Главный » В Мире » Ближний Восток » Президент Египта как наследник Роммеля
Фото: Pavel Golovkin Pool via Reuters

Президент Египта как наследник Роммеля

Президент Египта ас-Сиси — один из тех относительно успешных автократов, которым за счет искусного маневрирования во внешней и внутренней политике удается поддерживать сравнительную эффективность режима в нестабильном мире. И это хорошо для Израиля.

Следуя примеру Китая, России, Саудовской Аравии и отчасти «азиатских тигров», президент Египта пытается осуществить модернизацию страны, опираясь на армию и полицейский аппарат. В условиях борьбы с терроризмом и коронавирусом это трудная задача. Но, как и ряд других авторитарных лидеров, ас-Сиси удачно использует медицинские рекомендации для ужесточения своего контроля над оппозицией.

Обозреватель «ХаАрец» Цви Барель, анализируя последние события в Египте, указывает, что в этом месяце правительство одобрило еще одно повышение заработной платы, десятое с тех пор, как президент Абдель-Фаттах ас-Сиси пришел к власти шесть лет назад. Военнослужащие получат ежегодное повышение зарплаты на 15 процентов, дети из семей погибших военных получат щедрые стипендии для обучения, а оставшиеся в живых сестры и дочери получат пособие на свадьбу в размере годового оклада.

Но самый важный «подарок» ас-Сиси сделал военным прокурорам, наделив их полномочиями допрашивать и судить гражданских лиц в соответствии с законом о чрезвычайном положении, которое обновляется каждые три месяца.

В марте египетский президент также принял на себя широкие полномочия, включая право предотвращать демонстрации и собрания. В Египте никто не надеется, что эти меры будут отменены, когда эпидемия закончится.

Эти шаги дополняют «блокировку СМИ» в отношении сообщений об эпидемии, которая была введена после того, как СМИ и соцсети выразили серьезные сомнения относительно официальных данных правительства.

На этой неделе после краткого заключения была освобождена Лина Аталла, главный редактор, возможно, последней оставшейся в Египте независимой интернет-газеты Mada Masr. Предполагаемой причиной ее ареста стало раздражение властей на публикации о разногласиях в разведке и переводе сына президента Махмуда с высокой должности в спецслужбах на должность в египетском посольстве в Москве.

Президент Египта утверждает, что ограничения на свободу информации диктуются интересами безопасности, поскольку страна находится в состоянии перманентной войны с террористическими организациями.

Чеченский опыт

Египет действительно ведет долгую кровавую войну с джихадистами из местного филиала ИГ, которые окопались в пустынных местах Синая. Только за последнее время они совершили ряд серьезных нападений, в результате которых три мирных жителя были убиты и семеро ранены. Бедуинов, которые подозреваются в сотрудничестве с военными, убивают, похищают, их дома разрушают. В течение пяти последних лет борьба с ИГ находится в центре усилий египетской армии и режима. Однако добиться решающих успехов никак не удается.

В попытке переломить ситуацию египетские власти, похоже, решили прибегнуть к российскому опыту в Чечне, где в конечном итоге войну против чеченцев повели сами чеченцы. Египетская армия недавно предложила молодым бедуинам большую зарплату, оружие и транспорт, чтобы они действовали как своего рода вооруженная милиция. Казалось бы, это разумная инициатива — армия уже пыталась провести ее в 2017 и 2018 годах, но сталкивается с противодействием племенных вождей, которые боятся, что бедуины станут пушечным мясом в этой войне.

Кроме того, бедуины обвиняют правительство в том, что оно не выполняет своих обещаний инвестировать в местную инфраструктуру и создавать для них рабочие места.

Со своей стороны, каирское правительство приводит впечатляющие цифры денежных сумм, которые режим инвестировал на Синайском полуострове (около 1,25 млрд. долларов), но отдача от этих средств неочевидна.

Здесь снова напрашиваются параллели с Россией, которая вложила в Чечню огромные средства, чтобы задобрить лояльные ей кланы, находящиеся у власти в республике. Однако ситуация в Египте все же отличается от российской, и ас-Сиси явно не в состоянии предложить бедуинам аналогичные условия.

«Лис пустыни-2»

Тем не менее, как и другие авторитарные режимы, ас-Сиси стремится к укреплению своих позиций не только внутри страны, но и в регионе. Египетская армия воюет на ливийском фронте, где она поддерживает Халифу Хафтара. Здесь Египет выступает с ОАЭ, Россией и Саудовской Аравией против Турции, Катара и Италии. Однако и на этом фронте дела Египта обстоят не блестяще. После ряда успехов Хафтар был отброшен от столицы и потерпел ряд поражений.

И все-таки, несмотря на некоторые неудачи ас-Сиси вполне может претендовать на титул «Лис пустыни», как в свое время называли немецкого фельдмаршала Роммеля за выдающиеся успехи в африканской кампании. Египетский президент избег соблазна ввязаться в провальные кампании в Сирии и в Йемене. Он также избегает прямой конфронтации с Ираном. При этом ас-Сиси умудряется сохранять хорошие отношения с большинством ведущих игроков в регионе.

Он укрепил отношения с Россией, заключив с ней сделку стоимостью 2 млрд. долларов на поставку истребителей «Су-35» в 2018 году. Кроме того, Россия  построит Египту ядерные реакторы.

Хотя США против соглашения о покупке самолетов, но, в отличие от Турции, Египет позиционирует себя, как верного союзника США, и не вступает с ними в противостояние. Ас-Сиси умело продолжает поддерживать хорошие отношения с Саудовской Аравией и с Израилем. На фоне многих «несостоявшихся государств» на Ближнем Востоке Египет кажется очагом стабильности.

Владимир Поляк, «Детали»  Фото: Pavel Golovkin Pool via Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend