Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ави Охайон, GPO
    Фото: Ави Охайон, GPO

    Премьер-министр Израиля понял главное и сделал гениальный ход

    27 сентября я быстро написал статью, посвященную анализу речи Нафтали Беннета на Генеральной Ассамблее ООН, и пообещал себе, что больше не потрачу на нее ни секунды. Речи на Генеральной Ассамблее ООН - это пустой спектакль. Весь этот слёт диктаторов и деспотов (плюс горстки законно избранных лидеров), воспользовавшихся возможностью слетать в Нью-Йорк за покупками, - бесполезная трата денег их бедных подданных. Имей демократические лидеры хоть каплю уважения к себе и к своим избирателям, они бы отказались принимать участие в подобном фарсе.


    Но я не могу забыть речи Беннета. Она была блестящей. Она показала, что он лучше, чем кто-либо из его современников и СМИ, понимает, в какой ситуации сейчас находится Израиль.

    Беннет, как уже много раз отмечалось, в своей речи ни разу не упомянул палестинцев, и это был гениальный ход, чего я обычно за ним не замечал.

    Беннет решил игнорировать конфликт с палестинцами не потому, что хотел выдать желаемое за действительное, как думают многие, и как сначала думал я сам. Не потому, что он думает, будто таким образом он сможет «сократить конфликт». Он не упоминает о них просто потому, что может позволить себе это делать.


    Он знал, что, хотя некоторые левые политики и обозреватели будут ругать его за то, что палестинцы остались за пределами его выступления, почти всех других это просто не волнует. Он знал, что остальным будет просто интересно отметить, до какой степени его риторика отличается от риторики его предшественника, и то, что он решил использовать трибуну ООН, чтобы раскритиковать медицинских экспертов за то, что они, по его мнению, порекомендовав ввести в Израиле дальнейшие ограничения, проявили излишнюю осторожность – и это несмотря на всплеск коронавирусной инфекции.

    На протяжении всей своей политической карьеры Биньямин Нетаниягу работал над тем, чтобы маргинализировать палестинский вопрос и понизить его статус в глобальной дипломатической повестке дня. Но даже у него не хватило смелости вовсе не упоминать палестинцев в своих грандиозных речах в ООН. А Беннет пошел в этом направлении.

    С его точки зрения, это был блестящий ход. Он понял, что, как считает большая часть мира, необязательно «сокращать» конфликт. Можно просто сделать вид, будто его не существует.

    Беннет увидел пустой стакан поддержки палестинского дела таким, какой он есть. Все остальные смотрят на горстку членов Конгресса, выступающих против того, чтобы США выделили Израилю миллиард долларов на покупку новых ракет для системы ПРО «Железный купол», как на опасный прецедент и удар по Израилю. Беннет же видит, что в ходе последующего голосования они были разгромлены подавляющим большинством, причем не только республиканцев, но и членов их собственной демократической партии.

    Беннет обратил внимание на то, что за последние три с половиной месяца с тех пор, как он стал премьер-министром, в его беседах с иностранными лидерами палестинский вопрос поднимался редко, а когда они все-таки вспоминали о нем, то говорили полусерьезным тоном. Особенно это касается арабских лидеров, с которыми он встречался.

    Будучи новичком в международной дипломатии, Беннет постиг грязный секрет: никому нет дела до палестинцев, разве что на словах. Поэтому он решил даже не говорить о них, и это сработало.


    Если объективно посмотреть на этот стремительный спад внимания к палестинскому вопросу, то его нетрудно понять. Пик международного интереса к палестинской проблеме пришелся на 1990-е и нулевые годы, на период после холодной войны и до того, что мы с надеждой называли «арабской весной» и с тех пор не придумали лучшего названия.

    Это был период оптимизма и разумных лидеров средней руки. Когда казалось, что все имеет смысл и длинная дуга истории ведет нас к лучшему.

    Это был период, когда апартеиду в Южной Африке был положен конец, конфликт в Северной Ирландии до некоторой степени урегулирован, и был запущен процесс Осло. Такая аккуратная и разумно звучащая идея, как «два государства для двух народов» представлялась реальным решением конфликта. А если есть решение, то, конечно, его можно достичь. А если оно не будет достигнуто, то те, кто препятствует этому, могут и должны быть названы и наказаны.


    Это было давно, и, хотя некоторые журналисты склонны фокусировать свое внимание на крошечных, но шумных группах активистов, все еще поглощенных палестинской проблемой, большая часть мира просто переключилась на более острые и, возможно, более решаемые кризисы. В этом и состоит проблематичность нашего внимания.

    Мы придаем большое значение тому факту, что те, кто продолжает посвящать себя конфликту, ужесточили свою риторику, призывая к бойкотам и используя все более грубые термины, такие как «этническая чистка», «апартеид» и «геноцид», и спорим о том, оправданы ли эти термины, вместо того, чтобы спросить, слушает ли их кто-нибудь за пределами эхо-камер.

    Возьмем, к примеру, ежегодную конференцию лейбористской партии Великобритании, которая прошла на этой неделе в Брайтоне. На одном из заседаний пропалестинские активисты заполонили конференц-зал и проголосовали за однозначно антиизраильскую резолюцию о том, что «Накба  в Палестине продолжается».

    Но никто из руководства партии, в настоящее время возглавляемой центристом Кейром Стармером, не потрудился поприсутствовать на голосовании. Вместо этого они просто проигнорировали его, а теневой министр иностранных дел партии Лиза Нэнди просто сказала: «Мы не можем поддержать это предложение».

    Нэнди, бывший председатель лейбористской организации «Друзья Палестины», возможно, все еще симпатизирует этому делу разрешения палестинской проблемы, но даже она понимает, что эмоциональный и односторонний шум в отсутствие каких-либо ощутимых перспектив для переговоров - это бессмысленное пропалестинское выступление.

    Поскольку среди небольших пропалестинских групп в основных партиях относительно много молодых людей, существует тенденция думать, что в будущем, когда на первый план выйдет молодое поколение лидеров, ситуация изменится.

    Возможно, так и произойдет, но гораздо более вероятно, что после того, как пандемия коронавируса уйдет в историю, следующее поколение политиков сосредоточится на климатическом кризисе и противостоянии между Западом и Китаем. Внутренняя политика в большинстве демократических стран будет по-прежнему вращаться вокруг борьбы между популизмом в стиле Трампа и умеренным центром.

    Голоса прогрессистов будут по-прежнему звучать в СМИ и научных кругах, но в реальном управлении странами их роль будет незначительна. А вместе с их маргинализацией уйдет из поля зрения и палестинское дело. Если интерес к паслестинцам и сохранится, то он будет несущественным. Время, отпущенное им на международной арене, вполне может закончиться.

    Это, конечно, плохая новость для палестинцев и для тех, кто их поддерживает, включая многих израильтян, которые хотят положить конец оккупации. Но это не катастрофа. За те несколько десятилетий, в течение которых палестинцы находились в центре международного внимания, они в конечном итоге достигли немногого. Сколько бы ни говорили о решении, оно так и не было достигнуто.

    Одним из важных уроков того периода должно стать то, насколько почти все разговоры об израильско-палестинском конфликте на Западе были оторваны от действительности, с которой сталкиваются израильтяне и палестинцы.

    Беннет, по всей видимости, является первым израильским лидером, который полностью осознал этот разрыв между разговорами и реальностью. Это не означает, что рассчитывая, будто он может «сократить конфликт», он прав. Западным политикам, журналистам и активистам не удалось обговорить решение конфликта, не говоря уже о его сокращении.

    Но конфликт не исчезнет только потому, что о нем перестанут говорить на Западе. То, что в своей речи Беннет намеренно обошел палестинцев молчанием, отражает важную истину. Решение израильско-палестинского конфликта не придет извне. Эпоха, когда можно было представить, что это произойдет, закончилась. Этого не произойдет. Ни путем убеждения, ни силой давления.

    Те, кто, в отличие от Беннета, верит в справедливость и равенство для всех, кто живет между рекой и морем, и в то, что конфликт нельзя игнорировать, тоже должны это понять.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. Фото: Ави Охайон, GPO

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend