Wednesday 29.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ярон Каминский
    Фото: Ярон Каминский

    Премьера фильма: как четыре матери изменили историю Израиля

    Это был один из тех необычных моментов, которые могут произойти только в Израиле. На следующее утро после вывода израильских войск из Ливана в мае 2000 года, едва начальник генштаба закончил свое обращение к журналистам, как женщина, сидевшая в одном из первых рядов, поднялась со своего места и прошла на трибуну. Она попросила разрешения сказать несколько слов, но, не дожидаясь ответа, забрала у него из рук микрофон. Ни один из генералов, сидевших за главным столом, не счел это странным и не пытался ее остановить.

    «Я счастлива за родителей, чьи сыновья с криком: «Мама, я дома» вернулись сегодня из Ливана, - взволнованно сказала она. «Но я также хочу обнять тех, чьи сыновья сегодня не вернулись».

    Среди тех, кто не вернулся, был и ее сын Эйяль, погибший в Ливане три года назад.

    Затем Орна Шимони вернулась на свое место и расплакалась.

    Шимони, кибуцница с севера Израиля, была одной из самых известных фигур в движении протеста «Четырех матерей», целью которого было добиться вывода израильской армии из южного Ливана. Это самое успешное антивоенное движение в истории Израиля.

    Премьера фильма «Четыре матери», в котором прослеживается подъем движения, состоится на следующей неделе в рамках фестиваля ежегодного тель-авивского международного фестиваля документальных фильмов - «ДокАвив». Из-за ограничений, связанных с эпидемией коронавируса, он пройдет он-лайн.

    В полнометражном фильме, снятом Рафаэлем Левином и Даной Кейдар Левин, содержится четкое послание тем израильтянам, которые в свете протестов против премьер-министра Биньямина Нетаниягу задаются вопросом - могут ли рядовые граждане, выйдя на улицу, добиться изменений. Ответ – да, могут.

    Сегодня «Четыре матери» являются хрестоматийным примером победы массового движения. Считается, что это движение стало также одним из факторов поражения Нетаниягу в 1999 году. Оно же вдохновило еврейско-арабское движение «Женщины за мир», созданное после израильского вторжения в Газу летом 2014 года, равно как и «Матери против насилия» - группу матерей, которые раз за разом приходят на  протесты против Нетаниягу для того, чтобы спасти молодых демонстрантов от полициейского насилия.

    «Сделайте что-нибудь»

    В июне 1985 года, через три года после начала первой ливанской войны, Израиль завершил поэтапный вывод своих войск с территории Ливана, за исключением 14-километровой «зоны безопасности» на юге страны для защиты населенных пунктов на севере Израиля от террористических вылазок с ливанской стороны. Но в связи с участившимися нападениями отрядов местных боевиков на солдат, служивших в буферной зоне, стали возникать вопросы о разумности существования этой зоны.

    Подлинным  толчком для возникновения движения «Четырех матерей» послужила катастрофа, происшедшая 4 февраля 1997 года, когда 73 израильских солдата, направлявшиеся в Ливан, были убиты в результате столкновения в воздухе двух армейских вертолетов. Один из убитых солдат оказался одноклассником нескольких ребят, матери которых начали движение.

    После авиакатастрофы, самой тяжелой в истории Израиля, Эран Шахар, обозреватель журнала кибуцного движения, опубликовал статью-рассуждение «Матери на армейской службе», в которой вопрошал, каким образом израильские матери могут и далее поощрять своих сыновей вступать в элитные боевые подразделения, когда они знают о реальном риске, которому они подвергаются.

    Как, спрашивал автор, могут матери заглушить свой первобытный инстинкт, призывающий их защищать своих детей? И как могло случиться, что эти матери не вышли на улицы, требуя прекращения бесполезной войны?

    Рахель Бен Дор из северного городка Рош-Пина, чей сын то время служил в Ливане, эти слова ударили по нервам. В интервью в фильме «Четыре матери» она возвращается к мыслям, которые более 20 лет назад, когда она читала статью, пришли его в голову. «Я обстираю его, накормлю, а потом отправлю на войну, где его могут убить. Как мы до этого дошли? Как случилось, что мы идем наперекор  нашим основным инстинктам выживания?»

    Бен Дор связалась с Шахаром, сказала, что во всем с ним согласна и пригласила встретиться у нее дома и поговорить. Не решаясь вести беседу с ним наедине, она позвонила трем подругам из соседних кибуцев, чьи сыновья служили в Ливане, и пригласила их присоединиться. Как и она, у этих женщин были серьезные сомнения в отношении войны в Ливане. Их разговор с Шахаром стал темой  статьи «Четыре матери», немедленно опубликованной в журнале.

    Сразу после публикации Бен Дор позвонил журналист израильской общественной телекомпании, который хотел показать группу матерей в прайм-тайм. Репортер, как рассказывает Бен Дор в документальном фильме, сказал ей и ее подругам, что было бы куда интересней снять не как они сидят в гостиной и разговаривают, а провести некую акцию – встать на дороге с антивоенными лозуннгами. Они последовали его указанию - и так было официально положено начало их протестному движению.

    «Возвращайтесь на кухню»

    В то время взгляды этих матерей не были в Израиле общепринятыми. Многие считали, что оккупация южного Ливана имеет решающее значение для обеспечения безопасности жителей севера. Они еще не поняли, что чем сильнее укрепляются израильские силы на юге Ливана, тем больше у местных боевиков стимул их атаковать.

    Женщинам также говорили, что антивоенные выступления деморализуют армию. В какой-то момент с Бен Дор даже связался старший советник министра обороны, который предупредил, что ее действия могут поставить под угрозу жизнь ее сына.

    Война еще не была ключевым пунктом разногласий между правыми и левыми. Как рассказывает Шимони в интервью создателям фильма, члены ее левого кибуца неоднократно давали ей понять, что резко против ее деятельности.

    Возможно, больше всего в этом движении многих израильтян раздражало то, что им руководили женщины. В конце концов, что женщины понимают в войне? Водители, проезжавшие мимо, завидев на обочине женщин с антивоенными плакатами, нередко кричали: «Возвращайтесь на кухню».

    На кадрах хроники, снятых перед резиденцией премьер-министра на улице Бальфура в Иерусалиме, запечатлен мудрый ответ на эти выпады. Брурия Шарон, одна из лидеров движения, попросила охранника передать Нетаниягу, который и тогда был премьер-министром, два очень крупных яйца.

    «Чтобы выбраться из Ливана, нужны яйца», - объясняет она смысл своего странного подарка журналисту. «Но нужны и яичники».

    В итоге общественное мнение перешло на их сторону, хотя на это потребовалось время. В результате «Четыре матери» из крошечной маргинальной группы превратились в массовое движение. Через два года после создания группы Нетаниягу баллотировался на второй срок против Эхуда Барака.

    Тогдашний лидер «Аводы» пообещал во время своей предвыборной кампании, что в случае избрания он в течение года выведет из Ливана все израильские войска. Вскоре после этого заявления он обнаружил, что в опросах значительно опережает Нетаниягу. Это было свидетельством влияния «Четырех матерей».

    Но не всегда у них была уверенность в том, что они достигнут своих целей. Одной из самых сложных задач группы было завоевание поддержки со стороны израильских политиков, особенно правых. Как сказала Бен Дор в интервью, вошедшем в фильм: «Было страшно видеть, кому поручено управлять этой страной. Вы говорите с ними и понимаете, насколько они некомпетентны. Страшно знать, что наша жизнь находится в руках этих людей, и именно они принимают здесь решения».

    С этими словами наверняка согласятся десятки тысяч израильтян, участвующих в нынешнем протестном движении.

    Премьера «Четыре матери» состоится онлайн на фестивале «ДокАвив» в субботу 5 сентября, а затем будет доступна для трансляции в Израиле до 15 сентября и транслироваться по каналу телеканалу HOT8 кабельного ТВ.

    Джуди Мальц, «ХаАрец», М.Р. На снимке: выход ЦАХАЛа из Южного Ливана. Фото: Ярон Камински

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend