условия для заключения мира. Благодаря усилиям Киссинджера, в конечном итоге Израиль в 1979 году полностью ушел из Синая, заключив мир с Египтом.

Дэвид Б. Грин, «ХаАрец» Ц.З. К.В. На снимке: Игаль Алон, Генри Киссинджер, Голда Меир.
Фото: Моше Мильнер GPO

 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend