Thursday 27.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    «Заканчивать работу пораньше? Не в нашей профессии»

    Насколько вам знакома эта ситуация? На работе аврал, вы задерживаетесь и несетесь в садик, чтобы забрать ребенка в последнюю минуту. Через четверть часа вы входите в дом и первым делом открываете компьютер, потому что у вас начинается зум-конференция. Члены вашей семьи привыкли, что вы всегда заняты, но это не значит, что они не будут требовать вашего внимания.


    За последние полтора года культура труда изменилась во многих сферах, в том числе в области высоких технологий: возможность работать из офиса или дома и гибкий график работы – так называемая гибридная модель – пришлась хайтеку как раз впору. Там и так много работают на удаленке с клиентами, которые находятся в разных точках планеты – в США, Азии и Европе.

    Модель труда изменилась, но сложности, с которыми сталкиваются родители, особенно матери, остались прежними. Попытка быть хорошими родителями, несмотря на тяжелую работу, не становится проще. Это зависит от множества обстоятельств, ограничений и решений, которые резко влияют на качество нашей жизни. Например – вечерние заседания.

    Возможно, запрет на проведение заседаний по вечерам может облегчить жизнь родителям. Это не кажется особенно сложным. Но на практике вы не найдете ни один стартап или хайтек-компанию, которые приняли бы такое решение.


    «Израильский хайтек обращается в основном к зарубежным рынкам. Наши клиенты находятся в разных часовых поясах. Поэтому невозможно эффективно управлять нашей деятельностью по расписанию с девяти утра до пяти вечера. Это означает, что будут заседания по вечерам и даже по ночам», – говорит Керен Гринблат, директор отдела бизнес-инноваций в компании EX.CO, которая специализируется на контент-маркетинге.

    «С другой стороны, это другая система работы. Мы не требуем от работников отбивать свои часы, мы требуем от них гибкого графика. Это не то что работник должен отсидеть полный рабочий день, а потом мы оставляем его на заседание. В сфере высоких технологий есть гибкость, которая позволяет вам выполнять работу и проводить заседания в течение дня, проводить вечера с семьей. Вы можете позже приезжать на работу, если на вечер запланированы заседания. Компания не меряет ваши рабочие часы, нам нужны эффективность и результат. И эта гибкость гораздо важнее, чем жесткая формулировка "не проводить встречи после определенного часа дня"».

    «Нет в бизнесе площадок, где бы не проводили вечерние заседания. Не бывает такого», – говорит доктор Галит Деше, эксперт по гендерному равенству, которая сопровождает хайтек-компании в процессах интеграции, социальной справедливости и разнообразия. «Нельзя сделать карьеру, работая до четырех часов дня. Тем более в сообществе, которое начинает работу в семь часов вечера. Это не имеет никакого смысла», – говорит она.

    По словам Деше, «стереотип о том, что все мамы должны уходить с работы каждый день в четыре часа дня и бежать в детский сад, сам по себе шовинистский. Это не решение проблемы, так мы не приведем женщин в хайтек».

    Какое может быть решение?

    «Каждой компании необходимо разработать стратегию и модель, которая ей подходит. Для этого необходимо провести анализ того, кто ее сотрудники, каковы их потребности, как они приспособлены – или не приспособлены – к потребностям компании. Потом нужно совместно построить стратегию. Я часто так делаю, работая с организациями: беру группу людей всех уровней и должностей, в которую входят мужчины и женщины, и вместе мы строим модель, которая будет оптимальна для всех».


    В термине «баланс между работой и личной жизнью», как говорит Деше, слово «баланс» неуместно: «Баланса никакого нет. Мы живем в стране, где есть определенная культура труда. Мы много работаем. Я хочу, чтобы компания спросила работников: что вам нужно, какие рамки вам подходят, чтобы повысить качество жизни? Мы не хотим, чтобы вы жили с чувством вины перед семьей и детьми, что вы не можете уделять им внимание. Давайте вместе искать выход».

    «У нас нет стратегии, потому что в ней нет необходимости»

    Сотрудники Ramon Space, компании, разрабатывающей микросхемы и компьютерные системы для космических кораблей и спутников, живут в Йокнеаме, Ход-ха-Шароне и Пало-Альто. «Мы проводим заседания раз в неделю в пять часов вечера по израильскому времени. У наших ребят в Калифорнии семь утра. Но раз в неделю — это вполне нормально», – говорит Яэль Ран, вице-президент компании по кадрам.


    «А вот заседания правления с участием коллег из Калифорнии мы проводим не раньше девяти вечера по Израилю, потому что всем нужно время, чтобы побыть с детьми и сделать все домашние дела. Найти время, удобное для всех, очень сложно. Другие группы проводят заседания на свое усмотрение. Каждый начальник группы решает со своими подчиненными, когда всем удобно. Но важно отметить, что заседания назначаются не только во второй половине дня», – говорит она.

    «У нас нет определенной стратегии. Бывают заседания и зум-конференции после четырех часов. Но это не всегда, — говорит Анат Могилевски, вице-президент по кадрам компании Bringg, которая разработала систему управления логистикой и доставкой. – Но в целом мы чутко относимся к работникам, есть понимание важности здоровья и семьи, это на первом месте. Это нормально, если я пропущу заседание дирекции, потому что мне нужно отвести ребенка к зубному».

    Могилевски говорит, что положение работников значительно улучшилось во время пандемии. «Вся тематика заседаний изменилась. Раньше она была пропитана дискомфортом и угрызениями совести, и все думали, что это нормально назначать заседания в любое время. Теперь вы проводите зум-конференции. Раньше, если мне надо было сбежать с работы в три часа, чтобы забрать детей из садика, то я пробиралась к выходу украдкой, чтобы меня никто не заметил. Сегодня такого нет. Люди приходят на работу с детьми, с собаками. Я искала место работы с гибким графиком, где никого не интересует, откуда я работаю. Но есть больше места для личной ответственности работника. У нас нет стратегии, потому что в этом нет необходимости».

    В стартапе Insoundz, где работают 30 человек, создают умные саунд-технологии, рисуют аналогичную картину: «У нас работают люди разных возрастов, – говорит Элиана Альперович, менеджер по кадрам. – Немалая группа – это очень молодые люди, 20-25 лет, и довольно много людей в возрасте 35-45 лет, многие из них с семьями. Таким образом, требуется большая гибкость. У нас нет какой-то общей стратегии, это просто практика. Генеральный директор понимает первостепенное значение семейной жизни, и часто сотрудники приходят на работу с детьми. Кстати, начальство тоже. Вы можете отойти по делам в середине дня, побыть с детьми и потом вернуться на работу. И конечно, вы можете работать из дома».

    – Насколько принято работать поздно вечером, после того как дети ложатся спать?

    «Это очень распространено, – говорит Альперович. – Так работает и наш генеральный директор. В какие-то дни уходит с работы раньше четырех, а потом компенсирует это вечером, работает даже по ночам». Она добавляет: «Наш продукт – это «глубокие технологии», разработка длится не полгода, это долгоиграющая работа. И это вписывается в характер компании – ведь мы не спринтеры, а марафонцы, мы должны соблюдать баланс между работой и семьей».

    Корин Дгани, TheMarker, Ц.З. Фото: Офер Вакнин √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend