Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP
    Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    «Прежний мировой порядок разрушен»: так это видят из России

    Израильские СМИ, озабоченные поиском содержимого пакета Зеэва Элькина, совсем не обратили внимания на предшествующее визиту Беннета в Россию событие - очередное заседание Валдайского международного клуба. Собственного именно с заседания этого клуба, проходившего там же в Сочи, президент России и прибыл на встречу с премьером Израиля.


    Между тем, на этом мировом форуме влиятельных экспертов звучат идеи, которые определяют внешнеполитическую повестку нынешней России. Именно они, а не дружелюбие Путина или любезность Беннета будут определять отношения между Израилем и Россией в долгосрочном плане.

    Поэтому мы проанализируем как избранные места из речи Путина на форуме, так и доклады и выступления «валдайских мальчиков». Так иронично назвал экспертов форума Андрей Колесников из «Коммерсанта», что можно понимать двояко: либо как намек на «нанайских мальчиков», которые имитируют борьбу друг с другом, либо «чикагских мальчиков», группу молодых экономистов из Чикаго, которые помогали Пиночету выводить чилийскую экономику из кризиса.

    Назад в будущее


    В принципе главные идеи, которые прозвучали в основном докладе, подготовленном к форуму, можно оценить уже из его названия «Эпоха пандемии. Год второй. Возвращение будущего». Собственно ключевое слов здесь «возвращение». Эксперты радостью констатируют провал идеи «конца истории» и победы либерализма, провозглашенных вскоре после падения СССР американском политологом Френсисом Фукуямой и возвращение к идее противостояния между сверхдержавами.

    Они утверждают: «...угрозы, связанные с пандемией коронавируса, не уменьшают внимания держав к ущербу, который конкуренты могут нанести их геополитическим позициям. Война на Южном Кавказе, продолжающееся противостояние в Сирии, Ливии, Йемене, явный рост напряжённости и милитаризация в Индо-Тихоокеанской зоне, сохранение взрывоопасного положения в украинском конфликте. Обострение большинства конфликтов говорит о том, что ведущие страны – прежде всего США, Россия, Китай – полагают: «нормальность», которую понимают как классическую конкуренцию великих держав и к которой мир двинулся задолго до пандемии, устанавливается всерьез и надолго».

    Еще один важный вывод, к которому приходят авторы, что сегодня невозможно возникновение подавляюще-сильных группировок – средние и малые участники всё равно будут колебаться и создавать ситуативные комбинации.

    Более оптимистично выглядит заявление о том, что «ни одна крупная держава не хочет оказаться в положении, когда её вынудят к войне с целью взорвать весь международный порядок. И более того, даже гипотетическое создание полноценного союза между Китаем и Россией не поставит мир на грань 1914 года».

    Они полагают, что прежний мировой порядок разрушен, в основном благодаря пандемии, и наступает эпоха творческого подхода в международной политике, результатом которого могут стать самые неожиданные решения – от непривычных и даже парадоксальных альянсов, в основном ситуативных, до резких шагов, кардинально меняющих содержание той или иной проблемы.

    Философ на троне


    Владимир Путин в своей речи отчасти повторил ряд тезисов доклада и особенно подчеркнул идею о крахе глобализации. Но на вопрос, о том, какая же эпоха теперь наступила, он, как и авторы доклада, от ответа уклонился, правда, сославшись на опыт китайских товарищей.

    Однако ответ о представления российского президента о мировом порядке и роли в нем России можно получить из неоднократных упоминаний в его речи двух известных русских философов Николая Бердяева и Ивана Ильина. В работах обоих можно отметить главные и схожие для них тезисы. Это касается особой роли России в мировой истории, идеи Ильина о том, что для нее наилучшим видом правления является самодержавная монархия и вера в божественное провидение, которое в конечном итоге позволит России предстать в виде спасителя человечества. Частое обращение к философским трудам дало повод известному кремлевскому политологу Сергею Маркову провозгласить Путина философом на троне, который являлся идеалом правителя еще в трудах Платона и Аристотеля.

    Однако, очень похоже, что хотя Путин ни разу не цитировал нижеследующий отрывок из Ильина - он произвел на него впечатление. В «Лекции о монархии и республике» в разделе «основные задания монарха» философ пишет «И почти повсюду мы находим указания на то, что царю должно быть присуще особого рода внутреннее духовное делание… к самой сущности монархического правосознания относится идея о том, что царь есть особа священная и что эта священность является не только источником его чрезвычайных полномочий, но и источником чрезвычайных требований, предъявляемых к нему, и источником чрезвычайных обязанностей, лежащих на нём. И среди них - основная обязанность царя: искать и строить в себе праведное и сильное правосознание».


    Путин очень хорошо обыграл образ справедливого царя в дискуссии с Дмитрием Муратовым, который привел образ суда мушкетеров над миледи в диспуте по поводу иноагентов. На что президент саркастически заметил: «но в результате суда - ей отрубили голову… А мы никому голову не рубим, просто признаем иноагентами».

    В этой парадигме справедливого, духовного царя лежит неоднократно высказываемый тезис о том, что Путин и Россия это целое. «Нет Путина - Нет России», отсюда и бесконечное продление президентских сроков.

    Путин и Беннет: близнецы-братья

    Если теперь отвлечься от горних высот русской религиозной философии мы можем увидеть, что они не сильно отличаются от идей религиозного сионизма, на которых вырос и Нафтали Беннет. Мы увидим тот же мессианский и религиозный характер государства Израиль, которое также (как и Россия) должно служить светом народам и в котором желательно, чтобы правил мудрый первосвященник. При этом Израиль с первых лет существования также начал активно захватывать территории, которые он считает по тем или причинам своими: Негев, Синай, Западный берег, Голанские высоты. «Земли даны еврейскому народу по Божественному праву, которое стоит выше всяких международных законов». Не случайно партия Беннета называлась «Еврейский дом».

    В то же время в докладе валдайского форума уже дважды обыгрывался образ осыпающегося мирового дома, жильцы которого теперь, прежде всего, будут укреплять собственные квартиры. Так что надо побеспокоиться о собственной крепости, чтобы жильцы там особо не «выступали», а для этого нет ничего лучше образа внешнего врага. Причем этот враг, как правило, силен и хитер, и чтобы победить его, лучше обзавестись друзьями покрепче с разных сторон.

    И здесь идеи валдайского форума о разного рода ситуативных союзах и неожиданных альянсах приходятся Израилю как раз в пору. Практически Израиль ведет настолько же эффективную, настолько же и циничную «реалполитику», как и Россия. Когда ему надо, он вступает в союз с Россией и Китаем. Заключает соглашения с монархиями Персидского залива. Вступает в новые союзы, как, например, с Индией. И в то же время продолжает в своем мессианском, даже пассионарном стиле, продвигать идею развития поселений.

    Обратил же Владимир Путина внимание на явление пассионарности народов, которое помогло России завоевать территории, ну так и у евреев полно пассионарности. А кому ее не хватает, пусть жалуется в Лигу наций.

    Так что Иерусалим активно заключает союзы с другими малыми и средними государствам, такими как Кипр, Греция, Египет. Не чурается, когда ему нужно, и коалиции с Вышеградской четверкой, несмотря на бесконечные склоки с Польшей.

    Что противопоставить "гнилому либерализму" Запада?

    Сходство двух лидеров и их базовых ценностей плюс наличие миллиона русскоязычных граждан Израиля - достаточная гарантия для продолжения более чем тесных отношений между странами. Однако как определить их общий стиль, явно противопоставляемый гнилому либерализму Запада? В случае с Путиным он был назван известным политологом Екатериной Шульман умеренным консерватизмом. По большому счету - религиозный сионизм в версии Беннета также является умеренным консерватизмом, по крайней мере, по сравнению с другими крайними направлениями политической мысли в Израиле.

    Так что союзу Израиля с Россией ничего не угрожает, как впрочем и союзу с США, Индией и Китаем. Лидеры всех этих стран во внешней политике придерживаются умеренного консерватизма.

    Правда, Беннет, в отличие от Путина, более демократичен. Почти сразу после визита в Сочи он приехал в наш мошав Кфар-Урия, где в доме по соседству с нашим проживают родственники его жены. Хотя участок их дома был затянут специальным непрозрачным материалом, а проезд перегорожен, но нам благородно оставили место для выезда. К нам даже допустили наших коллег (затребовав списочек), приехавших на семинар, по мистическому совпадению касавшийся проблем, связанных с ответственностью перед Землей.

    Беннет на днях вылетает на климатический саммит в Глазго. Может, до него донесся дух наших идей о том, что человек не может бесконечно использовать живое существо по имени Земля, забывая, что он сам является ее частью. И решением проблемы является не «зеленый» переход с одних машин на другие, а коренное изменение сознание людей, осознавших свою ответственность перед будущим. И если он убедит в этом своего друга Владимира Путина, то перед Израилем откроется огромное поле для экологических стартапов, которые можно будет реализовать на бескрайних просторах России. И тогда оба лидера точно выполнят свое мессианско-религиозное предназначение, обеспечив спасение Земли, своих народов и всего человечества.

    Владимир Поляк, «Детали». На снимке: Путин и Беннет в Сочи. Evgeny Biyatov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend