Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Maya Alleruzzo
    AP Photo/Maya Alleruzzo

    Превращается ли расколотый Израиль в Югославию?

    Говорят, что после того, как Наполеон завоевал всю Европу, и в войнах погибли миллионы, он заметил, что со штыками можно делать все, что угодно, кроме как сидеть на них.


    В более поздние времена, когда премьер-министр Ариэль Шарон решил уйти из сектора Газа, казалось, что Израиль начал усваивать главный урок прославленного корсиканца: вы можете оккупировать и угнетать, но ваши действия имеют свои пределы. В конце концов, в наше время, если вы не уничтожите или не изгоните людей, которые не обладают суверенитетом, они будут восставать снова и снова.

    Недавний костер насилия в Газе подожгли две спички. Первая похожа на то, что вызвало восстание в октябре 2000 года: нападение на мечеть Аль-Акса, которая является не только важейшим религиозным объектом, но и национальным символом.

    Вторая спичка – требование выселить арабских жителей из их домов в квартале Шейх Джарах в Восточном Иерусалиме на основании искового заявлении о том, что евреи владели этой собственностью до 1948 года – это все равно, что вонзить иглу в гнойник. Это поразительное проявление чудовищной несправедливости. Вы требуете, чтобы беженцы покинули свои дома, и это несмотря на то, что во время "накбы" вы присвоили себе их прежние дома, и не только их – еще сотни тысяч других домов, и вам даже не приходит в голову, что за их утраченное имущество владельцам причитается компенсация. Такова безрассудная глупость завоевателя, которая может привести к тому, что сгорят все дома, построенные здесь за последние 100 лет. И, похоже, огонь уже начал разгораться.


    Первыми восстали жители Восточного Иерусалима, что неудивительно. В «вечном еврейском городе» проживают около 380 тысяч палестинцев. Они составляют около трети городского населения, уже 54 года не имея ни политических, ни гражданских прав. Израиль, который их аннексировал, сделал все, чтобы не дать им израильского гражданства. Он открыто и демонстративно использовал  мифологический клей, чтобы соединить неодушевленные камни и высокие стены, но не живых людей. В конце концов, они не евреи.

    На самом деле, настоящим сюрпризом на этот раз стали израильские палестинцы. Те, которые имеют гражданство и обладают в государстве Израиль полным политическим равенством. Из всех граждан именно они, бывшие годами рабочими и поставщики услуг, в последнее время «в массовом порядке» начали занимать должности в больницах, аптеках и университетах. Как получилось, что как раз теперь, когда ясно видны первые признаки интеграции и социально-экономического прогресса, зародилось широкое восстание, которое начинает напоминать гражданскую войну?

    Около 180 лет назад либеральный философ Алексис де Токвиль попытался осознать Французскую революцию, основываясь на новом озарении: именно предшествовавшее революции движение по пути к равенству подготовило почву для этого великого извержения и особенно – для требований полного политического равенства в период революции.

    «Когда неравенство условий является общим законом общества, – писал он в «Демократии в Америке», – самые заметные проявления неравенства не бросаются в глаза; но когда все находится почти на одном уровне, малейшие проявления неравенства достаточно заметны. Следовательно, стремление к равенству всегда становится ненасытным по мере того, как равенство становится более полным».

    Это понимание актуально для сегодняшнего Израиля. Растущая израилизация арабских граждан, их знание иврита, улучшение социального статуса некоторых из них и даже их некоторая интеграция в СМИ вместе с продолжающейся оккупацией Западного берега – все это привело к новому самоощущению и к новым выводам.

    Вы не можете быть равными, и никогда не будете равными в стране, которая четко заявляет, что она – не ваша. В отличие от других либеральных демократий, Израиль – это не государство всех своих граждан, а государство всех евреев мира (которые даже не хотят здесь жить). Значение «еврейской демократии» напоминает другие термины, содержащие внутреннее противоречие, такие как «белая демократия» в Соединенных Штатах или «галльско-католическая республика» во Франции.


    В любом национальном государстве выбирается национальный гимн, призванный объединять и вдохновлять всех граждан, независимо от их религии, цвета кожи или происхождения. В Израиле гимн открыто и бесцеремонно отталкивает часть граждан страны, потому что не у всех есть «еврейская душа, которая тоскует». Государство Израиль готово принять любого, кто может доказать еврейство своей матери или кто обратился в иудаизм в соответствии с законами иудаизма. Израильские палестинцы не могут объединиться со своими близкими, с которыми они состоят в первой и второй степени родства и которые были изгнаны отсюда в 1948 году и живут в лагерях беженцев на Западном берегу и в Газе.

    С момента установления границ Израиля в 1967 году было создано около 700 новых еврейских населенных пунктов, но ни одного арабского (за исключением городов для бедуинов, которые были изгнаны со своих земель). Хотя около 21 процента граждан Израиля- арабы, в стране нет ни одного арабоязычного университета. (В отличие от того, что – во славу Израиля – на территории, вне всякого сомнения принадлежащей ПА, есть ивритоязычный университет.)

    Хотя Израиль представляется миру светской либеральной страной, еврейская женщина не может здесь выйти замуж за нееврея, потому что в Израиле не существует гражданских браков. Чтобы выйти замуж за своего избранника, она должна поехать в другую страну, которая не ставит своей целью предотвратить браки евреев с неевреями.


    Мы могли бы указать гораздо больше элементов неравенства, присущих еврейскому государству (так называемый закон о национальном характере государства не является в этом отношении новшеством – он только выявил и выдвинул на первый план эти элементы), но мы должны знать, что критика и дискуссия до сих пор были практически бесполезны.

    Большинство израильтян-евреев безразличны к существующему здесь фундаментальному неравенству и предпочитают продолжать плескаться в своем «еврейском и демократическом» бассейне, который, как они считали до этого момента, будет существовать вечно. И вот внезапно тысячи израильских  палестинцев взорвались яростным и безжалостным протестом против невыносимого неравенства. Представители арабского среднего класса не принимали участия в громких протестах, но они впервые позволили своим детям встать лицом к лицу с вооруженными дубинками полицейскими и противостоять кулакам еврейских расистов и поселенцев, которых привезли из-за пресловутых холмов мрака – то есть из областей освобожденной Земли Израиля.

    Насилие всегда отвратительно и уродливо, но, к сожалению, оно сопровождало борьбу за равенство на протяжении всей истории. Нынешнее проявление грубой силы в Израиле напоминает мощное насилие "Черных пантер" в Америке 1960-х годов, особенно после убийства Мартина Лютера Кинга.

    Борьба бунтовщиков в бедных кварталах чернокожих сделала еще один решающий вклад в превращение США из преимущественно белой страны в эгалитарную демократию для всех ее граждан. Хотя борьба за достижение этой цели еще не завершена.

    Недавние жестокие столкновения, прокатившиеся по Израилю, подводят к вопросу: не пойдет ли расколотый Израиль под гору, превратившись в подобие Югославии, которая скатилась в кровавую войну между разнообразными и неравноправными гражданами и, в конце концов, распалась на части? Или мы сможем превратить его, вопреки всем трудностям, в такую ​​страну, как Канада, Бельгия или Швейцария, которые, несмотря на все трещины, сумели сохранить свою многоязычную демократию, где путеводной звездой является принцип гражданской идентичности, не носящий этнорелигиозный или этнобиологический характер.

    Шломо Занд, «ХаАрец», М.Р.

    На снимке: ночная сцена в квартале "Шейх Джарах". AP Photo/Maya Alleruzzo˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend