Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Debbie Hill
    AP Photo/Debbie Hill

    Дилемма президента Ривлина

    Реувен Ривлин расстроен. До окончания его семилетнего президентского срока осталось менее четырех месяцев, и он знает, что не оставит того наследия, о котором мечтал. Ривлин намеревался создать «израильский диалог», чтобы в него могли вступить «племена», на которые разделено израильское общество. Вместо этого он покинет президентскую резиденцию, оставляя за спиной Израиль более расколотый и поляризованный, чем когда-либо.


    Ривлин очень старался, и не его вина, что те семь лет, что он был гражданином Израиля номер один, совпали с периодом, когда Биньямин Нетаниягу был на пике власти и сеял в израильском обществе яд раздора.

    Ривлин обвиняет Нетаниягу во многих бедах Израиля, и очень хотел бы пережить его на своем посту, хотя бы на несколько недель. Они оба – ликудники, но Нетаниягу еще в 2014 году сделал все, чтобы не допустить избрания Ривлина, этого человека независимого склада ума, на президентский пост.

    Тогда Нетаниягу пустился во все тяжкие, в том числе предложил Эли Визелю, не имевшему израильского гражданства, эмигрировать из США и в одночасье стать президентом, и даже пытался вовсе отменить президентский пост. В течение последних семи лет Нетаниягу через своих доверенных лиц неустанно распускал слухи, будто Ривлин замышляет против него «переворот».


    Ривлин не занимал пост дольше своих предшественников. Вплоть до 1998 года президент Израиля мог оставаться на своем посту целое десятилетие, и двое из его предшественников так и поступили. Но он – единственный президент, переживший пять избирательных кампаний.

    31 марта, когда президент в очередной раз получил от Центральной избирательной комиссии официальные результаты выборов, он вызвал гнев Нетаниягу, призвав партийных лидеров найти «небанальные пути сотрудничества» и попытаться сформировать «правительство, которое устранит разногласия между нами и исцелит израильское общество, которому в период эпидемии коронавируса был нанесен тяжелый удар».

    Нетаниягу ответил не сам, а выбрал для этого трех своих верных соратников. В официальном заявлении «Ликуда» спикер кнессета Ярив Левин и министры Амир Охана и Юваль Штайниц раскритиковали Ривлина за политическое вмешательство, заявив, что «президент не может определять результаты выборов».

    После четырех предыдущих выборов Ривлин неукоснительно соблюдал букву закона и президентские традиции, каждый раз давая кандидату, получившему наибольшее количество голосов, шанс попытаться первым сформировать правительство – в том числе и Нетаниягу, когда тот отвечал этому требованию. Нет никаких оснований полагать, что на этот раз он поступит иначе.

    Некоторые критики премьер-министра фантазируют, что Ривлин объявит, будто не может передать полномочия политику, которому предъявлены обвинения в совершении уголовных преступлений. Но в последний раз он предоставил Нетаниягу возможность сформировать правительство после того, как лидер «Кахоль лаван» Бени Ганц капитулировал и согласился войти в правительство своего соперника. К тому времени Нетаниягу уже было предъявлено обвинение.

    Обоснована ли на этот раз присущая Нетаниягу паранойя?


    Замечание Ривлина о «небанальных путях сотрудничества» можно понять двояко. Это в равной степени может быть призывом к разрозненной оппозиции Нетаниягу объединиться и работать вместе, либо указанием на правительство Нетаниягу, в котором сторонники еврейского превосходства из блока «Религиозного сионизма» сядут бок о бок с консервативными исламистами из РААМ.

    Фактически закон дает президенту при выборе кандидата относительно широкую свободу действий. Однако вследствие того, что президент должен проконсультироваться с лидерами партий и заручиться их поддержкой, возникло правовое толкование (два года назад также подтвержденное постановлением БАГАЦа), делающее «главным соображением, которым должен руководствоваться президент, шансы этого депутата кнессета сформировать правительство».

    В официальных заявлениях и неофициальных брифингах представители канцелярии президента упорно подчеркивает, что политика президента в этом вопросе осталась неизменной.


    Тем не менее, у президента есть и другие способы повлиять на процесс выбора кандидата на формирования правительства – например, с помощью временного графика. Закон требует, чтобы президент представил рекомендации в течение недели после получения официальных результатов выборов. В прошлом Ривлин приступал к консультациям с лидерами партий незамедлительно. На этот раз по неясной причине он начнет консультации только 5 апреля, всего за два дня до установленного срока. И это несмотря на то, что в новом кнессете будет 13 партий – наибольшее количество за время его президентства.

    Может ли назначенное время иметь какое-либо отношение к тому факту, что именно 5  апреля Нетаниягу, наконец, должен снова предстать перед судом, чтобы присутствовать  при даче показаний первого свидетеля обвинения по его уголовному делу? Безусловно, это поможет лидерам партий сделать их выбор максимально осознанным.

    Ривлин будет идти по тонкому канату. Ни для кого не секрет, что, не будь он президентом, которому запрещено выражать свои политические предпочтения, он был бы сторонником отколовшейся от «Ликуда» «Новой надежды» Гидона Саара, который в 2014 году успешно руководил его президентской избирательной кампанией, чем навлек на себя гнев Нетаниягу.

    Подобно Саару и другим членам «Новой надежды», Ривлин считает, что Нетаниягу предал заложенные Жаботинским нормы приличия и достоинства, которыми дорожили основатели «Ликуда», и при нем партия перестала быть идеологическим движением, став только лишь личной платформой своего лидера.

    Но любой его шаг, который выдаст личные позиции Ривлина, будет использован «Ликудом» для делегитимации выбора кандидата, если он выберет кого-то, кроме Нетаниягу.

    Меньше всего Ривлин хочет покинуть в июле свой пост, запятнав свое президентство. Он также не хочет уйти, когда Нетаниягу все еще будет у власти. Избежать и того, и другого будет крайне сложно.

    Аншель Пфефер, «Хаарец», М.Р. AP Photo/Debby Hill˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend