Wednesday 22.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Henry Griffin, File
    AP Photo/Henry Griffin, File

    Пример Рузвельта: как помочь миллиону безработных

    У многих новых репатриантов (особенно, репатрианток) было тяжелое начало. Мужчины шли в сторожа и охранники, женщины мыли торговые центры и убирали квартиры. За целый век каждая из восьми волн репатриации сталкивалась с одной и той же проблемой: когда нет работы, любая работа хороша.

    Сейчас та же проблема встала во весь рост перед сабрами, которым в прошлом и в голову не приходило идти на стройку (для этого всегда были палестинцы, а потом – иностранные рабочие) или мыть лестницы (для этого были новые репатриантки).

    Но теперь выбора нет: либо человек не работает и голодает вместе с семьей, либо соглашается на любую работу. Время изобилия и процветания... нет, не кончилось, но приостановилось на неопределенный срок.

    Помните сон библейского Иосифа про семь тучных и семь тощих коров? Сегодня не нужны ни провидцы, ни пророки, чтобы узнать, какие сны нам снятся: «корона» съела всех коров.

    Что сделал Рузвельт?

    «Новый курс» президента США Франклина Рузвельта, давно изучаемый на экономических факультетах всего мира, помог Америке выйти из Великой депрессии и нарастить мускулатуру. В оригинальном названии New Deal есть столь любимое Дональдом Трампом слово "deal" («сделка»), подразумевающее сделку между государством и гражданами: оно обеспечивает работу – они соглашаются ее делать.

    Вынесем за скобки приметы Америки 30-х годов, которые не имеют отношения к Израилю: биржевой и банковский крах, золото, борьба профсоюзов и массовые самоубийства. Зато в перечне практических идей «Нового курса» было то, что может нам пригодиться.

    Рузвельт сформировал Администрацию общественных работ, которая занялась созданием временных рабочих мест, получив на это многомиллиардный бюджет – при параллельном жестком урезании правительственных расходов. Потом последовало установление минимальных цен на продукты питания. Потом – контроль за выращиванием основных сельскохозяйственных культур и прямая денежная помощь фермерам. Четверть миллиона молодых людей были наняты для лесопосадок. Кроме того, по распоряжению Рузвельта был создан отдельный, «чрезвычайный бюджет» для новых расходов в борьбе с экономическим кризисом.

    Можно ли сегодня поверить, что в Америке, почти поставленной на колени Великой депрессией, уровень безработицы не опускался ниже 14 процентов? Для сравнения – в апреле 2020 года, на пике эпидемии, безработица в Израиле достигла почти 25 процентов, а к июлю, по данным Службы трудоустройства, снизилась до 21 процента.

    Стоит также напомнить, что президент Рузвельт прославился своими радио-обращениями к народу, известными как «Беседы у камина», которые слушала вся Америка, потому что президент спокойно, терпеливо и детально описывал все принимаемые меры и объяснял новые законы. А главное – он сумел убедить американцев, что в Белом доме сидит ответственный человек, знающий, что делать, и совместными усилиями они справятся со всеми трудностями, и снова сделают Америку великой (вот чьи слова, как попугай, повторяет Дональд Трамп). С 1933 по 1944 год президент Рузвельт беседовал с американцами примерно три раза в год, и каждая из этих бесед была не пустопорожней болтовней, а колоссальной моральной поддержкой для американцев, которые поверили в «Новый курс» своего президента и наглядно увидели результаты его трудов на улице и в своем кармане.

    А что делает израильский премьер? В самом начале эпидемии он еженедельно появлялся на телеэкране и учил народ... правильно сморкаться. И все время расхваливал себя и свои мифические достижения. Как только мистификация стала очевидной, а статистика заболеваемости рванулась вверх, он исчез с экрана. Громче всех над ним до сих пор смеется коронавирус. Подобно знаменитому голландскому мальчику, который заткнул пальцем дырку в дамбе, наш премьер хотел проделать тот же номер. Но у него не получилось и он ограничился тем, что непрерывно повторял одно и тоже: он контролирует эпидемию, он управляет кризисом и ему «звонит весь мир» для обмена опытом.

    В Израиле это уже было

    После создания Государства Израиль было уже несколько периодов жесточайшей массовой безработицы, когда не было возможности дать работу всем новым репатриантам. Именно тогда была создана Служба трудоустройства и начаты широкомасштабное профобучение и переквалификация, чтобы обеспечить людей минимально необходимым заработком.

    Тогда у молодого еврейского государства еще не было возможности раздавать налево и направо щедрые социальные пособия, которые с годами позволили жить припеваючи без всякой работы сразу трем секторам – ультраортодоксам и арабам с бедуинами.

    К середине 60-х годов правительство сильно сократило инвестиции в народное хозяйство, чтобы уменьшить платежный баланс, который раздулся до опасного уровня из-за обилия репатриантов и массированных инвестиций в промышленность в период между 1954 и 1964 годами. В результате этого с 1965 года началась экономическая депрессия, вызвавшая увеличение безработицы до 10 процентов от всего трудоспособного населения, а также уменьшение репатриации и рост эмиграции.

    Но тогда у руля стоял поныне недооцененный глава правительства Леви Эшколь, прирожденный хозяйственник, который мог заикаться в радио-обращении к народу в канун Шестидневной войны, но никогда не заикался и не лебезил перед президентом США. К тому же министром финансов в правительстве Эшколя был «экономический царь» Пинхас Сапир, который, между прочим, внес основную лепту в развитие и укрепление системы здравоохранения. Хотя они с Эшколем были в одной партии, но, в отличие от нынешнего министра финансов Исраэля Каца, Сапир никогда не ставил личную и партийную лояльность выше государственных интересов.

    Тандем Эшколь-Сапир сделал для Государства Израиль то, о чем не может и мечтать нынешний глава правительства, не признающий никаких тандемов.

    Трудные времена продолжались до Шестидневной войны, ставшей катализатором экономического расцвета Израиля и значительно уменьшившей число безработных, несмотря на то, что работу в стране получили 80 тысяч палестинцев из Иудеи, Самарии и сектора Газа. Экономический рост продолжался до Войны Судного дня в 1973 году.

    Никто не забудет экономический кризис 1985 года, когда государственный долг достиг 200 процентов, а инфляция — 400! Тогда у власти тоже было двухголовое правительство чрезвычайного положения, и Шамир с Пересом не терпели друг друга не меньше, чем Нетаниягу и Ганц. На посту главы правительства Перес тоже позволял себе действовать в обход кнессета, однако уже в течение года удалось покончить и с космической инфляцией, и с ростом безработицы. Но главное отличие от нынешнего кризиса состояло в том, что тогда народ понял безвыходность положения и положился на правительство. Сегодня он не верит ни одному его слову и ставит под сомнение любое указание властей.

    Как деликатно выражаются официальные источники, «с конца 80-х годов, когда началась большая репатриация из СССР и Эфиопии, безработица снова выросла, и многие новые репатрианты были вынуждены пойти на работу, которая не соответствовала их образованию, опыту и способностям».

    В середине 90-х годов положение значительно улучшилось, и безработица снизилась до 6,5 процентов.

    В середине 1996 года началась экономическая депрессия, и безработица выросла до 10 процентов. Ее особенность была в том, что на этот раз почти 200 тысяч безработных в большинстве своем были старожилами с низким образованием, ставшими жертвами технологической революции: индустрия хай-тек привела к закрытию старых заводов, где работа не требовала высшего образования.

    С начала 2000-х новые безработные отличались тем, что, в отличие от своих предшественников, имели высшее образование, но либо вообще не нашли работы, либо не нашли ее по специальности и в своей области.

    Тем не менее, в последующие годы безработица в Израиле продолжала снижаться, дойдя до исторического минимума в 2018 году – 3,6 процента. В 2019 году эта цифра чуть увеличилась – 3,7 процента. А 2020 год начался с «короны», которая отбросила Израиль более, чем на полвека назад.

    Что делать сейчас?

    С начала 20-х годов прошлого века в Эрец-Исраэль громыхал лозунг «Авода иврит» («Еврейский труд»). Но к XXI веку громыхание кончилось: на стройках воцарились китайцы, румыны, молдаване и украинцы, в сельском хозяйстве – тайцы. А среди персонала домов для престарелых... кого там только нет, кроме израильтян. Так что в Израиле безусловно есть  «китайский труд», а «еврейский труд» ушел в подполье.

    Но так было не всегда. С начала 60-х годов израильское правительство использовало армию безработных на стройках, для сельхозработ и лесопосадок. Так родилось понятие «инициированных работ». Так появились типовые рабочие кварталы по всей стране. Так зазеленели леса. Так был построен национальный водовод.

    При этом правительство учитывало опыт прошлого. Чего стоит одна лишь идея тель-авивского муниципалитета совместно с «Сохнутом», которые в 1938 году призвали 600 мужчин и женщин, работавших в две смены, чтобы разровнять песчаные дюны в северной части тель-авивского взморья, где собирались начать строительство электростанции. Патриотические кинокадры того времени говорят сами за себя: песок так и летел в разные стороны, и за это платили деньги тем, у кого их не было.

    Сегодня на строительстве домов и дорог людей с лопатами почти не найти – их заменила техника. Тем не менее, количество людей на разных работах остается ключевым фактором. К примеру, на строительстве четырехполосной городской дороги работают один экскаватор, два трактора, бульдозер и каток. Вряд ли кто-то будет спорить, что увеличение числа машин и, соответственно, людей значительно сократит срок прокладки этой дороги.

    То же самое со строительством домов. Помнится, китайцы предлагали нам 100 тысяч строительных рабочих, но сделка не состоялась. В среднем на строительстве пятиэтажного дома у нас работает около десятка рабочих, которые завершают его за два года. Если же их будет двадцать, а то и тридцать, есть все шансы, что дом построят за год. Как и обещали китайцы.

    В XXI веке уже нет разделения работы на черную и белую, чистую и грязную. Любая работа достойна. Куда бы мы делись без мусорщиков и ассенизаторов! Есть только одно разделение: работа и безработица.

    Если сравнить возможности Государства Израиль с начинаниями президента Рузвельта, мы увидим, что почти все инструменты для успешной борьбы с безработицей у нас есть. Надо только коренным образом изменить отношение граждан к труду. При массовой безработице работой нужно обеспечить израильтян, а не иностранных рабочих.

    У нас тоже есть государственная компания дорожно-строительных работ «Нетивей Исраэль» (в прошлом она носила вполне рузвельтовское название – «Совет общественных работ»). Она-то хорошо знает, как использовать рабочую силу и создавать новые рабочие места.

    В список «инициированных работ» сразу войдут сельхозработы, стройки и лесопосадки (как в 60-х годах), которые всегда остаются крайне важным национальным делом для страны, где все еще хватает пустыни. Очень пригодятся курсы спасателей и пожарных, чтобы значительно увеличить их расчеты во избежание ежегодных бедствий.

    Особый вопрос, привлекший внимание всех СМИ во время эпидемии – многочисленные дома для престарелых, где среди персонала практически нет израильтян, но это нетерпимое положение можно и нужно изменить.

    Немалую пользу может принести переквалификация безработных математиков, физиков и химиков – в школьных учителей, безработных филологов – в медсестер и медбратьев, в которых давно и отчаянно нуждается Израиль, экскурсоводов – в лаборантов, а безработных актеров – в руководителей детских кружков самодеятельности.

    Стоит вспомнить о многолетней кампании израильского миллиардера Стефа Вертхаймера, который добрых полвека ратовал за возрождение системы среднего профобразования – не пора ли подумать об этом именно сейчас, чтобы у нас не выросло поколение безработных?

    До сих пор никто не усвоил еще одного урока «Нового курса» Рузвельта: культура нуждается в активной и щедрой помощи государства, без которой она зачахнет в годину бедствий.

    Наконец, план спасения израильской экономики 1985 года тоже может пригодиться: его авторы — четыре профессора экономики понимали в ней толк, поэтому без всяких сантиментов включили в план гигантское сокращение госбюджета, заодно прикончив священную корову и сократив оборонный бюджет; были отменены все субсидии на продукты питания; и, если этого мало — заморожена зарплата всех рабочих и служащих в госсекторе.

    Хватит изобретать велосипед и сорить деньгами - пришло время максимально быстро создать рабочие места для миллиона безработных, которые дотянут до конца июля, но не смогут жить неограниченный срок на пособие по безработице.

    Владимир Лазарис, «Детали». На фото: президент Рузвельт, «Беседы у камина», 1941. AP Photo/Henry Griffin, File˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend