Tuesday 27.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Atef Safadi/Pool via AP
    Atef Safadi/Pool via AP

    Гроссмейстер Биби не разгадал комбинацию двух любителей

    Во время предвыборной кампании Беннет и Лапид сохраняли тайные отношения. Это не помешало Беннету атаковать Лапида. «Нафтали, если ты это продолжишь, – пригрозил Лапид во время одной из бесед, – мне придется публично тебя хвалить». Доверие между Беннетом и Лапидом заложило основу для свержения Нетаниягу, но этого было недостаточно.

    Беннету пришлось уйти из своего политического лагеря и всего с 6 мандатами сделать ставку на пост главы правительства. Лапид сделал Беннету героическую уступку, позволив ему стать первым по ротации. Они оба не добились бы успеха, если бы Гидеон Саар не принял почти самоубийственное решение: ушел из «Ликуда» и ответил отказом на все предложения «вернуться домой» – даже в качестве главы правительства.

    Но и решение Саара не перешло бы в большие дела, если бы Авигдор Либерман не решил рискнуть своим политическим будущим, и вместо того, чтобы стать сильным министром обороны в правительстве Нетаниягу, предпочел его ликвидировать.

    Всего этого не хватило бы, если бы Бени Ганц не вошел в правительство Нетаниягу в критически важное время и не дал ему получить твердое большинство на долгие годы вперед.

    Пятеро видных политиков пошли на шаг, который, казалось бы, противоречит их политическим интересам, поставили под угрозу свою политическую карьеру – и все равно этого было мало, чтобы сместить Нетаниягу. Потребовалось беспрецедентное присоединение арабской партии, раздувание правительства до препротивных размеров, договоренность о ротации, отказ от предвыборных обещаний, согласие на ряд поправок к основным законам, и всего этого вместе едва хватило на 61 сторонника нового правительства.

    Всего за год до этого Беннет и Лапид издевались над моделью ротационного правительства, раздутым числом министров и резко критиковали приспособление для своих нужд основных законов. Но их легко понять. Свержение Нетаниягу было равносильно подвигу Геракла, который потребовал почти нечеловеческих усилий. Разумеется, у них обоих был личный интерес, но в основе лежал подлинный страх их самих и коалиционных партнеров, что Нетаниягу может продырявить тонкие и слабые правила демократии по пути к тому, чтобы стать своего рода израильским Виктором Орбаном.

    Поэтому одна из главных задач нынешнего правительства должна состоять в том, чтобы улучшить правила игры и гарантировать, что у нас снова не появится харизматичный лидер, который поставит под угрозу всю политическую конструкцию.

    Например, нет никакой причины бояться предлагаемого Гидеоном Сааром основного закона «Законодательство». Левоцентристские партии с павловским условным рефлексом сразу высказались против. Стоит только произнести эти слова – основной закон «Законодательство», – как им слышится «аннулирование решений Верховного суда» и оскопление БАГАЦа.

    Но основной закон «Законодательство» в определенном формате –  исполнение давней мечты бывшего председателя Верховного суда Аарона Барака, и суть его в признании кнессетом права Верховного суда аннулировать законы. Поэтому при определенном большинстве (желательно, где-то около 70 депутатов) и среди них, по меньшей мере, пятеро депутатов оппозиции, кнессет сможет преодолеть аннулирование. Это урегулирует отношения между ветвями власти: больше не будет оспаривания легитимности аннулирования законов, но кнессет сможет его преодолеть.

    Точно так же нет причины противиться разделению должности юридического советника правительства. Весьма желательно, чтобы был отдельный генпрокурор, не зависящий от политиков, и юридический советник, который будет истолковывать законы правительству. Нужно позаботиться, чтобы профессиональное мнение юридического советника было обязательным для членов правительства, потому что и это правило тоже Нетаниягу пытался порушить в последние два года.

    Когда будет отдельный генпрокурор, можно будет установить путь его назначения, чтобы оно не проходило через политиков, против которых назавтра он может санкционировать расследование. Если нашли такой путь для назначения гендиректора корпорации радио- и телевещания, его определенно можно найти для генпрокурора.

    Наследие Нетаниягу – это тщательная проверка всех дыр в системе для увеличения его силы. Именно такой подход стоит за выбором госконтролера, который является полной противоположностью госконтролеру, набором советников по национальной безопасности, призванных служить алиби для его политических амбиций, и выбором самого удобного для него человека по критически важным делам (начальник Управления госслужбы), а не самого лучшего специалиста.

    Беннет и Лапид сумели выселить Нетаниягу с улицы Бальфура, и теперь их задача в том, чтобы с умом уничтожить самую опасную часть его наследия.

    Равив Друкер, «ХаАрец». Р.Р. Atef Safadi/Pool via AP˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend